Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Макаренко: 5 месяцев за решеткой

    • Виталий Червоненко, «Главком»
    • Розсилка
    Макаренко: 5 месяцев за решеткой

    Бывший глава Гостаможни уже 5 месяцев за решеткой, но до сих пор никто не может точно сказать, ни сколько ему еще там сидеть, ни когда дело передадут в суд

    Бывший глава Гостаможни уже 5 месяцев за решеткой, но до сих пор никто не может точно сказать, ни сколько ему еще там сидеть, ни когда дело передадут в суд.

    Напомним, еще 23 июня бывший глава Гостаможни Анатолий Макаренко был вызван в качестве свидетеля на допрос в СБУ по делу об отчуждении у «Росукренерго» 11 миллиардов кубометров газа. Инкриминировав ему халатность, состоящую якобы в том, что в период его руководства таможней был растаможен газ, вроде бы принадлежащий «РосУкрЭнерго», сотрудинки СБУ задержали Макаренко. Чуть позже, 25 июня, Печерский райсуд определил ему меру пресечения– 2 месяца под стражей, при чем не в следственном изоляторе СБУ, а в милицейском СИЗО на Лукьяновке.

    На второй день после задержания Макаренко, экс-премьер-министр Юлия Тимошенко созвала экстренную пресс-конференцию и сообщила, что она лично давала указания чиновникам оформлять купленный у «Газпрома» газ. А потому, по ее словам, все вопросы правоохранительные органы, и. прежде всего, СБУ, должны направлять именно ей, а не искать стрелочников. В этот же день Тимошенко на своем сайте вывесила все документы, касающиеся истории газа «Росукренерго». Но у руководителя СБУ не было никакого желания трогать Юлию Тимошенко, дабы не давать ей поводов кричать о ее преследовании со стороны власти. СБУ сконцентрировалась на отлавливания мелких чиновников, которые самостоятельных решений не принимали.

    Уже 30 июня экс-руководителю Гостаможни выдвинули официальное обвинение в служебной халатности при растаможивании 11 млрд кубометров газа, что нанесло государству Украина ущерб по результатам рассмотрения иска «Росукренерго» в Стокгольмском арбитраже. По словам адвоката Евгения Солодко, Макаренко было предъявлено обвинение по части 2 статьи 367 (служебная халатность, повлекшая тяжкие последствия).

    Один из ближайших соратников заместителя главы Администрации Президента Андрея Портнова Святослав Олийнык, тогда публично заявил, что мера пресечения «взятие под стражу» для Макаренко неадекватная, а делом должна заниматься не СБУ, а прокуратура. «Взятие под стражу – это несоразмерная мера пресечения. Это преступление относится к категории неумышленных, и оно не является тяжким. В судебной практике очень редки случаи, когда за халатность в качестве меры пресечения избирается содержание по стражей. Это те редкие случаи, которые связаны с какими-то техногенными катастрофами, которые повлекли гибель людей», - сказал тогда Олийнык «Главкому», отметив, что СБУ превышает свои полномочия.

    «Вся обвинительная инициатива исходит от Cлужбы безопасности Украины. В то время, как универсальная мировая практика свидетельствует о том, что обвинительные инициативы должны исходить от прокурора, в том числе, это следует и из нашей Конституции. То, что сегодня прокурор – в том числе генпрокурор – самоустранились от ситуации с Макаренко, говорит о том, что у нас прокуратуры нет. Не может СБУ или милиция нести на себе функцию государственного обвинения», - намекнул известный юрист на аномальную заинтересованность СБУ и ее главы Валерия Хорошковского к газу «Росукренерго».

    Открыто заговорили об абсурдности действий СБУ и судов по отношению к Макаренко и в Партии регионов. Член Высшего совета юстиции, нардеп от Партии регионов Валерий Бондык 29 июня открыто заявил избранную меру пресечения для Анатолия Макаренко незаконной.

    «Считаю, что такая мера пресечения жестока, не обоснована юридически и не мотивирована процессуально», - сказал Бондик. По его словам, в Уголовно-процессуальном кодексе четко указаны все правовые основания для избирания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде содержания под стражей, то есть, ареста. «Это тяжесть деяния, общественная опасность и многие другие факторы. Все перечисленные мною факторы не являются основополагающими для избрания такой жесточайшей меры пресечения (по отношению к Макаренко). Я считаю, что судья вышла за пределы своих полномочий. И если будет соответствующее обращение к нам, то, как член Высшего совета юстиции, я по закону имею право возбудить дисциплинарное производство», - даже пригрозил он тогда судье, которая выносила, по его мнению, незаконное решение.

    Резко выступили против юридического беспредела в отношении бывшего офицера Военно-Морского флота СРСР Анатолия Макаренко, который десять лет служил на подводных ракетоносцах, и союзы офицеров. С таким обращением выступил украинский союз офицеров «Честь», а также многие российские офицерских объединения. Дошло до того, что командующих российскими флотами, которые ранее служили вместе с Макаренко, обратились к премьер-министру России Владимиру Путину с просьбой содействовать в прекращении незаконного преследования Анатолия Макаренко. Путин даже поднял эту тему в своем обращении к Президенту Украины Виктору Януковичу во время празднования Дня военно-морского флота России.

    Несмотря на абсурдность ситуации и очевидность необоснованности ареста Макаренко, Аппеляционный суд Киева 2 июля отказался отменить решении о взятии экс-начальника Гостаможни под стражу. Хотя, по словам адвоката Евгения Солодко, фактических данных о том, что он мог скрыться от следствия, следователи так и не представили. Тем более, что Анатолия Макаренко были готовы взять на поруки целый ряд народных депутатов Украины.

    20 августа суд снова продлил пребывание Анатолия Макаренко под стражей до 10 октября, потом Печерский районный суд продлил арест до 23 октября, и, наконец, Киевский апелляционный суд продлил экс-главе Гостаможни содержание под арестом до 10 декабря.

    При чем, за это время следствие даже успело, поменять Макаренко статью обвинения. Если при аресте ему вменяли халатность, то 30 сентября это дело закрыли из-за отсутствия доказательной базы, а вместо этого открыли дело по злоупотреблению служебным положением (статья 364 Уголовного кодекса).

    12 октября, то есть, спустя меньше двух недель после открытия нового уголовного дела, СБУ вдруг заявила о том, что закончила следствие и передает материалы на ознакомление адвокатам Макаренко. При чем удивительно, что если для обвинения в халатности доказательств не нашлось, то для обвинения в злоупотреблениях их почему-то оказалось аж пруд пруди. С того времени адвокаты уже успели заявить о слежке со стороны СБУ, на что спецслужбы вообще никак не отреагировали, а сам Анатолий Макаренко даже сумел дать интервью «Коммерсанту» в стиле Михаила Ходорковского – по кусочку и из камеры.

    Чтобы узнать, на какой стадии сейчас находится дело, и когда можно ожидать начала суда, «Главком» обратился к одному из адвокатов Анатолия Макаренко Евгению Солодко.

    Господин Солодко, расскажите, на каком этапе сейчас находится дело Макаренко?

    В настоящий момент исполняется требование статьи 218 и 220 УПК Украины. То есть, идет ознакомление с материалами уголовного дела. Мы внимательно изучаем все 46 томов, а в каждом из них до 300 страниц. По их изучению мы будем формировать свою позицию вместе с Анатолием Викторовичем.

    Известно, что дело против Макаренко открывали по одной статье – халатность, но по ходу дела обвинение было изменено. Как это произошло?

    Сейчас его обвиняют по статье 364 – злоупотребление властью и служебным положением. 30 сентября следователь вдруг закрыл уголовное дело по статье 367 (халатность), мотивируя это отсутствием события преступления. И что самое интересное, потом по практически тем же самым предметам и основаниям возбудил дело по статье 364. Получается, что 23 июня, когда Макаренко задерживали по обвинению в служебной халатности, его задерживали безосновательно. Следствие фактически подтвердило, что арестовывало Макаренко безосновательно.

    Если по имеющимся материалам ему даже халатность не доказали, то каковы перспективы обвинения в злоупотреблении?

    Из тех материалов, с которыми мы уже успели ознакомиться, позиция одна – Макаренко выполнял обязанности государственного служащего. Он на тот момент не был членом ни одной политической партии и служил, как призванный на государственную службу человек. Соответственно все действия Макаренко регулировались таможенным законодательством. А потому те указания, которые он давал, и которые ему сейчас вменяют, основываются на нормах Таможенного кодекса. Я считаю, что Макаренко безосновательно привлекли к уголовной ответственности. Содержание под стражей ему продлено до 10 декабря 2010 года. Ведь объем дела очень большой, много экономических показателей и документов, которым нужно проанализировать. Защита к делу подходит к делу очень ответственно, и мы будем давать материалам всесторонний анализ.

    По вашим прогнозам, сколько времени вам еще понадобится для изучения материалов следствия?

    Мы не затягиваем дело, это я заявляю со всей ответственностью. Работа идет упорная и усердная. Думаю, что до Нового года мы еще будем изучать дело. Поэтому я прогнозирую, что судебное разбирательство по делу Макаренко начнется уже в начале 2011 года, может, в январе.

    Вы уже не надеетесь, что суд изберет другую меру пресечения, не содержание под стражей?

    С самого начала мы представили достаточное количество доказательств и фактических данных, показывающих, что Макаренко спокойно может находиться на воле. За него ходатайствовало более 50 народных депутатов, за него просила церковь, он готов был находиться под залогом. Но все эти обстоятельства судом во внимание не принимались. Если задача ставилась изолировать Макаренко на время следственных действий, то ведь следствие уже завершено!

    Возникает вопрос, что мешает сейчас освободить его из-под стражи, чтобы он, согласно нормам Европейской конвенции по правам человека, мог спокойно готовиться к суду, защищать себя и подготовить к возможным жизненным изменениям. Ведь в случае постановления обвинительного приговора его жизнь радикально измениться, он может лишиться свободы. Потому не удивительно, что именно такие формулировки использует Европейский суд по правам человека относительно обоснованности либо не обоснованности содержания под стражей.

    Раз уж говорим о возможности обвинительного приговора. Какие сроки угрожают Макаренко по данной статье?

    Статья достаточно суровая. При самом тяжелом приговоре она предполагает до 12 лет лишения свободы.

    Если дело передадут в суд в январе, по вашим прогнозам, сколько может продолжаться процесс? То есть, Макаренко уже отсидел 5 месяцев, сколько ему еще придется сидеть до приговора?

    Я прогнозирую, что судебное слушание продлиться никак не меньше четырех месяцев. Это с учетом большого количества обвиняемых, с учетом большого объема предъявленного обвинения, и того, что некоторые вопросы будут решаться путем апелляционного обжалования. При чем, дело ж будет слушаться не только в отношении Макаренко, а всех фигурантов, к примеру, того же Диденко.

    А это достаточно много людей, у которых разные интересы, и которые будут очень интенсивно себя защищать. Потому четыре месяца – это минимальный срок, но слушание может продлиться и дольше. Процесс будет очень интересный и познавательный, как с точки зрения права, так и с позиции характеристики действия власти в отношении сидящих под стражей людей.

    То есть, Макаренко будет сидеть еще минимум полгода?

    Возможно. Конечно, при ближайшем рассмотрении дела о продлении меры пресечения в первых числах декабря мы будем стараться убеждать суд, что Макаренко может находиться на свободе.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ