Оппозиции бросили яблоко раздора

    Парламент принял изменения в регламент, провоцирующие оппозицию на внутренние конфликты
    Во вторник, 27 апреля, под шумок ратификации Харьковского соглашения и утверждения госбюджета силами депутатов из парламентской коалиции были приняты изменения в регламент Рады. Анализ новых норм регламента показывает, что изменения существенно упрощают жизнь внефракционных депутатов Рады и некоторым образом усложняют жизнь парламентской оппозиции.
    • Алексей Педосенко, «Главком»
    • 29 Квiтня, 2010, 10:00
    • Розсилка

    Парламент принял изменения в регламент, провоцирующие оппозицию на внутренние конфликты

    Во вторник, 27 апреля, под шумок ратификации Харьковского соглашения и утверждения госбюджета силами депутатов из парламентской коалиции были приняты изменения в регламент Рады. Анализ новых норм регламента показывает, что изменения существенно упрощают жизнь внефракционных депутатов Рады и некоторым образом усложняют жизнь парламентской оппозиции. Изменения наоборот стимулируют ее дробление и отнюдь не способствуют консолидации оппозиционеров. Кроме того, решение Рады открыло дорогу к беспрепятственному избранию силами коалиции именно тех вице-спикеров парламента, которые ей выгодны.

    Разделяй и властвуй

    Согласно подкорректированному регламенту, теперь каждая фракция отдельно может принять решение о своей оппозиционности и иметь права оппозиционной фракции. Если раньше регламент гласил, что «только одна оппозиционная депутатская фракция или одно оппозиционное объединение депутатских фракций может быть парламентской оппозицией», то в шестом созыве Рады таких оппозиций может быть сколько угодно.

    Ранее регламент накладывал численное ограничение для фракций, которые хотят считаться парламентской оппозицией. В такой фракции или объединении фракций количество депутатов-членов всегда должно было быть не менее, чем половина численности парламентской коалиции. Иначе говоря, если в коалиции было бы 250 депутатов, то правами оппозиции могла обладать фракция или союз фракций, куда входят не менее 126 парламентариев.

    Теперь любые количественные ограничения сняты, и о своем оппозиционном статусе может объявить фракция с произвольным количеством депутатов. Наверняка эта норма по задумке представителей коалиции (автором законопроекта № 6193-1 ставшего частью регламента был внефракционный депутат Василий Киселев, член большинства) призвана запутать процесс распределения квот в руководстве ключевых комитетов ВР. Оппозиция, согласно новой редакции Регламента, сохраняет за собой первоочередное право выбора должностей председателей в ключевых парламентских комитетах: бюджетном, регламентном, свободы слова, комитета по судоустройству и некоторых других, чуть менее приоритетных. Но теперь в случае существования в парламенте нескольких оппозиционных фракций им придется садиться за стол переговоров и искать консенсуса касательно распределения своих квот. Причем, обновленный регламент, обязывает их заключать отдельное соглашения, которое бы закрепляло распределение этих должностей внутри оппозиции. Если такого соглашения не будет, то квоты будут распределяться… по жребию.

    Внефракционные

    Вчерашнее голосование значительно упрочило позиции внефракционных народных депутатов. Безусловно, оно стало продуктом консенсуса между фракциями коалиции и теми депутатами, кто входит в нее, не будучи членом ни одной из фракций. Изменениями в регламент предусмотрено, что внефракционные народные депутаты могут объединяться в депутатскую группу внефракционных. За депутатской группой внефракционных народных депутатов, количественный состав которой составляет 15 и более человек, признаются права на участие в заседаниях Согласительного совета с правом решающего голоса. Также внефракционные получат право предлагать членов своей группы в состав временных специальных и следственных комиссий Рады.

    Еще одна немаловажная опция для внефракционных – право ее представителя выступать от имени своей группы по каждому вопросу повестки дня. Впрочем, все это возможно лишь после того, как численность внефракционных в Раде увеличится до 15 человек.

    Сейчас в ВР пять депутатов, не входящих ни в одну из фракций. Но два идейных вдохновителя этой группы – Василий Киселев и Игорь Рыбаков – уже пообещали, что скоро ее численность может возрасти до нужного числа.

    Но ликовать внефракционным депутатам рано. Их статус, напомним, находится вне конституционного поля. Совсем недавно на этом настаивал один из действующий судей Конституционного суда Виктор Шишкин. «Конституция не предусматривает появления внефракционных депутатов. Депутат с точки зрения партийного руководства может быть плохой, он не так голосует, но исключить его из фракции нельзя», - заявлял судья.

    Шишкин может ссылаться на решение КС от 25 июня 2008 года. Тогда КС в резолютирующей части указал, что у депутатов нет права не входить в любую из зарегистрированных фракций.

    Заявление Шишкина и это решение КС может подтолкнуть оппозицию к тому, чтобы оспорить новые нормы регламента в КС. Фракциям оппозиции невыгодно усиление позиций внефракционных депутатов – это будет дополнительным стимулом для оттока парламентариев из фракций, которые являются оппонентами действующей власти.

    Но, как говорят в БЮТ, оспаривать изменения в регламент они в ближайшее время не будут – их не устраивает состав КС. «Мы не видим в этом необходимости, ведь действующий КС – это филиал Банковой. Мы найдем другие возможности, чтобы восстановить законность и справедливость», - пообещал «Главкому» один из ключевых юристов команды Тимошенко, парламентарий Виктор Швец.

    Оппозиция может остаться без вице-спикера

    Еще одним пунктом изменений в Регламент парламент открыл дорогу к избранию заместителей спикера. Раньше выборы первого вице-спикера и спикера ВР проходили в режиме тайного голосования, и решение считалось принятым, если в голосовании участвовали не менее 300 народных депутатов.

    Теперь закон устанавливает, что решения об избрании первого заместителя и заместителя председателя Верховной Рады Украины принимаются открытым поименным голосованием большинством голосов народных депутатов ее конституционного состава – 226 голосами - и оформляются соответствующими постановлениями.

    Сегодня большинству ПР, коммунистов и Блока Литвина не составит труда провести в президиум выгодного коалиции первого вице-спикера Рады, кресло которого сейчас вакантно. Коалиция также сможет назначить своего человека и на должность вице-спикера. В данный момент оппозиция имеет в этом кресле своего представителя – члена фракции БЮТ Николая Томенко. Уже в ближайшее время оппозиционеры могу потерять и этот рычаг контроля над деятельностью руководства Рады. Регламент, напомним, не закрепляет за оппозицией право иметь собственного представителя в президиуме ВР.

    Демократития или закручивание гаек?

    Отметим, что в практике парламентов мира нет механизма взаимодействия между более многочисленными и менее многочисленными фракциями оппозиции.

    Но, к примеру, в Великобритании – стране с развитыми парламентскими традициями, самая крупная оппозиционная фракция имеет особый статус и привилегии. Там парламентская оппозиционная партия, которая набрала наибольшее количество голосов из числа тех партий, которые не вошли в большинство, получает особый статус - «оппозиции Ее (или Его) Величества». Ее лидер даже проходит формальную процедуру утверждения монархом и получает зарплату именно в качестве лидера оппозиции. Именно эта фракция формирует теневой Кабмин, получает право формирования повестки дня в специально выделенные оппозиции сессионные дни. Из 20 сессионных дней в британской Палате общин 17 отданы на откуп «королевской оппозиции», а более мелкие партии имеют такие привилегии лишь три дня в году. Вместе с тем грант, который дается всем оппозиционным партиям, представленным в парламенте, распределяется между ними равномерно, согласно численности каждой из политических сил.

    Почти все эти вещи не урегулированы специальными законами, а реализуются на основе традиций британского парламентаризма, законами урегулированы лишь аналогичные нормы в законодательстве бывших колоний Великобритании, где действуют аналогичные механизмы.

    Во Франции статус главной оппозиционной фракции автоматически не следует из того, является ли фракция наибольшей по численности неправительственной партией. Такой статус принадлежит той фракции, которая выступает с последовательной критикой действий власти.

    В более близкой для нас Литве, в отличие от Украины, оппозиции гарантировано право делегировать в заместители главы Сейма своего представителя. Есть в Литве и численные ограничения для оппозиции. Если речь идет о реализации права иметь собственного представителя в руководстве бюджетного комитета, то численность оппозиционной фракции должна составлять не менее половины парламентского меньшинства.

    В целом новую редакцию регламента Верховной Рады можно назвать более демократичной: теперь не только «оппозиция Ее величества» в украинском варианте получит право официально называться парламентской оппозицией и иметь соответствующие права. В будущем при повышении парламентской культуры, изменения могу сыграть положительную роль.

    Но в реалиях Верховной Рады Украины шестого созыва это будет означать только одно – усложнение отношений БЮТ и НУНС. На пути к консолидации оппозиционных фракций для противопоставления себя коалиции и власти в целом теперь встанут интересы и амбиции различных групп в НУНС и, отчасти, в БЮТ. Сюда же могут вмешаться и амбиции отдельных личностей, ведь речь идет о распределении руководящих должностей в профильных комитетах Рады.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ