Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Колиушко: Никто не знает, что будет с политреформой

    • Информационное агентство «ЛIГАБiзнесIнформ»
    • Розсилка
    Колиушко: Никто не знает, что будет с политреформой

    Дело о конституционности политреформы 2004 года может закончиться хаосом в правовой системе Украины.

    Дело о конституционности политреформы 2004 года может закончиться хаосом в правовой системе Украины. Конституционный Суд оказался в позиции «юридического цуцванга» - как в шахматах, когда передвижение любой из фигур заведомо ведет к ухудшению результата. В этом уверен глава Центра политико-правовых реформ, дважды нардеп Игорь Колиушко.

    В 2006-м в результате политреформы Украина перешла к парламентско-президентской форме правления, а полномочия Президента были заметно урезаны. О том, какими могут быть последствия ее отмены, И.Колиушко рассказал в интервью ЛІГАБізнесІнформ.

    - Ваш прогноз по решению Конституционного Суда? Каким оно будет с учетом текущей политической ситуации? Признают или не признают судьи нарушения, которые якобы имели место при внесении изменений в Конституцию 1996 года?

    - Я юрист, а вы спрашиваете «с учетом политической ситуации». Нельзя так ставить вопрос. Суд есть суд. Я могу только тихонько думать, что он решит, но никогда вслух этого не скажу. Мой правовой анализ этой ситуации заключается в том, что при внесении изменений в Конституцию в 2004 году имело место нарушение процедуры, и в части признания этих нарушений у Конституционного Суда выбора, мне кажется, нет.

    А вот дальше все неясно, потому что практика Конституционного Суда чрезвычайно противоречива. Даже то, что КСУ принял это дело к рассмотрению, противоречит его предыдущему решению: два с половиной года назад КСУ отказался открывать производство по аналогичному обращению, сказав, что закон о внесении изменений в Конституцию уже вступил в силу и исчерпал свое действие. Так что в этой ситуации я не могу ничего прогнозировать, поскольку неизвестно, в какую сторону опять повернет Конституционный Суд.

    А делать какие-то политические экстраполяции - некорректно для юриста.

    - Вы говорите, для юриста это некорректно. А вот действующий судья Конституционного Суда Украины не так давно признался нам, что политическая составляющая в работе КСУ все-таки бывает... И назвал это нормальным...

    - Думаю, нормально, когда КСУ учитывает общественное значение того или иного решения, его влияние на общественное развитие. Вот это было бы правильно. Такое есть в практиках многих конституционных судов других стран. Но не текущую политическую ситуацию...

    - И каким будет общественное значение решения КСУ, если суд признает нарушения при внесении изменений в Конституцию?

    - Вот здесь, собственно, на КСУ и ложится большая ответственность - принять решение так, чтобы не лишить украинское государство правовой системы вообще. Могу привести для иллюстрации наихудший из всех сценариев, какие могут быть. Например, некоторые политики призывают Конституционный Суд признать нарушение процедуры при принятии закона «четыре двойки» (Закон о внесении изменений в Конституцию Украины проходит под номером N2222, - ред.) и, соответственно, признать его неконституционным. Соответственно, по логике, закон должен быть признан утратившим силу с момента его принятия. А значит, государство возвращается к редакции Конституции 1996 года.

    Если бы этот разговор состоялся в 2005 году, я был на стороне таких предложений, и сам в свое время предлагал это сделать. Но поступить так сегодня - означает полностью опровергнуть принцип стабильности Конституции. Ведь все годы, пока эти изменения действовали, Конституционный Суд не только отказывался их рассматривать, но даже в своих решениях исходил из этих изменений - то есть из новой редакции Конституции. Тем самым Конституционный Суд фактически признавал эти изменения легитимной частью Конституции.

    А нарушение процедуры не является вновь выявленным обстоятельством. Об этом было известно не только в 2006 году, но и до голосования 8 декабря 2004 года. Многие люди, и эксперты, и депутаты обращали на это внимание. Но КСУ промолчал.

    Раз так, то в этой логике надо быть последовательными до конца. К чему приведет такое решение Конституционного Суда? К тому, что в любой момент кому-то не захочется выполнять закон, этот кто-то найдет на телевидении ролик, где при голосовании за закон депутат, условно, Иваненко проголосовал за соседа, а депутат Степаненко вообще отсутствовал в стране в тот день. Это нарушение процедуры. Прошу, дорогой Конституционный Суд, по аналогии с решением по Конституции отменить этот закон...

    В результате мы вообще не будем понимать, в какой правовой ситуации живем, что у нас действует, а что не действует, какой закон законный, а какой - незаконный. В таком хаосе страна, безусловно, находиться не может. Это и есть один из наихудших сценариев.

    - А более позитивный сценарий описать можете?

    - Второй сценарий может, чуть лучше, но ненамного. Как известно, у Конституционного Суда нет полномочий создавать право. Вследствие решения Конституционным Судом о неконституционности Закона N2222 в Конституции исчезнет целый ряд норм. Но если КСУ скажет, что в Конституции должны появиться изъятые ранее нормы, то это уже создание права. Это превышение полномочий Конституционным Судом. Понимая это, КСУ может поступить более строго, и просто скажет: изменения в Конституцию от 8 декабря 2004 года, принятые с нарушением процедуры, неконституционные. И все. И поставит точку.

    С одной стороны, это более адекватная для КСУ позиция, с другой - что после этого делать обществу? Формально КСУ вроде поступает правильно, но безответственно. Никто ведь не знает, что дальше. Версии могут быть абсолютно разными. Кто-то посчитает, что раз закон «четыре двойки» неконституционный, то надо жить по Конституции 1996 года. Кто-то решит, что это неприемлемо, не отвечает духу и системе права, и не будет признавать Конституцию 1996 года. И мы окажемся вообще без ответа на вопрос, какая Конституция действует.

    - Хотите сказать, что решение КСУ о неконституционности не означает автоматического возвращения к Конституции 1996 года?

    - Я вообще не знаю, что это означает. На это нет ответа. Именно этим многие эксперты все годы, пока в обществе шли дебаты, обосновывали невозможность принятия такого решения. Мы, например, с самого начала критиковали этот закон «четыре двойки». Даже номер его в свое время называли очень символичным, потому что по качеству он заслуживает четыре «двойки». Мы неоднократно обращались к власти, к депутатам с предложением обратиться в Конституционный Суд, чтобы тот принял решение. Неважно, какое. Хотя мы, конечно, надеялись, что тогда, в 2005-2006 годах, суд пойдет на отмену политреформы. Но даже если бы решение было позитивным, - что все в силе, нарушения процедуры несущественные, - это было бы нормально, мы бы хоть знали, на каком правовом фундаменте стоим. И сегодня не было бы этих дискуссий. А в результате того, что Конституционный Суд устранился от ответа на этот вопрос, мы шесть лет спустя оказались в ситуации, в которой никто не знает, что будет, если вдруг теперь Конституционный Суд подтвердит проблемы в процедуре.

    - Но ведь Рада может разобраться с этой дилеммой, приняв отдельное решение...

    - Если бы Верховная Рада могла просто за что-то проголосовать, если бы у нее была ответственность, то не надо было бы вообще «огород городить». Напишите проект закона, который решит все проблемы, которые вы видите в Конституции, внесите его в парламент и проголосуйте. Но они почему-то этого не делают. Похоже, власть хочет того, на что 300 голосов в Раде у нее не будет. А идти на компромиссы не желает.

    Кстати, о компромиссах. Недавно в одной дискуссии услышал интересное мнение. Мол, компромисс означает: вы, депутаты, дайте Президенту право увольнять правительство, а мы вам дадим возможность лишних три года пребывать в статусе депутатов. Простите, но это не компромисс. Это преступление. Это узурпация власти: «Мы нарушим закон, а вы закройте глаза, а за это мы закроем глаза на то, что вы нарушите закон».

    - О том, что за отмену политреформы с депутатами расплатятся продлением полномочий до 2015 года, говорил Вячеслав Кириленко. Но есть еще одно мнение, озвученное Владимиром Стретовичем: отмена политреформы потребует немедленного роспуска Рады, поскольку она избиралась по пропорциональной системе, прописанной в Конституции 2004 года. Что думаете Вы?

    - Если мы вернемся к Конституции в редакции 1996 года, то все становится четко и ясно. Срок полномочий парламента - четыре года, и не имеет никакого значения, когда он избирался, что тогда было написано в Основном Законе образца 2004 года, потому что Закон о внесении изменений в Конституцию N2222 будет признан недействительным с момента его принятия. Согласно старой редакции Конституции, парламентские выборы должны состояться в последнюю неделю марта четвертого года полномочий - то есть в марте 2011 года. Срок полномочий Президента не менялся - это пять лет, только выборы должны будут состояться в четко зафиксированную дату - в последнее воскресенье октября. То есть конкретно для этого Президента срок сократится на пару месяцев.

    Все разговоры о том, что, Верховная Рада и Президент избирались в определенных полномочиях (по новой Конституции 2004 года, - ред.), и именно с ними должны «доживать», - это выдумки. Простите, но когда в 2006 году изменения в Конституцию вступили в силу, то Президент (Виктор Ющенко, - ред.) начал их выполнять, и правительство начало выполнять, и парламент начал выполнять, и никто не говорил, что Президент был избран с другими полномочиями. Все эти выдумки ничем с правовой точки зрения не подкреплены.

    - Если продолжать логическую цепочку, то Кабмин тоже будет нелегитимным?

    - Кабмин надо будет переназначать. Однозначно. И коалиция в ее нынешнем понимании тоже прекратит свое существование. Все органы, созданные актами Кабинета Министров, должны быть или ликвидированы, или созданы заново указами Президента. В законы, принятые за этот период, придется вносить изменения, - в той части, в которой они противоречат Конституции 1996 года, они будут недействительными.

    - Речь идет о сотнях, тысячах документов?

    - Ну, тысячи - может, и нет, а сотни наберутся, с учетом подзаконных актов.

    - У Конституционного Суда есть только озвученные Вами два варианта решений?

    - Могут быть еще другие варианты. Как известно, основное нарушение процедуры во время политреформы заключалось в том, что депутаты не подали на конституционный контроль измененный после решения КСУ текст законопроекта. Судя по вопросам, которые судьи задавали докладчикам во время открытого слушания, - а они спрашивали, должен ли КСУ дать повторный вывод на весь проект или только на его измененные нормы, - у меня сложилось впечатление, что они обдумывают такой вариант: признать неконституционными лишь те нормы, которые были изменены после первого вывода КСУ.

    - Напомните, какие нормы имеются в виду?

    - Они на самом деле не очень принципиальны. Вот один пример: Конституционный Суд обращал внимание на нецелесообразность изменения порядка формирования КСУ - законопроект предлагал устранить от этого процесса самих судей КСУ, чтобы половина состава суда назначалась Радой, а половина - Президентом. КСУ сказал, что это сужает права граждан, и такую норму убрали из законопроекта. А в большинстве своем эти правки вообще были редакционными. Хотя я уверен: если бы их направили в КСУ, то они были бы утверждены.

    - Видимо, на это накануне третьего тура выборов Президента не было времени...

    - Никто и не хотел этим заниматься. Все считали, что это не принципиально. Они же тогда просто за горло всех взяли. И что больше всего возмущает, так это то, что инициаторами этого были как раз Партия регионов с сателлитами. БЮТ за этот проект вообще не голосовал, «Наша Украина» - под шантажом. Нардепы от «Нашей Украины» тогда хотели внести изменения в закон о выборах Президента, чтобы сделать невозможными некоторые фальсификации в третьем туре. Им сказали, что проголосуют за это только в пакете с изменением Конституции. Ну и был еще третий элемент этого пакета: в первом чтении нардепы приняли изменения в Конституцию, которые касались местного самоуправления. Кстати, Конституционный Суд их одобрил где-то через год, но депутаты даже не поставили этот законопроект на голосование.

    - И все же, какое решение КСУ по политреформе кажется Вам наиболее вероятным?

    - Конституционному Суду, - если считать, что он пытается честно выполнить свою миссию, - выпала очень сложная роль. Найти выход в такой ситуации непросто. Вся ее сложность заключается в том, чтобы Конституционный Суд нашел максимально обоснованный вариант решения, который снял бы дискуссии на будущее. Вот чего хочется получить от суда. Но каким будет его решение - я не знаю, не возьмусь даже гадать.

    Фото - Александр Перевозник

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ