Кого назначат врагом: власти срочно нужны объекты ненависти

    • Виктор Серов, специально для «Контракты.UA»
    • Розсилка
    Кого назначат врагом: власти срочно нужны объекты ненависти

    Противник обязательно необходим...

    Построение вертикально ориентированного государства, в котором существует власть одной крупной партии при соучастии нескольких более мелких, в котором бал правят крупные корпорации, а идеология монополизирована и в достаточно жесткой форме преподносится населению – такова политическая тенденция Украины на ближайшее будущее. Обычно строгость законов компенсируется в наших широтах нестрогостью их исполнения. Однако тенденция развития всех подобных режимов одинакова: должен быть определен внутренний враг.

    Враг, в общем-то, известен уже сейчас. Это – украинский национализм. В первую очередь, конечно, галичанского образца. Но и центральноукраинские национальные сантименты также снова объявлены «мазепинщиной». Наряду с этим первым, так сказать, официально постулируемым, врагом, из настроений и действий власти уже просматривается враг второй – мелкая и отчасти средняя буржуазия.

    Противник обязательно необходим

    Националисты всех оттенков и просто «украинофильско-патриотичные» граждане плюс мелкая и средняя буржуазия – образы известных по былым временам противников снова начинают внедряться в массы. По первым наносят удар идеологический и политический. По вторым – экономический. Политический – не за горами.

    К числу «ястребов», заинтересованных в радикализацию поисков внутреннего врага, относится самая сильная ныне группировка Фирташа – Левочкина – Хорошковского, вне зависимости от противоречий внутри этой компании. К ним же относится и главный идеологический рупор новой власти - Дмитрий Табачник. Собственно, эти люди в самое ближайшее время монополизируют экономическую, административную и политическую власть в стране. Тандем Хорошковского и Табачника максимально пригоден для работы по поиску внутреннего врага. Без такого поиска прочность режима, уже на старте подорванного повышением газовых цен и новым Налоговым кодексом, находится под очень серьезным вопросом. Враг необходим. Российский опыт, который пытаются копировать в наших условиях, предусматривает это как один из важнейших пунктов. У России была и есть Чечня, Грузия, была в этой роли Украина, перманентно провозглашается вражеской территорией Запад в целом. У нас, если идти по тому же принципу, главным врагом становится все а) национальное; б) либеральное. И под первое, и под второе можно подвести большое число идеологий и проявлений. Например, борьбу на национальную церковь. Или провозглашение «европейских свобод» и пресловутых «прав человека».

    В России врагом был объявлен только либеральный тренд. Либералам, «развалившим великую державу», противостояла идеология возрождения сильного имперского государства. Как раз развитие русской национальной идеи стало той основой, на которой пытались и пытаются возводить идеологические схемы нынешние российские вожди. Правда, в России существует еще угроза мусульманского терроризма, но в силу наличия большого количества мусульман на территории РФ сугубо антиисламская кампания не стала центром идеологической пропаганды. Ограничились клеймлением плохих чеченцев, что также находит аналогию в Украине – клеймят плохих галичан. Территория, где обитает враг, у нас также известна. Она – за Збручем. Впрочем, бацилла национализма, как скоро нам объяснят, размножилась везде – на Подолье, на Черкащине и Полтавщине, на Черниговщине и Житомирщине, и особенно – в столице.

    Для поиска врага можно использовать и белорусский опыт. Беларусь, в силу дотационного характера своей экономики, ставшей основой местного социального чуда, дополнила антилиберальную идеологию антинацоналистической. Белорусский путь поэтому еще более подходит современной украинской власти. в силу исторического сходства двух территорий. Правда, опыт государственного развития за последние 20 лет в Беларуси и Украине был совершенно разным, но именно потому у нас все может быть гораздо жестче. Власти нужно спешить, дабы выстроить за 1-2 года ту систему, которую в Беларуси строили 15 лет, а в России — около десяти.

    Враг номер один. Национализм. А заодно – гражданское общество

    Объявление национализма врагом номер один целиком логично. Оно проистекает из нескольких критериев. Большинство из них изложено в очередной статье Дмитрия табачника «Духовная капитуляции националистов». Статья, в силу своего пропагандистского накала, претендует на роль программной, обозначающей вехи для будущей травли оппозиционных сил и настроений. Вне зависимости от личных фобий Табачника, а скорее, благодаря им, он практически уже принял на себя роль украинского министра пропаганды. И его тезисы, каким бы кликушескими и бредовыми они не казались, заслуживают пристального рассмотрения. В них – снова будущей идеологии двух каденций Януковича.

    Тезис первый. Табачник загоняет всю оппозицию в западноукраинское духовно-языковое «гетто», и провозглашает ее скорую кончину путем естественного «усыхания». Все оппозиционные партии объявляются ничтожествами, поголовно исповедующими убогий путь национализма и «оранжизма» – хотя бы в силу того, что им больше ничего не осталось при новой власти. Тем самым всякая деятельность любой оппозиции объявляется заранее обреченной на провал попыткой выйти из ничтожества. Самая красноречивая цитата на этот счет – следующая: «Их (оппозиции – ред.) духовным лидерам стала понятна простая как мир истина - нынешняя оппозиция никогда не составит конкуренцию действующей власти и никогда больше не станет властью сама». Категорический тон тезиса говорит о сугубо пропагандистском его характере, но также и о том, что власть ныне максимально уверена в себе и готова к нападению на идеологическом фронте.

    Тезис второй. Национал-патриотизм всех оттенков приравнивается к политическому юродству, клеймится и является базовым объектом травли. Всем гражданам, придерживающимся этого мировоззрения, предписывается срочно сознать духовное убожество не только лидеров оппозиции, но и самой идеи украинского национализма, а также отказаться от любых попыток пропагандировать нечто, отличающееся от бывшей советской и нынешней табачниковской интерпретации украинской истории и видения ее будущего. Интерпретации эти почти полностью совпадают, потому переучиваться не придется: достаточно открыть любую книжку по истории Украины советского периода.

    Тезис третий. Все исторические враги и предатели, которые существовали у советского видения истории Украины, начиная с прозападного гетмана Выговского и, естественно, Мазепы, снова объявлены таковыми. Почти весь знакомый пантеон антигероев перечислен в статье Табачника. С учетом его же недавних рассуждений о том, что знаменитая конституция Филиппа Орлика 1710 года была отнюдь не первой в истории Украины, а исходить нужно еще из законов Ярослава Мудрого, становится понятно, что сама идея европейского конституционализма на территории Украины не признается.

    В связи с этим, не совсем понятно, кто, по версии Табачника, должен вернуться в пантеон героев вместо Мазепы, Орлика и всех сторонников мало-мальски самостоятельного пути Украины, не говоря уже о Бандере, «предателях» из диаспоры и всех идеологах национал-патриотизма? Если следовать логике министра образования, то из числа изучаемых и почитаемых деятелей политики и культуры нужно, прежде всего, вычеркнуть всех «западян» скопом, за исключением разрешенных фрагментов Ивана Франко и группы тамошних писателей-москвофилов. Затем тот же процесс следует проделать в Центральной Украине. Судя по всему, на смену придет не слишком большой перечень «разрешенных» еще в СССР деятелей украинской культуры, вовремя избавившихся от буржуазного национализма, не остававшихся в оккупации, не эмигрировавших, не диссидентствовавших и т.д.

    Также пока не совсем ясно, будут ли реабилитированы снова красные революционеры и деятели советской Украины. Вероятнее всего, почитание Артемов, Косиоров и Чубарей вкупе с Буденным и Ворошиловым будет поощряться неофициально - во всяком случае, снос памятников этим деятелям, равно как и переименование большевистских названий городов и улиц, более не произойдут. Что касается Западной Украины, тот там акцент будет делаться на том, как много в социальном и промышленном плане дала региону советская власть.

    Тезис четвертый. Радикальные националисты могут угрожать Украине расколом, однако идеи Андруховича и ему подобных на самом деле не найдут поддержки даже на Западе страны. Все, кто предлагает отделить Донбасс и Крым, провозглашены раскольниками, достойными преследования в судебном порядке. В этом случае мы видим явное противоречие, потому что в той же статье Табачник именует идеи Северодонецкого съезда 2004 года «европейскими». То есть, европейскими именуются только те идеи, которые высказываются Партией регионов. В то же время, хоронится какая-либо надежда на подлинную федерализацию страны, а стремление к таковой объявляется вредительским и предательским.

    Тезис пятый. Клеймя стремление к обособлению и даже отделению Галичины от основой части Украины, Табачник, тем не менее, признает, что сейчас «можно говорить о галицийском национализме и даже (по аналогии с басками в Испании) об освободительном движении народа Галичины, желающего создать свое, отдельное от Украины, государство». То есть, идея о культурной автономии как лазейке для возможных будущих действий власти по избавлению от беспокойного региона, потенциально остается. Показательна сама аналогия именно со Страной Басков. На протяжении последних четырех столетий центральная власть в Испании регулярно «зачищает» баскский сепаратизм. При этом сама Испания – пример чисто федералистского государства. Намек Табачника предельно ясен: потенциальных «национал-сепаратистов» пока что будут «щемить» и сажать, чтобы когда-нибудь, быть может, милостиво даровать подконтрольный уровень культурно-языковой (и только такой) автономии, поступление в которую финансовых средств строго контролируется Центром.

    Тезис шестой. Централизация власти является неизменной ценностью и благом. Она необходима хотя бы уже потому, чтобы окончательно лишить Западную Украину и прочие страдающие какими-либо патриотическими симпатиями области возможности пропагандировать в своих пределах «плохую» идеологию. Центральная власть не должна оставлять национализму место даже в «галичанском заповеднике». Но дело не только в областном культе Бандеры и Шухевича, а иже с ним – Мазепы и Филиппа Орлика. Репрессивно-контрольные меры должны распространяться на более широкий круг врагов режима. В их числе - НГО, неправительственные организации. Власть обязана и будет перекрывать кислород всякого рода фондам, грантам, диаспорным организациям, а заодно – движениям типа «Стоп – цензуре!», «Просвиты» (существующей, между прочим, с 1890-х годов) и т. д.

    Тезис седьмой. Европейский курс и прозападные настроения в целом объявляются (пока что) химерой и глупостью, и осмеиваются через описание провалов оранжевого режима. Украине нужно понять, что стремиться на Запад бесполезно. С урезанием финансовой подпитки этой идеи, подобные мысли уже через несколько пятилеток иссякнут сами по себе. Завершающим аккордом такой ментально-политической революции видится чистка библиотек и переписывание учебников в духе «особого славянского пути Украины в союзе трех братских народов» и прочих знакомых формулировок.

    Проблемы с врагом

    Таков примерный набор позиций, по которым будет проводиться дискредитация, демонизация и последовательное наступление на врага номер один – национализм. Почти полное совпадение тезисов Табачника с советской интерпретацией истории Украины подтверждает, что новое – нехорошо забытое старое, и, с учетом ментальной ориентированности основной массы электората Партии регионов, как раз жесткость антинационалистической идеологии и совпадение этой критики с тезисами «хорошего» советского времени станут залогом успеха новой пропаганды.

    На пути борьбы с этим врагом существуют, естественно, и сложности. Первая связана с возможностью максимальной радикализации настроений в Западной Украине. Ее могут попытаться решить путем подкупа местной элиты, максимального усиления силового давления с одновременным перекрытием финансовых каналов не только для политических движений, но даже для «вредных» тем исторических изысканий, а также фактическое поощрение эмиграции с этих территорий все большего числа заробитчан. При этом образ «бандеровца-галичанина» будет настойчиво культивироваться в массовом сознании остальной Украины, но, в первую очередь Юго-Востока. Тамошнее должно ощущать себя выше и «правильнее» «деморализованных западенцев», а Партию регионов признать единственным и постоянным выразителем и гарантом своих интересов в борьбе со всеми возможными врагами. Для этого все ценности, дорогие востоку и югу, включая коммунистическое прошлое, будут заново отбеливаться и возвеличиваться, а любые альтернативные версии былой и недавней истории - вплоть до победы Януковича на выборах, объявляться опасными и бесперспективными.

    Вторая проблема заключается в универсальности применения данной политики. В настоящее время частью пропаганды против национализма и «галичанства» является отождествление всех «национально-сознательных элементов» с оппозицией - в первую очередь, с Тимошенко. Но с течением времени к национализму придется приписывать всех иных оппозиционеров, даже если они будут использовать национальную риторику умеренно или вообще не делать на ней акцент. Таким образом, национализм становится, как некогда «троцкизм» и «космополитизм», той идеологической нашивкой, которую будут лепить на любых критиков власти, родись они даже в Горловке или Харькове.

    Третья проблема заключается в степени последовательности и жесткости такой борьбы. Сказав в деле пропаганды «а», нужно говорить «б». Рано или поздно войну с национализмом нужно будет продолжать с помощью зачисток библиотек, закрытия архивов, увольнения неугодных учителей и музейных работников, создания помех в распространении «националистической» литературы, процессов над «экстремистами» и т.п. Музеи и монументы «неправильным» деятелям и событиям будут либо закрыты на «вечную» реставрацию, либо отданы на баланс местной власти, которой дадут негласный приказ не слишком заботиться об их сохранности.

    Вообще-то, суровость подобных действий просто обязана быть показательной – клеймить врага наполовину нельзя. Ведь речь идет об идеологическом перевоспитании одних и запугивании других миллионов граждан. Для этого нужна показательная жесткость и даже жестокость. За невозможностью действовать сталинскими методами, пойдут российско-белорусским путем – как минимум, организовать несколько «разоблачений» националистически настроенных политиков, а, возможно, и ученых-«грантоедов» как сотрудников западных разведок, но главное - морально нечистоплотных личностей. После чего этим «негодяям» вполне могут дать возможность уехать за границу и оттуда сетовать на страдания угнетаемой родины. Сажать их вряд ли будут – Запад слишком чувствителен к термину «узники совести». Лучше так сильно не раздражать. Остальным будут создавать помехи в работе, также выдавливая в эмиграцию либо принуждая к сотрудничеству с органами. Это будет касаться музыкантов, писателей, журналистов, всякого рода общественных активистов и прочих, причем не только с Западной Украины и из Киева.

    Проблема четвертая состоит как раз в реакции Запада и в возможном упадке отношений с ЕС. В случае, если идеологические зачистки будут вестись топорно и жестко, и особенно в случае выдворения из Украины западных фондов и начала процессов над «националистами», Запад может сделать украинское руководство невыездным и даже учинить какие-либо санкции в отношении нашей страны. Возможно, именно этого и добивается Россия через своих контрагентов, дабы не оставить Януковичу иного выбора. При этом, однако, эффективность реакции Запада не стоит преувеличивать. Если не дойдет до откровенных эксцессов – разгона демонстраций или публичного демонтажа монументов Голодомору, Запад не будет ввязываться в наши внутренние дела. Мы ему надоели. В конце концов, урезание политических и культурных контактов с ЕС не будет означать перекрытия экономических каналов – Украина остается одним из крупнейших должников МВФ. Пока мы платим долг, мы им интересны. Некоторый шум могут попытаться поднять какие-нибудь эмигрировавшие из страны деятели культуры (а такие будут). Но наши спецслужбы найдут, чем дискредитировать эмигрантов – от сотрудничества их предков с нацистами до... провозглашения их собственного сотрудничества с органами.

    Проблема пятая состоит в том, что постоянное клеймление национализма рано или поздно приестся. Следует также учитывать обратный эффект – запрещаемое и запретное становится привлекательным. Обыватель Юго-Востока инертен. Стимулировать ненависть к национализму и преподносить Партию регионов как авангард и заслон на пути «укро-нацизма» и любого другого «национал-патриотизма» нужно будет постоянно, но такие обязательные «пятиминутки ненависти» вряд ли будет восприниматься на «ура» всеми жителями «сине-белого пояса». На них могут просто «забить». Поэтому для дальнейшего изничтожения национализма нужно будет измыслить нечто покруче процессов над «грантоедами». Например, придумать теракт против Табачника. Или закладку парочки вовремя найденных бомб возле синагог либо офисов русских партий. Или любые иные того же рода провокации. Это позволит установить полицейскую диктатуру в стране, перенеся на украинскую почву российский опыт во всей красе. Но вот в последнем случае, государство действительно может оказаться перед угрозой раскола и гражданского конфликта.

    Этих тенденций, конечно, может и не быть. Особенно организации терактов по российскому образцу. Последствия таких действий должны быть четко просчитаны, и для этого должен быть консенсус всей элиты, а не двух-трех человек из приближенной группировки. Все-таки не думается, что Янукович решит таким путем продолжать свое президентство. Ему легче в который раз применить админресурс, провести «нужные» выборы, отнять чей-нибудь бизнес, но вот теракты и показательные процессы… Как-то излишне все это. Нет, лучше все-таки не перегибать настолько палку, и править без ненужной крови и насилия. К тому же, Президент в любой момент может осознать, что становится зависим от инициаторов жесткой борьбы с «национальным экстремизмом», и что им начал «вилять хвост» в виде Табачника, Хорошковского и любых им подобных. В этом случае кампании против «западенцев» может быть задний ход или же она попросту будет тихо свернута.

    Враг второй. Средняя и мелкая буржуазия

    Здесь власти придется чуть посложнее. Но и тут тенденция уже обозначена. Дело в том, что в основе мировоззрения наших новых «проффесионалов» лежит теория «субсидиарной пайки». Это означает, что имеется сильное государство с выстроенной бюрократической вертикалью, которое содержит бюджетников и осуществляет внешнее покровительство зависимым слоям и клиентам - в данном случае, бюджетникам и пролетариату - за счет ограбления и фактической ликвидации мелкого и части среднего бизнеса. Крупный бизнес остается главным хозяином страны, и в тесном союзе с бюрократией решает свои вопросы. Идеалом подобных отношений становится идея частно-государственного партнерства. Сознательное обеднение и разорение среднего класса делается в интересах крупных корпораций, устраняющих тем самым конкуренцию. С социально-политической точки зрения, государство избавляется от более-менее материально и ментально независимого слоя граждан.

    Ликвидация и маргинализация средней и мелкой буржуазии во многом является следствием страха, который нынешние власть имущие испытывают перед этой частью собственников, являвшихся одной из основных сил майданных событий 2004 года. Во многих новациях нового Налогового кодекса прослеживаются подобные страхи. Так, положении о том, что частный предприниматель, ведущий свою деятельность все места регистрации, должен ежемесячно платить в казну 1500 грн, будет способствовать отъезду большого количества людей из крупных городов, и в первую очередь, из столицы, обратно в провинцию, где их легче будет контролировать.

    У миллионов средних и мелких собственников теперь имеется два выхода: как-то выживать либо уехать. Вся «тень» у нас, опять-таки, контролируется государством, так что выбравший «уход в сумрак» станет еще более зависим от державы, чем был. Никаких акций протеста после этого делать не захочется.

    Неизбежным ростом недовольства уже пытается воспользоваться оппозиция. Но так как уже очевидно, что она не способна выродить нечто путное, остаются методы самоорганизации – более сложные и чреватые для бизнеса тех, кто решит взять на себя руководство акциями протеста. Первоначально государство попытается представить недовольных как кучку крикунов, нежелающих платить налоги. Однако, по мере роста протестных настроений, может быть взят курс на дискредитацию самой идеи либерализма и экономических свобод, которые будут отождествляться с анархией Майдана.

    Недовольных буржуа будут клеймить как «минимизаторов» и паразитов на фоне трудового народа, который в поте лица честно зарабатывает хлеб в поле, в шахтах и у мартеновских печей. То есть, снова появится знакомая, почти социалистическая, риторика. Но строй у нас все-таки капиталистический, и потому появятся свои особенности: одновременно может быть развернута кампания противопоставления «уклонистов» эффективному и «истинно патриотичному» большому бизнесу - избранным и мудрым капитанам нашей индустрии. Их провозгласят теми рачительными хозяевами, которые приумножают созданное народом богатство. Хотя при этом о конкретных олигархах говориться не будет, дабы хозяева страны не лишились ореола таинственности и сакральности. Вместо них будут говорить о неком сводном образе эффективного собственника.

    При этом кого-нибудь из олигархического сообщества могут, как уже не раз предсказывалось, объявить «плохим» и выслать из страны (вряд ли решаться посадить за решетку). Подобная акция, если она все-таки будет проведена, придаст Януковичу огромный вес в глазах «простого народа». А затем опального капиталиста объявят спонсором и покровителем всех националистических акций и предпринимательских бунтов.

    Но можно и не изобретать украинских Ходорковских и Березовских. Можно ограничиться и силовыми акциями вкупе с пропагандой. В силу разобщенности мелкая и средняя буржуазия еще менее способна к сопротивлению, нежели «национально-сознательные элементы». В любом случае, опора на силу и пропаганду станет основой будущего отношения как к национальному движению, так и к либеральному (в его мелкобуржуазном варианте). Обе идеологии провозгласят ложными и химерными, как несоответствующие идеям регулируемой демократии, славянско-православного единства и субсидиарного социализма.

    В новой идеологии, которая возникнет в ходе правления Януковича, упор будет делаться на пропаганду производственных достижений времен СССР, как лучшего, несмотря на все эксцессы, периода в жизни трех братских народов. Позитивным будет считаться исключительно то, что способствует сближению с Россией и отдалению от Запада как источника и спонсора «ненужной нашему восточнославянскому менталитету» идеологии.

    * * *

    Нынешней власти было бы гораздо осуществлять «бурю и натиск» на национальный и либеральный тренды постепенно, в течение длительного времени. Но это было бы возможно в более сытые времена, при наличии стабильно высокого рейтинга. Сейчас же рейтинги правящей партии падают, и даже предстоящее массовое применение админресурса и нужный подсчет голосов на местных выборах не смогут скрыть эту тенденцию. Поэтому необходимо найти объект ненависти и начать по нему «пальбу из всех орудий». На некоторое время – примерно на пару лет – такие действия могут консолидировать вокруг правящей партии ее электорат и позволят установить с в стране максимально возможный по жесткости вариант режима. Насколько он будет жестким – зависит от силы возможного противодействия и возникающих внешних проблем. Но пока что враги уже обозначены. Атака начнется скоро.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ