Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    РАДоваться нечему

    • Святослав Хоменко, «Главком»
    • Розсилка
    РАДоваться нечему

    Нынешняя Верховная Рада – самый слабый парламент в истории Украины

    Не секрет, что, голосуя за изменения в Конституцию, подавляющее большинство народных депутатов руководствовались не пространными измышлениями вроде необходимости привести правовое поле в соответствие с политической реальностью и устранить коллизии, вызванные знаменитым решением Конституционного суда об отмене политреформы. Мотивы народных избранников были намного более простыми: они просто добавили себе полтора года полномочий, продлив срок жизни действующего созыва Верховной Рады Украины – самого слабого парламента в истории нашего государства.

    Поэтому праздником вчерашний день станет лишь для проголосовавших за обновление Конституции депутатов да еще доброй половины их коллег, которым нажать кнопку «за» помешала не то совесть, не то партийная дисциплина. Открывшаяся вчера восьмая сессия парламента вместо того, чтобы стать последней для действующей Рады, скорее всего, обернется лишь продолжением затяжной агонии отечественного парламентаризма, за бюджетный счет транслируемой в прямом эфире на всю страну.

    И действительно: из места, в котором вершится судьба государства, сосредоточия стратегических дискуссий и нахождения компромиссов между «сильными мира сего» нынешняя Рада превратилась в памятник «стабильности по-украински», которую уже даже активистки «Фемен» сравнивают с кладбищенским покоем. Независимость действующего парламента состоит исключительно в том, что от него в стране абсолютно ничего не зависит…

    Грехи парламента

    Действующая Верховная Рада по собственной воле самоустранилась от разработки стратегически важных для будущего Украины решений, перебрав на себя в этом отношении функции филиала Банковой. Парламент не проявляет ни малейшей инициативы даже в тех отраслях, где ему делать это сам Бог велел.

    Например, ни для кого не секрет, что проект нового Избирательного кодекса разрабатывается ныне на Банковой, а участие в этом процессе парламентариев, в числе которых имеется немало специалистов по избирательному праву, сведено к формальному их членству в профильной рабочей группе. На получивший лестные оценки от Венецианской комиссии проект кодекса, разработанный силами депутатов, разработчики нового документа попросту не обращают внимания.

    Или вспомним праведное негодование депутатов в ответ на трехлетней давности предложение Виктора Ющенко написать проект новой Конституции силами созванной им Конституционной ассамблеи: мол, изменение Основного Закона должно происходить исключительно в стенах парламента! Сегодня Виктор Янукович просто доводит к сведению Верховной Рады факт: в ближайшее время такая же ассамблея будет созвана им, – и парламент в ответ молчит, что в данном случае, конечно же, означает полную и безоговорочную поддержку инициативы Великого Кормчего.

    Такая пассивность Верховной Рады привела к тому, что парламент банально поскучнел. Он перестал даже выполнять функции «говорильни» - как переводится слово «парламент» с французского. Уровень парламентской дискуссии в Украине катастрофически снизился: пассивная оппозиция осознает тщетность пикирования с представителями большинства, а это самое большинство воспринимает любое пожелание власти в качестве руководства к немедленному действию. О такой парламент грех не вытереть ноги: именно это, по мнению множества экспертов, произошло в истории с принятием Налогового кодекса. Сначала Рада, следуя недвузначно сформулированным пожеланиям Банковой, приняла этот документ, а потом – оказалась крайней, проглотив обвинения в некомпетентности, ненадлежащем уровне работы со стратегически важными документами и, в конце концов, нарвавшись на президентское вето на кодекс.

    Или назначение нового главы Нацбанка, в ходе которого депутаты не проявили желание (или, скорее, не получили разрешения) задать Сергею Арбузову хоть один вопрос – что это, если не выражение демонстративного пренебрежения к высшему законодательному органу со стороны новых хозяев жизни?

    Разительные изменения в формах и методах парламентской дискуссии по сравнению с предыдущими созывами Рады, полное отсутствие саморефлексии у нынешних народных депутатов только подчеркивают две масштабные драки в сессионном зале парламента. Пожалуй, именно кадры парламентской хроники от 27 апреля и 1 декабря прошлого года показывают всю глубину морального падения нынешней Верховной Рады, именно эти события дискредитировали ее в глазах украинской и мировой общественности окончательно. Никогда прежде результатом парламентских потасовок не становилась многонедельная госпитализация народных депутатов. Никогда прежде нам не приходилось констатировать: единственная ценность вполне конкретных парламентариев для своей фракции состоит в их способности физически крушить оппонентов родной политсилы. Зачастую эти люди даже не в состоянии вразумительно пояснить суть вопроса, по поводу которого происходит блокирование или разблокирование работы Рады. Недаром именно в этом созыве парламента гипертрофированных масштабов достигла роль, исполняемая во фракции Партии регионов ее «пастырем» Михаилом Чечетовым…

    Осознавая полнейшую непричастность к реальным политическим процессам в Украине, народные избранники активно ищут достойные их занятия, оправдывающие само их нахождение под куполом Рады – коль уж они соблаговолили вообще посетить это скучное место. Одни из них коротают время, рассматривая изображения обнаженных красавиц на последних страницах отечественных газет, другие – осваивают технические новинки в виде игр на IРad’ax, третьи – просто спят на заседаниях. Курьезы из сессионного зала, заснять которые еще несколько лет назад считалось удачей для любого парламентского фотокорра, сегодня утратили свою ценность: их просто стало слишком много.

    Слова Владимира Литвина, которыми он, по сути, подытожил работу парламента в 2010 году: «Я эту Верховную Раду из мертвых воскресил!» в такой ситуации смахивают то ли на не слишком удачную шутку, то ли на очень специфичное понимание Владимиром Михайловичем самих понятий жизни и смерти …

    Кто виноват?

    Назвать конкретную причину, по которой молодой, несовершенный, но подающий надежды украинский парламентаризм на протяжении последнего времени превратился во столь унылое зрелище, не удастся: на эту трансформацию повлиял целый ряд факторов.

    Первым из них, конечно же, стала чисто пропорциональная избирательная система закрытых списков, порочность которой сегодня стала очевидной для всех, кроме Юлии Тимошенко, обещающей приложить максимум усилий для ее сохранения. Система, которая, по идее, должна была бы содействовать структурированию отечественного политикума, на деле поставила персональный состав парламента в жесткую зависимость от узких групп партноменклатуры, открыла двери для банальной покупки мест в списках, создала предпосылки для масштабной политической коррупции. Уже на вторых выборах, проведенных по пропорциональной системе, стало очевидно, что партийные боссы заинтересованы в прохождении в парламент послушных исполнителей своей воли, так называемых «кнопкодавов», а вовсе не ярких политиков, компетентных экспертов или потенциальных лидеров, способных составить конкуренцию представителям нынешней политической элиты.

    Впрочем, в бедственном положении украинского парламентаризма виноват не только безликий закон о выборах. Именно нынешний созыв Верховной Раде с максимальной достоверностью может доказать нам, что парламент является зеркалом всего избравшего его общества. Украинское же общество, уставшее от пяти лет «оранжевого бардака» (думается, использование «регионального» сленга в этом контексте более чем уместно), в преддверии президентских выборов всячески демонстрировало стремление попасть под власть «сильной руки», способной «навести в стране порядок». В конце концов, фраза, сказанная в эфире одного из предвыборных ток-шоу: «А кто сказал, что народ не хочет диктатуры?» – принадлежит не Виктору Януковичу, а значит, тренд на авторитаризм в общественных настроениях был замечен обоими финалистами президентской гонки…

    Позволим себе предположить, что подобные желания – переложить ответственность за ситуацию в стране на чьи-нибудь плечи и насладиться ролью пассивных наблюдателей за преобразованиями – испытывало и немалое количество депутатов украинского парламента.

    Эти чаяния нашли достойный ответ в виде взглядов на идеальную политическую систему нового обитателя Банковой – руководителя жесткого, чтобы не сказать авторитарного и, по большому счету, в независимом парламенте не нуждающегося. Отмена изменений в Конституцию 2004 года, урезающая роль Верховной Радой, стала в сложившихся в Украине условиях не революцией, а всего лишь констатацией факта: парламент не столько не может, сколько не хочет принимать активное самостоятельное участие в политической жизни страны.

    Тем более, что бунтовать против активно расширяющей свое влияние Банковой в Раде попросту некому. Нынешний парламент является самым слабым в истории Украины в кадровом отношении из-за чисто объективных причин: сначала, в конце 2007 года его покинули ради работы в органах исполнительной власти лучшие представители «условно оранжевого» политического лагеря, затем, в начале 2010-го, из парламента по тому же адресу ушла «бело-синяя» элита. Вчитаемся в фамилии лишь некоторых из почти семи десятков депутатов, выбывших из числа парламентариев шестого созыва: Николай Азаров, Ирина Акимова, Раиса Богатырева, Иосиф Винский, Анна Герман, Юрий Ехануров, Андрей Клюев, Александр Лавринович, Юрий Луценко, Виктор Пинзеник, Андрей Портнов, Дмитрий Табачник, Александр Турчинов, Юлия Тимошенко, в конце концов. При всей неоднозначности персон каждого из названных экс-депутатов, зададимся вопросом: обрел ли украинский парламент достойную замену им, «вымытым» в исполнительную власть, в виде фигурантов нижних частей избирательных списков? Ни в коем случае не желая обидеть новопришедших под купол депутатов, посмеем предположить, что таки нет. Парламент в результате этой ротации стал более слабым, более зависимым, менее компетентным…

    Следствием этого обстоятельства стало то, что нынешние депутаты осознают: число тех из них, кто не имеет ни малейших шансов «самовоспроизвестись» в парламенте следующего, седьмого созыва, поистине огромно. Стремление как можно дольше растянуть свои депутатские будни, заслужить своим поведением лояльность со стороны партии власти (а эта лояльность, как показали последние местные выборы, часто становится неплохим подспорьем в ходе любой избирательной кампании) вынуждает народных избранников не делать резких движений и не перечить власти в ее ожиданиях от депутатского корпуса. Говорить о том, что Верховная Рада может проводить какую-либо самостоятельную политику в ситуации, когда сонм «стремящихся не высовываться» возглавляет сам спикер парламента, не приходится вообще. Удивимся ли мы, если «ради сохранения стабильности» и «в четком взаимодействии с остальными ветвями власти» этот же парламент вслед за сегодняшним переносом своих плановых перевыборов на 2012-й год возьмет и передвинет их, к примеру, на 2015-й? И что в обмен на молчание Президента по этому поводу Рада не только самоустранится от политики, но и просто начнет проводить заседания по нескольку раз в год, как ее предшественник – Верховный Совет СССР? А зачем собираться чаще, если страна и так в надежных руках?

    Что делать?

    Является ли слабость украинского парламента порочной? Иными словами, может, в столь сложное для страны время и вправду целесообразно сосредоточить функции законодательной, исполнительной и судебной властей Украины на Банковой, а те же Раду, Кабмин, суды оставить в виде ни на что не влияющих декораций украинской политической сцены в театре одного актера – чтобы было что демонстрировать западным «надзирателям»? Хотелось бы верить, что нет, хотя бы потому, что две Беларуси в одной Европе – это уже слишком.

    Есть ли предпосылки для изменения нынешней ситуации, по большому счету, устраивающей всю отечественную политическую элиту, кроме разрозненной и маловлиятельной оппозиции?

    Во-первых, это перезагрузка отечественного парламента путем проведения очередных или внеочередных – не суть важно – выборов. Уже сегодня понятно, что процент обновления Верховной Рады по их результатам будет значительно большим, нежели в результате нескольких последних кампаний. Прежде всего, из-за того, что «свежую кровь» в парламент вольют «Свобода» и политические проекты Арсения Яценюка и Сергея Тигипко (а суммарное достижение этими силами результата в 25% голосов избирателей вполне реально).

    Не стоит недооценивать в этой связи и переход к смешанной избирательной системе, по слухам, заложенный в уже упомянутый проект Избирательного кодекса, разрабатываемый на Банковой. Сегодня власть полагает, что мажоритарная составляющая будущего парламента позволит сформировать в Раде седьмого созыва своеобразное «болото», сделать этот парламент более инертным, более чутким к пожеланиям «сверху». Однако при этом идеологи новой системы упускают из вида тот факт, что в избранных по смешанной системе парламентах третьего и особенно четвертого созывов мажоритарщики хоть и не шли с властью в штыки без особой на то причины, но в ряде случаев и демонстрировали свою строптивость. Иными словами, в ряде случаев меньшая зависимость депутата от боссов той или иной партии с лихвой компенсируется нежеланием его идти на поводу у власти – хотя бы из-за того, что легитимность его мандата происходит не от партии или власти, а от избирателей конкретного округа, имеющих собственное, хоть и, возможно, несколько преломленное в голове депутата представление о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Ведь вспомним: именно из-за бескопромиссной позиции некоторых мажоритариев Леониду Кучме не удалось, например, провернуть политреформу еще в апреле 2004 года…

    Впрочем, когда бы ни состоялись следующие парламентские выборы, надежды на сущностное изменение этого института стоит увязывать с уже упомянутой аксиомой: Верховная Рада часто является зеркалом всего украинского общества. И если запрос на сильный, независимый парламент будет сформулирован самим украинским обществом, если оно поймет, что наведение в стране пресловутого «порядка» не может быть самоцелью современной, ответственной, европейской власти, то, можно не сомневаться, этот сигнал будет получен Верховной Радой. Ведь именно этим можно объяснить ту чудесную метаморфозу, произошедшую в конце 2004 года с инертным парламентом, о котором еще так недавно говорили как об управляемом по телефону Шуфрича, несамостоятельном институте, неспособном на собственную игру…

    А уж когда украинское общество дорастет до понимания того, что ему нужен сильный парламент, – это вопрос к нему. Другое дело, что определиться с ответом на этот вопрос обществу может, сама того не желая, помочь власть. Но это уже совсем другая история…

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ