Виктор Лозинский: Докажу, что невиновен, за три заседания

    • Андрей Ткач, «Газета по-киевски»
    • Розсилка

    Вчера состоялось первое заседание по делу экс-депутата и его товарищей – бывшего прокурора, начальника милиции и егеря

    Вчера состоялось первое заседание по делу экс-депутата и его товарищей – бывшего прокурора, начальника милиции и егеря.

    Все они проходят по разным статьям – от убийства до неправдивых показаний и хранения оружия. Мать жертвы – Валерия Олейника – требует компенсацию в 10 млн грн.

    Рассматривать это дело выпало заместителю главы Днепровского суда Неле Ластовке, а обвинение поддерживал прокурор из ГПУ по фамилии Донченко. Главного обвиняемого – экс-нардепа Виктора Лозинского и егеря Василия Перепелицу – доставили в зал под усиленным конвоем.

    Это было первое появление на публике скандального парламентария. Лозинский заметно поседел, осунулся, постоянно кашлял и глотал леденцы от простуды, его лицо было багрового цвета. Вероятно, и для депутатов СИЗО – не курорт. Остальные фигуранты дела – бывший прокурор Голованевского района Евгений Горбенко и экс-руководитель тамошней милиции Михаил Ковальский – прибыли в суд сами. В начале заседания адвокат Лозинского Виктор Грицюк заявил ходатайство, чтобы его клиента отпустили на подписку по состоянию здоровья. Мол, врачи подтверждают, что у него ишемическая болезнь сердца, хронический бронхит и еще букет болячек. Также адвокат Грицюк вдруг запросил, чтобы дело рассматривали в закрытом режиме – мол, будут рассматриваться некие секретные документы. После спича адвоката выступал сам Лозинский. Бывший депутат заявил, что его дело нужно срочно отправить на доследование, потому что он совершенно не виноват.

    Ковальский все заседание кутался в дубленку и не проронил ни слова. На измор брал суд бывший прокурор Евгений Горбенко. Его выступление длилось больше 5 часов(!). Первым делом Горбенко потребовал, чтобы с него сняли все обвинения. Аргументы экс-прокурора: в преступлении не участвовал, как только узнал, что случилось, сразу же доложил прокурору области. Горбенко скрупулезно зачитывал толстенную пачку бумаг – основные претензии он обрушил на всех следователей и прокуроров, которые якобы творили страшные беззакония. Прислушается ли судья к ходатайствам экс-прокурора, станет понятно 16 декабря – до этого срока объявлен перерыв.

    Открытым текстом

    Лозинский: я не скрывался, меня не раз останавливали гаишники и даже штрафовали

    Арестованный экс-депутат не хочет говорить, как семья переживает его нынешнее положение, и настроен опровергнуть все обвинения.

    – Как вы прокомментируете начало процесса по вашему делу?

    – Я благодарен Генпрокуратуре, которая через полтора года согласилась, что у Олейника были два пистолета и нож. Я благодарен ГПУ за экспертизы, которые подтвердили – никакой автомобильной травмы у Олейника не было и близко (ранее источники в следствии сообщали, что Лозинский добивал Олейника своей машиной. – Авт.). Спасибо ГПУ за то, что в материалах дела появилась распечатка от мобильного оператора, где зафиксирован мой вызов милицейской группы, которая застала Олейника живым-здоровым с оружием в руках. Полчаса они уговаривали его сдаться, он не подчинился, потом произвели силовой захват. Когда увидели, что у него повреждена нога, я вызвал бригаду «скорой», которая тоже застала Олейника живым, и повезла в больницу.

    – А как вы объясните огнестрельные ранения у Олейника? Кто в него стрелял?

    – Лично я и те люди, которые там присутствовали, к огнестрельным ранениям Олейника вообще отношения не имеют. Но материалами следствия установлено, каким образом и как они могли быть причинены. Это пусть суд даст ответ.

    – Какова тогда ваша роль в событиях в лесу под Голованевском?

    – Моя роль – абсолютно правильная. Я поступил, как и должен был поступить при задержании опасного вооруженного преступника. Потому что, когда у одного человека два пистолета и нож – это слишком.

    – А у вас оружие было при себе?

    – Нет. На одежде, которая была на мне во время тех событий, и в той одежде, что изъяли у меня дома следов выстрелов (каких-то пороховых частиц) найдено не было. Кстати, разрешение на обыск в своем доме в Голованевском я дал сам, без решения суда, как того требует закон.

    – Если вы так уверены в своей невиновности, зачем тогда скрывались от следствия?

    – Это ошибочное утверждение. Я не прятался, просто меня не искали. Статья 134 УПК предусматривает четкий порядок вызова обвиняемого к органу, который проводит следствие. Зачем ехать в Израиль и, лежа на пляже, меня там искать? Извините, достаточно отправить по моему адресу повестку с вызовом. Если бы мне такой документ присылали и я его проигнорировал, но такого не было. Я все время был в Украине, свободно передвигался по территории нашей страны. Меня не раз останавливали работники ГАИ за незначительные нарушения правил дорожного движения, что-то там составляли и отпускали.

    – Но ваша фотография была в каждом райотделе милиции с пометкой «розыск»!

    – Ничем не могу помочь в этом вопросе. Я думаю, меня никто не искал.

    – То есть вы не признаете себя виновным?

    – Думаю, достаточно будет 2–3 заседания суда, чтобы вы увидели, что это дело – мыльный пузырь. Просто был политический заказ ранее, в котором уже нет никакого смысла.

    – Сменим тему. Вы не знаете, куда девали ногу Олейника, которую так и не похоронили с телом?

    – Это я хотел бы спросить у прокурора, почему ее отрезали и почему не объяснили общественности, что это эксперт взял на экспертизу. Даже после того, когда были проведены исследования, он чисто по-людски не поступил, не пришил ее обратно к телу. Это есть в материалах дела.

    – Как вы себя чувствуете сейчас? У вас и правда проблемы с сердцем?

    – В 2008 году мне делали операцию на сердце. В СИЗО нет кардиолога и аппаратуры. Врача не пускают уже 9 месяцев.

    – Сколько человек с вами в камере?

    – Трое. Это посторонние люди, и я не хотел бы говорить, за что их там держат.

    – Ваши ходатайства об освобождении на подписку, скорей всего, отклонят. Вы к этому готовы?

    – Я с удовольствием буду участвовать в этом суде и буду настаивать на открытости процесса. Чтоб каждый документ следствия был известен общественности.

    – Верите, что выйдете на свободу?

    – Да. Я хочу выйти уже сейчас (смеется).

    Справочная «Газеты…»

    Бывшего нардепа Виктора Лозинского обвиняют по целой серии статей УК – умышленное убийство жителя села Грушка Валерия Олейника, побои (речь идет об издевательствах над охотниками), умышленное уничтожение имущества и незаконное завладение чужим авто (имеется в виду факт отъема старых «Жигулей» у одного из недругов Лозинского и поджога машины), незаконное обращение с оружием.

    Экс-прокурору Голованевского района Евгению Горбенко и бывшему начальнику тамошнего райотдела Михаилу Ковальскому вменяют злоупотребление служебным положением, заведомо неправдивые показания и сокрытие преступления.

    Егерь Василий Перепелица обвиняется в незаконном обращении с оружием.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ