Экс-министр финансов Виктор Пинзеник: платить должны все

    • Беседовала Анна Сайченко, «Контракты», фото Светланы Скрябиной
    • Розсилка
    Экс-министр финансов Виктор Пинзеник: платить должны все

    В интервью Контрактам Виктор Пинзеник рассказал о том, что власть не справилась с реформой налоговой системы, а большой бюджетный дефицит создает риски для экономики.

    В интервью Контрактам Виктор Пинзеник рассказал о том, что власть не справилась с реформой налоговой системы, а большой бюджетный дефицит создает риски для экономики.

    К: Несмотря на вето президента, правительство все равно планирует ввести в действие Налоговый кодекс с января 2011 года. Чем вызвана такая поспешность?

    Виктор Пинзеник: Для меня ни цель, ни поспешность, с которой принимали Налоговый кодекс, непонятны. Реформированием налоговой системы это назвать трудно. Скорее — это просто юридическое оформление определенных норм. Правда, неизвестно, каких и для чего. Налоговая реформа должна базироваться на трех принципах. Первый — налоги платят все без исключения в соответствии с доходами. Второй — простая и прозрачная система администрирования налогов. Под контроль налоговиков подпадают исключительно те субъекты экономики, которые уклоняются от уплаты налогов. Система внутреннего контроля должна быть выведена из-под управления контролирующих органов, ГНАУ и Гостаможслужбы. Чтобы исключить злоупотребления в системе, вместо полицейской службы и службы расследований должен быть создан новый институт при Минфине — финансовая полиция. Третий принцип — ставки. Эта проблема уже является производной и решается не принятием Налогового кодекса, а реформами в других секторах. Итак, три кита налоговой системы — равенство и справедливость, выборочный контроль и низкие ставки.

    К: То есть никаких льгот и преференций для бизнесменов?

    Виктор Пинзеник: Любая налоговая льгота — это офшор, созданный внутри страны, автоматическое формирование условий для избежания налогообложения. Ликвидировать какую угодно льготу очень тяжело — всегда встретите сопротивление. А вот реализовать принцип «по закону перед налогами равны все» — намного легче. Льготы вообще не должны иметь отношения к налоговой системе. Решать проблему бедности за счет льготного налогообложения — просто предоставлять возможность состоятельным людям использовать незаконные схемы.

    К: А как же малый и средний бизнес? Например, в Грузии микробизнес с оборотом до $16 тыс. освобождается от уплаты налогов и необходимости использования кассового аппарата. Возможно, подобное было бы целесообразно внедрить и в Украине, а не усложнять жизнь плательщикам единого налога?

    Виктор Пинзеник: Это не выход. У нас есть уникальное умение — видеть и перенимать не тот опыт. У грузинских реформаторов следовало бы поучиться другому. Я спокойно отношусь к существованию упрощенной системы в секторах, где контроль невозможен, а доход оценить сложно. Для таких предпринимателей существует фиксированный налог. Но в нынешней упрощенной системе есть много других проблем. Немало крупных предприятий просто используют существующую схему для уклонения от налогообложения. И в Налоговом кодексе есть норма, решающая эту проблему: урегулирован вопрос работы с крупными компаниями. Но намека на реализацию принципа «налоги платят все» нет. Наряду с тем, что упрощенцам по-полной закрутили гайки, в кодексе существуют нормы, которые освобождают от уплаты налогов множество других субъектов экономики. Это несправедливо. Платить должны все.

    К: Чему же следовало бы поучиться у грузинских реформаторов?

    Виктор Пинзеник: Успешному проведению регуляторной реформы, устранению ненужного вмешательства власти в работу бизнеса. Но следует не только учиться, но и применять полученные знания на практике. В первую очередь надо провести административную реформу, что дало бы возможность для экономии расходов и создания ответственной власти, которая выполняет необходимые обществу функции. Надо ликвидировать ненужные властные институты, четко распределить полномочия между министрами и политиками, чтобы за каждое направление работы отвечал один человек, избежав дублирования функций, четко прописать систему подчинения властных структур, например таможни и налоговой. Реформа на центральном уровне приведет к изменениям на местах. Однако реформированию местного самоуправления должна предшествовать бюджетная реформа. А до этого — реформы в медицине и образовании, которые приведут к самоокупаемости этих отраслей, основных сфер ответственности местных бюджетов сейчас. Но начинать надо с центрального уровня, так как реформа местного самоуправления — более глубокая и системная.

    К: Вы говорите об отмене налоговых льгот и бюджетной поддержке тех, кто в этом нуждается. Тем не менее дефицит бюджета, по данным Минфина, уже достиг 56,6 млрд грн.

    Виктор Пинзеник: На самом деле, по итогам 10 месяцев 2010го дефицит госбюджета составил уже 72 млрд грн (за такой же период 2009го — 76 млрд грн). По моей оценке, к концу года он достигнет около 100 млрд грн (без учета расходов на рекапитализацию банков в размере 37 млрд грн, из которых около 14 млрд грн уже израсходовано). Только в этом году по привлеченным кредитам государство уплатило 11 млрд грн процентов. Возникает проблема: за счет чего перекрывать нехватку денег в бюджете? Именно эту проблему необходимо решать, в первую очередь быстро выйти на бездефицитный бюджет. Налоговые льготы — это не выход. Причиной того, что мы живем в долг, являются не заимствования, а дефицит бюджета. Долговой путь до добра не доведет — жизнь все равно заставит жить по средствам.

    К: Стоит ли пойти на сокращение расходов, чтобы сбалансировать госбюджет?

    Виктор Пинзеник: Проблема не только в сокращении расходов, но и в существенном изменении их структуры. Необходима коррекция тарифов на газ, воду, тепло, водоснабжение. Следует решить проблемы в пенсионном законодательстве, отказаться от специальных пенсий, льготного периода выхода на пенсию и т. д.

    К: А целесообразно ли поднимать тарифы, учитывая риск, что люди не смогут платить больше из-за нехватки средств?

    Виктор Пинзеник: Возникает вопрос: кто же сейчас платит больше? Неимущие люди. Так как через инструмент цен поддерживают тех, кто больше потребляет. А больше потребляют те, у кого большие средства. Компенсировать повышение тарифов должна система социальной защиты — для малообеспеченных людей есть субсидии.

    К: На днях вице-премьер Сергей Тигипко заявил, что правительство не намерено в этом году рекапитализировать Надра Банк, а также инвестировать средства в национализированные финучреждения. Создаст ли это дополнительные проблемы банковскому сектору?

    Виктор Пинзеник: Рекапитализация — это в первую очередь восстановление. Но о каком восстановлении банка может идти речь, если через полгода он снова просит деньги у государства? Такие финструктуры — это зараза, которая может отравить кровь банковской системы и других секторов экономики. Поэтому проводить подобную рекапитализацию — это выбрасывать деньги на ветер. Наиболее эффективный способ оздоровления недееспособных банков — быстрая процедура их ликвидации. Кредитно-финансовое учреждение следует ликвидировать тогда, когда у него еще есть живые активы. Быстрая процедура ликвидации помогает решить проблему депозитов населения без привлечения фонда гарантирования вкладов. Правильная работа с банковскими активами позволяет безболезненно решить проблему вкладчиков и сохранить ресурсы и активы, которые еще есть у банка.

    Сейчас у отечественных банков есть проблемы, и большинство с ними справляется. Тем не менее, финучреждения еще долго будут нести убытки, ведь в свое время выдавали кредиты на большие суммы в иностранной валюте. Официальная статистика не отображает реального положения дел в банковском секторе, так как много кредитов, которые даже реструктуризировали, все равно обслуживать не будут.

    К: Можете ли вы прогнозировать ситуацию с курсом гривни?

    Виктор Пинзеник: Нет. Как можно делать прогнозы, имея дырку в бюджете в размере 100 млрд грн? Если бы ее не было, то я бы с легкостью прогнозировал укрепление нацвалюты. Но кто может дать гарантию, что бюджетный дефицит не будет монетизирован? В прошлом году подобное уже пытались реализовать с помощью ОВГЗ, превратив Нацбанк в департамент Минфина. 100 млрд грн дефицита создают риски подключения правительством НБУ к его покрытию. Так как найти такие деньги на рынке невозможно, снова надо брать в долг. А долг Украины уже составляет 405 млрд грн, из которых 305 млрд грн — прямой госдолг. Если ежегодно наращивать долги на 100 млрд грн, то у нас скоро не хватит средств, чтобы платить даже проценты по кредитам.

    К: Возможна ли в Украине эффективная приватизация?

    Виктор Пинзеник: Опыт Криворожстали свидетельствует, что приватизация может быть эффективной. Продажа предприятия позволила неполных три года перекрывать дефицит госбюджета.

    Проводить прозрачную и эффективную приватизацию можно и нужно. Но сейчас рассчитывать на большие деньги от продажи объектов, даже при прозрачных условиях, не стоит. Потому что для инвесторов в Украине существует немало рисков, в том числе созданных финансовым кризисом. О приватизации как надежном и хорошем источнике наполнения бюджета следует говорить, когда растет ценность объектов, дорожает недвижимость и земля.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ