Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Испытание выборами: какой Украина проснется 1 ноября 2010 года

    • Павел Серов, «Контракты»
    • Розсилка
    Испытание выборами: какой Украина проснется 1 ноября 2010 года

    Местные выборы — тотальны. 15 тысяч выборов проходит по всей стране.

    Местные выборы — тотальны. 15 тысяч выборов проходит по всей стране. Местные выборы — локальны. В доброй тысяче, а то и больше населенных пунктов могут победить неожиданные кандидаты и политсилы, вне зависимости от общих настроений по стране. Местные выборы — максимально близки каждому.

    Украина пока еще может показать некий плюрализм симпатий, основанный на остатках «незачищенной» демократии. Так что ночь на 1 ноября кое¬где будет очень жаркой. Партия регионов получит первую «обратную связь» от избирателя. Иные политсилы — тем более. Они будут знать правду, хотя и постараются скрыть ее от нас.

    Местные феномены

    Для выборов в местные органы власти (31 октября) характерны черты, отличающие эти выборы от общеукраинских парламентских и президентских. Особенности обусловлены рамками и правилами, в которые волеизъявление граждан загнала центральная власть. Откровенно антидемократические нормы избирательного закона (изменения в Закон «О выборах депутатов Верховного Совета Автономной Республики Крым, местных советов и сельских, поселковых и городских голов»), отмена выборов райсоветов в Киеве, снятие и самоотвод рейтинговых кандидатов в целом ряде городов, доминирование регионалов (иногда — со товарищи) в значительной части теризбиркомов — это те причины, по которым результаты выборов нельзя считать объективными. Ведь даже одного из перечисленных факторов достаточно, чтобы чистота выборного процесса могла быть поставлена под сомнение.

    Но даже в таких условиях люди имели возможность выразить свои симпатии (а чаще — антипатии), пользуясь наличием в списках мэров и кандидатов в местные советы достаточного количества «третьих», «четвертых» и просто популярных персон. В одних случаях это происходило по принципу «за кого угодно, но только не за такого-то», в других — от отсутствия иных реальных альтернатив единственному навязываемому кандидату (в случае, если иные сильные конкуренты убраны из гонки). Принцип такого голосования значительно корректирует выборную картину по стране.

    Запрос на третью силу в Украине велик. Более того, он усиливается с каждой новой демонстрацией истинных намерений Партии регионов и одновременного показательного упадка БЮТ. В качестве третьей силы в различных областях, и особенно городах, в советы и на мэрские посты могут пройти кандидаты как от реальных политических сил — Сильной Украины, Фронта Перемен, Свободы, КПУ, Единого Центра, так и от «бумажных партий» и реанимированных проектов — партии «Собор», Руха, ПСПУ, УНП и т. д. Необходимость для мэров получить партийную прописку сделала эти партии участниками серьезного политического процесса. Хотя в большинстве случаев подобная мелкая партия не имела возможности влиять на формирование списка в местный совет и просто соглашалась со списком, предлагаемым кандидатом, купившим ее «крышу».

    Итак, главным феноменом местных выборов становится отличие карты местных электоральных симпатий от общеукраинских рейтингов. Оно обусловлено прежде всего разочарованием от действий партии власти, а также иных крупных властных и оппозиционных политсил. При этом те партии, которые еще не проходили испытание выборами (политпроекты Арсения Яценюка и Сергея Тигипко), получат первое боевое крещение и в своей будущей деятельности смогут исходить из его результатов.

    Второй причиной отличия карты общенациональных и местных выборов стало политическое брендирование мэров. Во многих случаях оно позволило оживить интерес избирателя к той или иной политсиле. Проекты вроде сумского и житомирского «Родного города», не имеющие выхода на всеукраинский уровень, могут сработать на местах. Мало того — в тех случаях, когда избиратель попытается отдать свой протестный голос, но достойных кандидатов в его регионе не окажется, он запросто проголосует за кого угодно, вплоть до Партии любителей пива, если бы таковая была. Особенно это касается городов, где власть старательно «зачищала» списки от мало-мальски сильных оппонентов, оставляя избирателей наедине с вроде бы непроходными, но неожиданно «выстрелившими» кандидатами.

    Эти «коты в мешке», многие из которых вплотную подошли к мэрским креслам на волне протестных настроений, и являются еще одним феноменом местных выборов.

    Новая многовекторность

    Теперь вопрос о тактике действий власти, после того как ей самой станет ясна общая картина симпатий избирателей. Понятное дело, что губернаторы изо всех сил будут стараться вывести нужные проценты, опасаясь за свои кресла. Будут суды. По итогам выборов в добром десятке областей могут полететь губернаторские головы. Власть может выбрать грубый путь тотальной фальсификации по всей стране (в ключевых городах, таких как Харьков или Одесса, победа регионалов будет обеспечена все равно — с применением всех возможных средств). Но может действовать и гибко — через создание нужных конфигураций большинства в городских и областных советах, через скупку мажоритарщиков, через игру на амбициях и неопытности новых мэров и т. д. В любом случае, полного сине-белого царства по результатам выборов не будет. Как не будет и городских голов, выступающих с открытой критикой власти. Ситуация в городских советах вернется к временам Леонида Кучмы, когда большинство в них составляли бизнесмены, пришедшие решать конкретные вопросы земельного дерибана и приватизации и не уделяющие внимания политическим лозунгам и брендам — в тех случаях, когда это не касается концептуальных вопросов языка и местной истории (что актуально в основном для Западной Украины). Советы будут политизированы по самому минимуму. Соответственно, и мэрам, как бы они себя ни позиционировали, придется искать согласия с вертикалью ПР. Иначе жизнь их будет очень осложнена, а впереди маячат — в 2011 либо 2012 году — выборы парламентские, а значит, уже очень скоро ситуация может измениться снова.

    По результатам выборов в местных советах могут сложиться самые непредсказуемые конфигурации. Причем различные политсилы могут дружить и враждовать в разных регионах. Весьма вероятно, что Сильная Украина, как младший партнер ПР, в значительной части областей страны получит второе место, хотя провести собственных кандидатов в мэры значимых городов ей вряд ли позволят. И если в советах центральной и северной Украины ПР может создавать коалиции с политсилами Тигипко и Яценюка, на востоке и юге они будут конфликтовать, а на западе — совместно отбиваться от Свободы и Батькивщины.

    Ключевое значение для этих выборов будут иметь конфликты внутри местной элиты, договороспособность или же, наоборот, конфликтность ключевых персонажей регионального бомонда. Те, кому удалось договориться с ПР, не должны считать, что обеспечили себе индульгенцию минимум на четыре года. Ситуация в каждом местном совете будет зависеть от степени накала местных разборок, а не от установок и союзов, действительных на высших ступенях власти.

    По сути, интрига с местными выборами до последнего момента существует менее чем в десятке областных центров и значимых городов. Во многих случаях намного большую загадку являют списки в областные, и особенно в городские советы. Здесь часто сказывается разрыв между отношением к политической силе в целом и к ее местным представителям в частности. К примеру, такой разрыв четко виден на примере Харькова, где симпатии к Партии регионов значительно больше, чем к конкретному кандидату от нее на мэрский пост.

    В результате в одной и той же области может случиться так, что состав облсовета будет одним, горсовета — другим, райсовета — третьим, а мэр представит четвертую политическую силу. Так теперь будет выглядеть многовекторность.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ