«Другой» ЧФ

    • Андрей Федоров, для «Главкома»
    • Розсилка

    Мнение политиков, дипломатов, экспертов и общественных деятелей двух стран о том, что именно после подписания Харьковских соглашений Москва и ее ЧФ стали по-другому относиться к украинскому государству, сильно преувеличено.

    Мнение политиков, дипломатов, экспертов и общественных деятелей двух стран о том, что именно после подписания Харьковских соглашений Москва и ее ЧФ стали по-другому относиться к украинскому государству, сильно преувеличено.

    «После выборов на Украине нервозность, которой сопровождалось любое событие на Черноморском флоте, уходит, да и в целом обстановка в местах базирования флота стала более спокойной», – по сути, именно эти слова уже экс-командующего ЧФ РФ адмирала Александра Клецкова сегодня наиболее точно выражают мнение тех, кто еще недавно куда более «нервозно», нежели предыдущие украинские власти, относились к проблемным вопросам пребывания российского флота в Крыму, безоговорочно веря в непогрешимость ЧФ. И здесь едва ли не главным средством от хронической усталости, накопившейся у сторон в битве за Крым, Севастополь и флот, стало оформление Киевом и Москвой продления сроков нахождения российских военных баз в Украине.

    Однако подписание Харьковских соглашений по флоту так и не стало антидепрессантом для самого ЧФ. Не стало по той причине, что процессы, протекающие сегодня на Черноморском флоте, развивались и продолжают развиваться вне зависимости от политической конъюнктуры внутри Украины и градуса теплоты двусторонних отношений. Куда более очевидно, что «Харьковский пакт», как успели окрестить новые российско-украинские договоренности по ЧФ, позволил Москве отложить решение целого ряда как объективных, так и субъективных, достаточно спорных проблем Черноморского флота. Проблем как своих, внутренних, так и тех, что имеются в отношениях с Украиной.

    Тенденции, наблюдающиеся на ЧФ РФ сегодня с точки зрения их отпечатка на состояние российско-украинских отношений достаточно противоречивы. С одной стороны, Москва планомерно и методично уменьшает военное присутствие на украинской земле. В частности вне контекста Харьковских соглашений происходит сокращение численности военнослужащих Черноморского флота. В рамках продолжающегося реформирования российской армии и флота, получившего название «перехода вооруженных сил РФ на «новый облик», только в этом году на Черноморском флоте планируется сократить около 600 офицеров. По иронии судьбы в число сокращаемых попали и лейтенанты, недавно закончившие военные ВУЗы России. Часть занимаемых ранее военными должностей на ЧФ стали гражданскими. Однако сокращение затрагивает и гражданский персонал флота. Так, по данным Севастопольского городского центра занятости в прошлом году с Черноморского флота было уволено свыше 1500 человек, а за восемь месяцев этого года – 751 особа. И это без учета работающих пенсионеров, увольняемых без постановки в известность украинской стороны.

    Дальнейшие сокращения численности Черноморского флота, как и структурные изменения в органах его управления, напрямую связаны с включением ЧФ в состав объединенного стратегического командования (ОСК) «Юг» ВС РФ. Указ о создании на базе шести военных округов, четырех флотов и Каспийской флотилии четырех ОСК Президент РФ Дмитрий Медведев подписал еще 6 июля этого года. Кроме ЧФ, в состав ОСК «Юг» также войдут Каспийская флотилия, часть Приволжско-Уральского военного округа, а также Северо-Кавказский военный округ. На базе последнего и будет формироваться новое объединение ВС РФ. Кстати, для ознакомления с будущими подчиненными в конце августа этого года Севастополь уже посетила делегация Северо-Кавказского военного округа, а окончательно свое функционирование в составе ОСК «Юг» Черноморский флот начнет с 1 декабря 2010-го. Но очевидно, что и эти трансформации на российском Черноморском флоте обусловлены никак не харьковскими договоренностями двух стран.

    Пожалуй, пока что единственным позитивным моментом новой дружбы старых соседей в вопросе пребывания Черноморского флота на территории Украины является по понятным причинам лишенное публичности решение Москвы о сокращении подразделения флотской разведки. В частности, Белокаменная упразднила специализировавшуюся на «оказании психологического воздействия на противника» составную часть разведки ЧФ – 642-ю группу информационно-психологической борьбы. Стоит отметить, что нахождение этой специальной структуры на украинской земле не было регламентировано ни одним из базовых соглашений по ЧФ. Реальные причины, по которым российская сторона пошла на такой шаг, по всей видимости, так и останутся тайной. Вполне возможно, что Россия перестала видеть в жителях Украины людей, на которых без специальных технологий не повлиять, и решила, что ей больше не надо иметь в составе ЧФ столь модную нынче во многих армиях мира военную фишку.

    Так же можно отметить, что в сравнении со временами правления предыдущего Президента, контингент ФСБ в Севастополе стал на порядок скромнее. На сегодняшний день это пять ранее согласованных по линии СБУ-ФСБ представителей российской спецслужбы против 19 при Викторе Ющенко. И учитывая нынешний характер двусторонних отношений, пока что эту цифру Москва увеличивать не планирует. В целом, можно предположить, что продолжение построения «нового облика» Черноморского флота и в дальнейшем будет сопровождаться вялотекущими изменениями в структуре специальных подразделений ЧФ. А там есть что сокращать. Весь вопрос состоит в том, чем потом будут заняты и куда будут направлены знания, опыт и навыки больше не нужных флоту людей, многие из которых в случае увольнения с воинской службы захотят остаться на ПМЖ в Украине.

    Впрочем, имеется и другая, не столь приятная Киеву в свете возвращения украинско-российской дружбы к некогда сталым канонам, реальность. Так, в частности, на фоне проводимых реформ в одностороннем порядке Москва увеличила численность дислоцированных в Украине подразделений морской пехоты ЧФ. Согласно базовым соглашениям от 28 мая 1997 года, численность морской пехоты вместе с морской авиацией флота не может превышать 1987 человек. В конце прошлого года нотой №11712/2дснг от 31 декабря 2009-го МИД РФ официально уведомил Украину, что эта численность составляет 1984 военнослужащих. Однако в другом официальном документе, переданном российской стороной в том числе иностранным государствам и международным инстанциям в рамках выполнения обязательств по «Венскому документу 1999 года», предусматривающему ежегодный обмен информацией о национальных вооруженных силах, отмечается, что только численность размещенной в Севастополе 810-й бригады морской пехоты ЧФ без учета числа военнослужащих морской авиации флота составляет 2474 человек.

    Несмотря на общее радикальное сокращение численности подразделений Черноморского флота и сокращение избыточной флотской инфраструктуры, что, по словам начальника тыла – заместителя командующего ЧФ капитана 1 ранга Андрея Шишкина, «не оказывает непосредственного влияния на уровень боевой готовности сил (войск) флота», российская сторона отказывается вернуть Украине более не нужное ей имущество – военные городки и расположенные там объекты. Вопреки призывам городских властей Севастополя и, в частности, главы местной госадминистрации Валерия Саратова передать излишки земель занимаемых Черноморским флотом городу, глаз на незадействованную в обеспечении флота инфраструктуру уже положили другие российские госструктуры. В частности, не так давно основную базу российского флота на Черном море посетили представители акционерного общества «Рособоронсервис», интересовавшиеся «ненужными» военными городками.

    Все это можно отнести к военно-политической специфике вопроса, где вектор целесообразности зависит от ситуации и достаточно переменчив. Однако на фоне заявлений Президента России Дмитрия Медведева, сделанных им после подписания Харьковских соглашений, о том, что Севастополь «для нас не посторонний», и что городу «будет оказана специальная социально-экономическая поддержка», куда более нелепо, если не сказать издевательски, выглядит отношение Москвы к социальным институциям города и местным жителям, многие из которых работали и продолжают работать на Черноморском флоте. Так, в настоящее время задолженность ЧФ РФ перед пенсионным фондом Украины в Севастополе составляет порядка 11 миллионов гривен. С 2008 года не выплачивается зарплата гражданам Украины – работникам Строительного управления Черноморского флота и 172-го конструкторско-технологического бюро ЧФ. Существует задолженность по выплатам заработной платы гражданским и на ряде других предприятий российского флота. Окончательно не решен вопрос с достройкой в Севастополе четырех жилых домов по улице Астана Кесаева – коммерческим проектом в исполнении Черноморского флота, ситуация вокруг которого как две капли воды похожа на аферу «Элита-Центра». Но Россия не хочет замечать этих проблем, откладывая их решение на потом. Разрешению ситуации, слабо вяжущейся не только со здравым смыслом и элементарной порядочностью, но и новым духом двусторонних отношений, не помогли ни официальные обращения украинской стороны к российским властям, ни регулярно проводимые под стенами органов управления ЧФ и лишенные внимания общественности пикеты обманутых государством российским рабочих и служащих Черноморского флота.

    Еще накануне харьковской встречи Президентов России и Украины глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, обсуждая в Киеве со своим украинским коллегой Константином Грищенко проблематику пребывания ЧФ на территории Украины, заявил: «Мы всегда будем готовы рассматривать пожелания украинской стороны по тем или иным аспектам нашего сотрудничества». В новых политических условиях это выглядело как сигнал того, что Россия и ее флот на Черном море готовы меняться, готовы быть другими в столь чувствительном и щепетильном для каждой из сторон вопросе. Потом состоялось подписание соглашений о пролонгации пребывания ЧФ РФ на территории Украины, и наступили новые реалии в отношениях двух стран. Но радикальных подвижек и изменений характера поведения России и ее Черноморского флота на крымской земле не последовало. Даже в новых условиях старой дружбы сторон Москва продолжает проповедовать откровенную ложь и обман в отношении украинского государства и украинского человека. Доказать же обратное – сложно, но можно. А точнее – необходимо. И возможность не на словах, а на деле показать готовность к движению в этом направлении российской стороне представится уже 17 сентября, когда, как ожидается, в Украину вновь прибудет Президент России Дмитрий Медведев.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ