Валерий Хорошковский: «Я уйду, когда решит президент, а не интернет-сообщество!»

    Глава СБУ рассказал о том, кто платит за его ужины, и о вертолете Януковича
    Валерий Хорошковский возглавляет СБУ с 11 марта текущего года. За это время у нас накопилось к нему множество вопросов. Встретились мы с Валерием Ивановичем в главном здании ведомства на улице Владимирской в Киеве. По словам самого Валерия Ивановича, заняв кабинет председателя Службы, после Валентина Наливайченко, он ничего здесь не менял. Только
    • Инна Золотухина, «Сегодня»
    • 17 Грудня, 2010, 09:22
    • Розсилка

    Глава СБУ рассказал о том, кто платит за его ужины, и о вертолете Януковича

    Валерий Хорошковский возглавляет СБУ с 11 марта текущего года. За это время у нас накопилось к нему множество вопросов. Встретились мы с Валерием Ивановичем в главном здании ведомства на улице Владимирской в Киеве. По словам самого Валерия Ивановича, заняв кабинет председателя Службы, после Валентина Наливайченко, он ничего здесь не менял. Только государственный флаг и вазон с цветком на другое место переставил.

    «К Александру Турчинову у нас вопросов пока нет»

    — Валерий Иванович, в свое время вы заявляли о том, что существует угроза жизни президенту. Что конкретно вы имели в виду?

    — Ответить конкретно невозможно по определению. Все, что касается высших должностных лиц государства, является закрытой информацией. Могу лишь отметить, что первое лицо страны так или иначе всегда находится под угрозой.

    Но имеются уровни риска: обычный или повышенный. Из этого мы и исходим. В данном случае у нас были конкретные сигналы. После их анализа нами были предложены усиленные меры по обеспечению охраны главы государства. Считаю, что наши действия оправдали себя. Сегодня ситуация под контролем.

    — А полеты на вертолете не несут в себе опасности? Президент ведь собирается добираться на Банковую из Межигорья по воздуху…

    — Полеты по руслу Днепра являются безопасными и разрешенными. Вопрос стоит только о том, летать ли над городом. Предусмотренная под посадку площадка находится недалеко от русла Днепра, поэтому мы не видим проблем.

    — При Ющенко СБУ активно занималась рассекречиванием архивных документов по Голодомору и УПА. Проводила выставки этих документов. Говорят, что сейчас вы прекратили работу в этом направлении.

    — Это неправда. Не стоит создавать ажиотаж вокруг проблемы, которой не существует. Работа по рассекречиванию материалов не прекращалась ни на один день. В текущем году было рассекречено более 800 архивных дел, а это 1200 томов! Для того, чтобы убедиться в этом, каждый гражданин может прийти в наш информационно-справочный зал открытого электронного архива. Туда даже пропуск не нужен. Такие же залы работают в региональных управлениях СБУ. Другое дело, что в 2010 году их посетило всего 600 человек.

    — Еще при вашем предшественнике экс-председателе СБУ Валентине Наливайченко в российских СМИ выдвигались предположения о том, что некоторые из рассекреченных документов по Голодомору были сфальсифицированы в угоду власти.

    — Фальсификациями никто заниматься не будет. Вопрос в том, что взгляд в историю всегда не однозначен. А это позволяет немножко приукрасить или исказить факты, подать их, так сказать, под определенным углом.

    Я не буду утверждать, что у моего предшественника имелись в этом смысле какие-то внутренние мотивации, которые и привели к этому. Отмечу лишь, что работа по восстановлению исторической правды, безусловно, является важной частью деятельности Службы. Но отнюдь не основной. У нас есть много других первостепенных задач.

    — В интервью с вами журналист Ольга Мусафирова предположила: ваши отношения с одним из лидеров БЮТ и экс-главой СБУ Александром Турчиновым можно охарактеризовать как поединок двух руководителей СБУ. А вы ответили: поединка нет, а ситуация с Турчиновым будет развиваться исключительно законным образом. Что конкретно вы имели в виду? Возможно, против Турчинова расследуется уголовное дело в СБУ?

    — Только то, что я сказал. Если в рамках нашей работы будут возникать документы и факты о противоправной деятельности Александра Турчинова, мы их будем расследовать. На сегодняшний день все вопросы, которые нас интересовали, мы ему уже задали. Других вопросов к нему у нас пока нет.

    — КРУ выявила нарушения в использовании бюджетных средств Кабмином Юлии Тимошенко на 53 млрд гривен. Расследует ли в связи с этим СБУ уголовные дела? Какие именно?

    — В деятельности Кабмина Юлии Тимошенко действительно было зафиксировано большое количество нарушений, связанных с превышением власти либо злоупотреблениями. Это же подтвердил и проведенный международный аудит. Но этот вопрос находится в плоскости Генпрокуратуры. У нас есть определенные дела, в расследовании которых мы оказываем помощь Генпрокуратуре с точки зрения оперативно-розыскных мероприятий. Есть также и те, которые мы сами ведем.

    «Дело Анатолия Макаренко скоро уйдет в суд»

    — Когда будет передано в суд уголовное дело относительно экс-главы Гостаможслужбы Анатолия Макаренко?

    — СБУ совместно с Генпрокуратурой уже отработали все материалы, которые касаются данного уголовного дела. На сегодняшний день задержки за нами нет. Как только подследственные ознакомятся с многотомным уголовным делом, оно будет в суде.

    — Кстати, адвокат Анатолия Макаренко Юрий Сухов подозревает, что Служба безопасности Украины осуществляет относительно него мероприятия оперативного характера. В частности, оперативно-розыскные или контрразведывательные.

    — Я могу оценить это заявление как самопиар адвоката.

    — По словам Романа Зварыча, который возглавлял временную комиссию ВР по расследованию иска «РосУкрЭнерго» в Стокгольмском арбитражном суде и ареста экс-главы Гостаможни Анатолия Макаренко, комиссия не добилась результатов, потому что СБУ засекретила «дело Макаренко». Когда, на ваш взгляд, эти материалы станут доступными для общества?

    — Наличие любого секретного материала в деле требует засекречивания самого дела. Такой документ был. Поэтому возникли сложности не только с запросами Р. Зварыча, но даже с получением допуска адвокатам к материалам этого дела. Поэтому мы учли тот факт, что у нас собрано достаточное количество доказательств открытого характера, и решили, что при предъявлении обвинения мы не станем опираться на этот секретный документ. Таким образом, данное дело на сегодня не является секретным.

    — СБУ возбудила девять уголовных дел против чиновников КГГА и Киевского городского совета. Как в отношении конкретных лиц, так и фактовые. Прокомментируйте, пожалуйста, ход расследования этих дел.

    — Согласно докладу начальника нашего Главного следственного управления, некоторые из этих дел требуют еще работы по сбору доказательной базы. Некоторые уже доказаны. Я уверен, что в конце концов все обвинения будут предъявлены, после чего дела будут направлены в суд.

    — Шевченковский райсуд Киева закрыл производство по делу экс-министра регионального развития Василия Куйбиды. Согласны ли вы с таким решением?

    — Решение суда об отсутствии в действиях бывшего чиновника признаков административного нарушения, мягко говоря, вызывает удивление. Тем более, что постановление было вынесено судьей единолично в отсутствие прокурора, самого Куйбиды либо его представителя. Отмечу, что оперативники СБУ составили протокол в отношении экс-министра в июне, а еще в мае этим же судьей Шевченковского райсуда был привлечен к ответственности за совершение данного правонарушения подчиненный Куйбиды - руководитель Государственной архитектурно-строительной инспекции Украины. Он полностью признал свою вину и рассказал о том, что совершал противоправные действия (а речь идет о назначении начальника территориального органа ГАСИ без прохождения обязательной процедуры конкурсного отбора и согласования кандидатуры с губернатором Ровенской области) по указанию тогдашнего министра Куйбиды. Поэтому мы, естественно, будем обжаловать это решение суда.

    — Завершено ли расследование уголовного дела по факту разглашения гостайны директором музея «Тюрма на Лонцького» Романом Забилым? О чем конкретно идет речь в деле? Понесет ли историк уголовную ответственность?

    — Мы возбудили уголовное дело по покушению на разглашение государственной тайны. Ведь сотрудник СБУ вез из Киева во Львов дискету с рабочей информацией. Проще говоря, Забилый нарушил служебные инструкции, а также, скорее всего, и закон Украины. Но точный ответ на этот вопрос должна дать экспертиза, на проведение которой требуется время, поскольку специалисты должны изучить огромное количество документов. После чего степень вины Романа Забилого будет устанавливать следствие и, в случае необходимости, суд. Впрочем, могу отметить, что, исходя из уже исследованных на сегодня первичных документов, можно утверждать, что документы с грифом «секретно» на этой дискете все-таки имеются.

    — А куда и кому он вез эти документы?

    — Ответ на этот вопрос даст следствие.

    «От человеческого фактора никто не застрахован»

    — Сегодня внимание всего мира приковано к событиям, которые разворачиваются вокруг скандально известного сайта «Викиликс», опубликовавшего дипломатическую переписку США, а также секретные документы о войне в Ираке и Афганистане. Насколько защищены украинские государственные информационные ресурсы?

    — Для того, чтобы отвечать на этот вопрос, надо знать источник утечки информации. Если он тот, о котором нам говорят (напомним, что речь идет о военнослужащем, который выкрал документы. - Авт.), это говорит о человеческом факторе. А от этого никто не застрахован. Но, если бы меня попросили дать оценку уровня защиты данных нашего государства, я бы сказал, что в целом мы выше удовлетворительного уровня. Даже учитывая тот факт, что финансового ресурса, который мы направляем на защиту информации, сегодня явно не достаточно. Особенно по отношению к тем деньгам, которые тратятся на ее получение незаконным путем.

    — А как вы оцениваете информацию «Викиликс» о том, что глава «РосУкрЭнерго» Дмитрий Фирташ общался с Севой Могилевичем? Это может быть правдой?

    — Кажется, Дмитрий Фирташ уже ответил на этот вопрос.

    — А вы не пытались проверить информацию сайта?

    — А что проверять? Мы работаем только в правовом поле. У нас просто нет предмета для проверки.

    — Будет ли возобновлено расследование факта уничтожения 20-ти томов дела Севы Могилевича в 2005 году при главе СБУ Турчинове?

    — Насколько я понимаю, по этому поводу было в свое время возбуждено уголовное дело, но суд его закрыл. И сегодня будет достаточно тяжело что-то восстанавливать, потому что нет самих материалов дела.

    — А какие вообще у вас отношения с Дмитрием Фирташем? Говорят, вы друзья?

    — Это личный вопрос. Я не хочу давать оценку нашим отношениям. Могу лишь сказать, что у меня с ним хорошие отношения.

    — А с министром топлива и энергетики Юрием Бойко и главой Администрации президента Сергеем Левочкиным:

    — А что это меняет? Мы в хороших, близких отношениях. Но мы умеем разделять служебные и личные отношения. Это аксиома. Да, хорошие отношения позволяют создать хорошую рабочую среду. Но в дальнейшем все оценивается по профессиональным качествам. Можешь что-то сделать - делай. Не можешь? Будем дружить дома.

    — А кому все-таки принадлежит контрольный пакет телеканала «Интер»? Ходят слухи, что в этом бизнесе есть также и деньги Дмитрия Фирташа.

    — Я уже говорил, что у Дмитрия Фирташа был опцион (право выкупа акций. - Авт.), который должен был быть исполнен до начала 2010 года. Он не исполнен. Соответственно, мы находимся в процессе переговоров. Но на сегодняшний день Фирташ не является акционером канала.

    — 10 декабря на допрос в УСБУ г. Киева вызвали замглавреда интернет-газеты «Фраза» Кирилла Баранова. Позже на вашем сайте появилась информация о том, что он проходит в качестве свидетеля по делу об организации несанкционированного вмешательства в работу систем электросвязи операторов мобильной связи Украины. Каким образом журналист мог стать свидетелем по этому делу?

    — Дело в том, Кирилл Баранов дружил с одним из правонарушителей. Тот даже бывал у журналиста дома. Сейчас приятель Баранова задержан. А второй подозреваемый находится в розыске.

    — И чем же занимался этот правонарушитель?

    — С помощью специального оборудования они незаконно изготавливали и продавали иностранным студентам карточки для звонков за границу. Эти карточки действуют таким образом, что оператор видит звонок как внутренний. Соответственно, оплата - по самому дешевому тарифу. Ущерб от действий подозреваемых оценивается в миллион гривен. Я не понимаю, почему в СМИ поднимается такой ажиотаж, если повестку получает журналист. У меня есть глубочайшее убеждение, что журналисты такие же граждане, как и все остальные. А значит, обязаны отвечать, если у следователя возникли к ним вопросы. Когда я возглавлял Таможенный комитет, меня вызывали в следственное управление Генпрокуратуры по делу об отравлении экс-президента Виктора Ющенко. Я провел на допросе 8 часов, и мне задавали вопросы, которые, на мой взгляд, не имели никакого отношения к материалам дела, но следователю виднее. Более того, это происходило через пять лет с момента события! Но я выполнил свой гражданский долг.

    — Вызывает удивление, что журналист имел отношение к преступнику. Представители СМИ обычно осторожны в своих связях .

    — Это неправда. Журналист всегда находится на передовой, на острие событий. А значит, у него возможность стать свидетелем гораздо выше, чем у любого другого гражданина. Ваша профессия не зря считается опасной.

    «Если бы мы следили за всеми, у кого мания преследования, у нас штат был бы гораздо больше!»

    — Журналисты ТВi, 5 канала и СТБ заявляют о продолжении давления на СМИ и призывают уволить главу СБУ Валерия Хорошковского. Об этом говорится в обращении трех телеканалов к президенту, депутатам, Парламентской Ассамблее Совета Европы, депутатам Европарламента. Кроме того, представители СМИ требуют вашего ухода из Высшего совета юстиции. А директор ТВi Николай Княжицкий и главный редактор этого же канала Виталий Портников утверждают, что СБУ установила за ними слежку. Что вы на это скажете?

    — Скажу, что это существенное преувеличение возможностей СБУ. Если бы мы следили за всеми, у кого мания преследования, у нас штат был бы раза в четыре больше! Уверен, что своими скандальными заявлениями их инициаторы добиваются одного: привлечь внимание к рассмотрению Верховным судом Украины вопроса об отмене результатов конкурса Нацсовета по телевидению и радиовещанию по ранее выделенному частотному ресурсу.

    — СМИ не раз упрекали вас в излишней заинтересованности деятельностью некоторых общественных организаций и журналистов. Например, исполнительный директор Института массовой информации Виктория Сюмар заявила, что к ее консьержке приходили люди с удостоверением сотрудников СБУ и расспрашивали о ней. А немецкий журналист Конрад Шулер - о том, что за ним следили.

    — То, что говорит Виктория Сюмар, не соответствует действительности. От нас к консьержке никто не приходил. А в отношении Шулера мы действительно проводили проверку, причем я обращал внимание, что начата она была еще при предыдущей власти. Потому что он не был аккредитован в МИД Украины, а это нарушение закона. Я ему, когда он брал у меня интервью, все это объяснил. При этом никаких оперативных действий в отношении этого журналиста мы не осуществляли.

    — Правда ли, что вы проводите обеды для представителей иностранных дипломатических ведомств и неправительственных международных организаций? Если да, то зачем вы это делаете?

    — Я могу вам сказать, что обедаю один раз в день (смеется). А кто мои партнеры? Бывает по-разному. По роду своей деятельности я поддерживаю рабочие отношения, в том числе с официальными представителями иностранных спецслужб, с представителями дипломатических структур и неправительственных организаций. А также другими иностранными и отечественными организациями, которые принимают участие в политической жизни страны. Почему я это делаю? Потому что хочу, чтобы они понимали наши мотивы и действия. Хочу объяснить им, что СБУ - это не атавизм КГБ СССР, а новая спецслужба молодого государства, у которой есть свои цели и задачи. Спецслужба, которая работает исключительно в рамках законодательства и на благо украинского народа.

    «На госслужбе я за все плачу сам!»

    — А кто все-таки заплатил за ужин в Брюсселе с депутатами Европарламента? В посольстве утверждают, что не платили.

    — У меня есть правило: на госслужбе никогда не пользуюсь госпривилегиями. Я за все плачу сам. Всегда.

    — И в какую сумму «влетел» вам этот ужин?

    — Я считаю, что недорого. Потому, что ужин на четверых в хороших киевских ресторанах обходится дороже. А в Брюсселе присутствовало около 20-ти человек. Цифру называть не буду.

    — Тем не менее, в посвященной нашей стране резолюции Европарламент высказал обеспокоенность сохранностью свободы слова в Украине и вмешательством СБУ в политическую жизнь.

    — А вот это уже результат определенных усилий одной украинской политической силы.

    — Вы хотите сказать, что она заплатила за это решение?

    — Зачем же так упрощенно. Кстати, эта резолюция была намного мягче, чем планировалось изначально. В том числе потому, что мы смогли объяснить, что происходит на самом деле.

    — А негативные публикации о вас в СМИ вы тоже считаете результатом политического заказа?

    — А вы сами подумайте. Возьмите ситуацию вокруг хозяина и основателя «Викиликс» (напомним, австралийца Джулиана Ассанжа в Швеции подозревают в домогательствах. - Авт.). Это, конечно, исключительный случай, но разве у нас подобное сделали с кем-то из представителей СМИ? Мы что, вмешиваемся в редакционную политику? Что-то запрещаем?

    — Но наших журналистов не подозревают в уголовных преступлениях...

    — Любой журналист в Украине имеет право свободно писать и говорить. Что-то кому-то запрещалось? Или были звонки с угрозами и требованиями? Нет. Это абсурд! Меня другое обстоятельство волнует: почему наши журналисты иногда так безответственно пишут? Почему обвиняют, не имея доказательств? Почему устраивают травлю за деньги?

    — У вас есть факты, что кто-то вас заказал?

    — А я не о себе говорю. Вы разве не знаете об организованных публичных кампаниях оскорбительного характера? Я, например, готов отвечать на любые вопросы, но только в рамках вопросов, а не обвинений. Особенно когда обвинения беспочвенны. В результате недостоверные факты наслаиваются друг на друга - и трудно понять, где правда, а где ложь.

    — Так есть заказ против вас или нет?

    — Есть заказ. Кто-то в этом заинтересован непосредственно, а кто-то просто из чувства журналистской солидарности поддерживает эту кампанию. Этих обвинителей почему-то не волнует, что СБУ стала лучше работать! По качеству раскрытых преступлений, по фигурам, которые нами задержаны, по количеству благодарностей, которые мы получаем от других спецслужб в рамках проведенных совместных мероприятий! Почему это не интересно вашим коллегам? Вот вам только один пример. Недавно было раскрыто уголовное дело о краже таможенной базы данных, в которой содержалась информация обо всех субъектах внешнеэкономической деятельности нашей страны и торговых операциях. В течение 10 лет эта информация поставлялась на рынок. А сейчас мы смогли задержать виновных - не распространителей, а организаторов.

    — Поговаривают, что сотрудники СБУ крайне недовольны своим окладом.

    — Мы же бюджетники! В текущем году увеличили немного зарплаты, в следующем чуть-чуть увеличим. Но на достойный уровень сможем выйти не раньше чем через 5-7 лет. Таковы реалии.

    «Моя жена не управляет «интером»

    — Говорят, на Западе существует практика: когда успешный бизнесмен притязает на роль госчиновника, он заполняет декларацию о возможных конфликтах интересов. Как вы думаете, нужно ли вводить ее у нас? Возможно, если бы вы изначально заполнили такую декларацию, к вам бы не предъявляли претензии? Ведь, в основном, говорят именно о ваших бизнес-интересах!

    — Подобная практика мне хорошо знакома. Поэтому я исключил все моменты, которые могли бы привести к конфликту интересов. В том числе передал управление своими активами юридической компании. Многие СМИ превратно толкуют, что я их передал своей жене. Это неправда. Она является директором владельческой компании. Но не занимается управлением. Таким образом, ни я, ни моя семья, сегодня отношения к управлению телевизионными активами не имеет. Как, впрочем, и любыми другими.

    — Кто, на ваш взгляд, в идеале должен быть во власти? Профи-чиновник или опытный, успешный бизнесмен?

    — Здесь нет единого подхода. Потому что каждый в этой жизни ищет способ самореализации. Кроме того, надо учесть, что Украина - это молодое государство без школы госуправления. И то, что бизнесмены приходят во власть, говорит лишь о том, что в бизнес-среде выросли реальные управленцы, которые могут, понимают и осязают большие системы. Соответственно, в состоянии ими управлять. Конечно, приходя во власть, бизнесмен не должен думать об обогащении. И в этом вопросе есть два типа поведения. Некоторые предприниматели выдерживают это испытание. Другие - нет.

    — Ходят слухи, что вам скоро придется покинуть пост главы СБУ. Уже и кандидатуры называют.

    — Конечно, я уйду, - смеется. - Но лишь тогда, когда это решение примет президент, а не интернет-сообщество.

    Что угрожает Украине

    — Валерий Иванович, что же все-таки угрожает безопасности нашей страны?

    — Недавно Совет нацбезопасности определил основные векторы нашей деятельности на следующий год. Перед нами стоят как старые задачи - контрразведка, борьба с организованной преступностью, терроризмом и наркотрафиком, - так и новые. В частности, противодействие кибертерроризму. По силе воздействия эта угроза может быть сравнима с реальными военными действиями. Особенно если она касается разрушения информационных систем стратегически важных объектов. Например, атомных станций, металлургических и химических производств. Сейчас мы изучаем опыт борьбы с этим явлением, который уже накоплен нашими коллегами в других странах.

    — А у сотрудников СБУ имеется свой опыт борьбы с киберпреступностью?

    — Недавно мы провели совместную операцию с ФБР. Обезвредили международную преступную группу хакеров (в нее входили и граждане нашей страны), которая занималась изъятием денежных средств из американских банков и за достаточно короткий срок сняла со счетов $200 миллионов. Впрочем, это лишь один пример. Украина обладает сильнейшим потенциалом программистов, и, по большому счету, не их вина, что уровень оплаты труда таких специалистов у нас не сопоставим с оплатой хакерских услуг. В связи с чем мы сейчас думаем о том, как нам заинтересовать цвет компьютерной среды в создании защитных технологий и тем самым не допустить их участия в преступной деятельности.

    — Насколько мне известно, в СБУ даже работает специальное управление по борьбе с киберпреступностью...

    — Да. Но мы планируем преобразовать его в департамент и значительно расширить.

    — Наверное, это недешевое удовольствие?

    — Давайте посчитаем, что дешевле. Создать и оборудовать рабочие места или разбираться с последствиями кибератак?

    — В правоохранительных органах ходит анекдот о том, что у нас в стране работает равное количество американских и российских шпионов.

    — Ну, это, как вы сказали, анекдот!

    — А если серьезно, кто интересуется тайнами нашего государства? Я слышала, что есть и поляки, и китайцы.

    — Наша деятельность в данном направлении является глубоко секретной. Но ясно, что Украина живет в не безвоздушном пространстве. Мы постоянно ощущаем интерес многих разведок мира. Противодействовать им (особенно учитывая финансово-экономические условия) не просто. Тем не менее, за этот год мы значительно укрепили свои контрразведывательные возможности и изменили подход к работе. Сейчас работаем не только от сигнала, но и систематизируем работу по объектам, которые требуют защиты. И несмотря на наличие или отсутствие угрозы, устанавливаем там контрразведывательный режим. Это позволяет нам работать более эффективно. В результате мы запретили въезд в Украину на пять лет 34 иностранцам, которые подозреваются в причастности к международным террористическим организациям. Инициировали досрочный отзыв 5-ти иностранных разведчиков - 2-х дипломатов и 3-х сотрудников иностранной спецслужбы. Возбудили уголовные дела по статье 114 УК Украины (шпионаж) относительно 4-х иностранцев. И одно уголовное дело в отношении 2-х граждан Украины по статье 111 УК Украины (государственная измена).

    «От коррупции спасет админреформа?»

    — Вы не раз заявляли о том, что СБУ активно борется с коррупцией. Каких результатов удалось достичь? Например, с коррупционерами в судах?

    — Мы оформили 1920 админпротоколов о коррупции (в том числе 79 относительно коррупционеров, которые занимали высокие государственные должности). Раскрыли 1466 преступлений в сфере служебной деятельности чиновников. В частности, госслужащие и должностные лица местного самоуправления совершили 473 преступления, судьи - 46, таможенники - 56, милиционеры - 296. Но самое страшное, на мой взгляд, заключается не в том, что кто-то получает откаты на каких-то тендерах (мы эти факты выявляем и наказываем виновных). А в том, что сегодня мы сталкиваемся с системой взяточничества на всех уровнях нашей жизни. При этом в системе теневой экономики фиксированная зарплата вообще не является стимулом. Это уже не коррупция, это способ жизни! И силами одних правоохранительных органов ее не победить.

    — И как же бороться с этим явлением?

    — Начатая президентом Админреформа - это первый существенный шаг в данном направлении. Могу объяснить, почему. Дело в том, что речь не идет о формальном сокращении чиновничьего люда (хотя само по себе это позитивно - чем меньше чиновников, тем меньше взяток), а о целом ряде мероприятий. В частности, сокращение количества всевозможных разрешений, установлении прозрачных (не коррупционных) отношений между бизнесом и властью, создании системы мотивации для госслужащих. Не секрет, что в странах Западной Европы зарплаты чиновников ниже рыночных. Но у них есть социальные льготы и преимущества, которые они боятся потерять. Поэтому в большинстве случаев они не рискуют брать взятки. Так должно быть и у нас.

    — А сколько сотрудников СБУ погорели на коррупции?

    — В этом году мы передали в органы прокуратуры материалы на пятерых человек. Но на основании внутренних расследований мы увольняем гораздо больше сотрудников.

    — Говорят, некоторые ваши подчиненные воюют с милицией за право «крышевать» наркотрафик?

    — В этом утверждении нет ни слова правды. Да, есть нечистые на руку сотрудники СБУ, но мы их выявляем и быстро с ними прощаемся. Кроме того, совместно с внутренней безопасностью МВД расследуем ряд уголовных дел против сотрудников милиции, которые занимались «крышеванием» наркоторговцев. Изымаем крупные партии наркотиков. Например, на днях задержали 1 кг кокаина в Крыму.

    Как отдыхает Хорошковский

    — Мне присуще то же, что и всем другим людям, - говорит Валерий Иванович. – С той лишь разницей, что я люблю активный отдых. В юности занимался боевыми видами спорта.

    — Я слышала, что в Переяслав-Хмельницком есть элитный спорт-клуб, где вы часто бываете?

    — У этого клуба есть слоган: «Два шага назад». Проще говоря, два шага от цивилизации к природе. Там широкий разлив Днепра, и можно заниматься вейком (водная лыжа). А также футболом, теннисом, волейболом. Но после назначения на должность главы СБУ времени, к сожалению, нет.

    — Говорят, у вас там есть бунгало в 200 кв. метров?

    — Что-то типа того.

    — Там бывают и другие публичные люди?

    — Бывают. Но называть их фамилии не стану.

    — Сколько личных денег вы потратили за время работы в СБУ на представительские цели?

    — Много.

    — Сколько конкретно?

    — Достаточно много!

    Начинал токарем

    Имя: Валерий Хорошковский

    Родился: 01.01.1969 в Киеве

    Работал учеником токаря на «Арсенале». В середине 1990-х занялся бизнесом, был президентом концерна «Меркс Интернешнл». В 1997—1998 г. — первый помощник премьер-министра Украины В. Пустовойтенко. В 2001 году создал политпроект «Команду озимого поколения». Был министром экономики в правительстве Виктора Януковича в 2002—2004 годах, но ушел со скандалом, поссорившись с Николаем Азаровым. С 2007 по 2009 год по квоте премьер-министра Тимошенко — глава Гостаможслужбы. С 2009 года назначен первым замом председателя СБУ. С тех пор отношения с Тимошенко у него сильно испортились (она обвиняла его в защите «РосУкрЭнерго» и Дмитрия Фирташа). Комментировать отношения с лидером БЮТ он отказался. С марта 2010 года — глава СБУ. Является выходцем из крупного бизнеса и просто богатым человеком (совладелец телеканала «Интер»).

    Состояние оценивается в $804 млн.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ