Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Комбат «Айдара» Евгений Пташник: Скандал возник потому, что батальон хотели сделать частным

    • Михайло Глуховский, «Главком»
    • Розсилка
    Комбат «Айдара» Евгений Пташник: Скандал возник потому, что батальон хотели сделать частным

    Новый командир «Айдара» изложил свою версию внутренней войны в своем батальоне

    Акция протеста части батальона «Айдар» возле стен Минобороны породили массу слухов и догадок. Бойцы выступили против якобы расформирования этого воинского формирования. Накануне протестов Минобороны сообщило о смене условного наименования воинской части «Айдара» с В0624 на В2950, а также смене индекса части с 00135071 на 26616307. Кроме того, в оборонном ведомстве заявили о замене печати батальона ввиду того, что она якобы была утеряна.

    Протесты «айдаровцев» возле стен Минобороны возглавлял народный депутат Сергей Мельничук, который до прихода в парламент был командиром «Айдара». Но даже после обретения статуса народного депутата он по-прежнему называет себя комбатом, мол, акта приема-передачи должности не было.

    Вместе с тем, в военное начальство имеет иной взгляд на события в батальоне. После того как Сергей Мельничук ушел в политику, командиром батальона оборонное ведомство стало считать Евгения Пташника, который с сентября прошлого года был заместителем у Мельничука. Другими словами, в добровольческом батальоне, подчиненному Минобороны, де-факто произошел раскол, поскольку бойцы, ориентированные на Мельничука не хотят подчиняться новому командиру.

    В интервью «Главкому» Евгений Пташник изложил свою версию конфликта в «Айдаре», рассказал о том, сколько человек в батальоне находятся «под влиянием Мельничука», а также о том, почему 10% «айдаровцев» могут остаться без денежных компенсаций в случае ранения, или смерти.

    Возможно, вас удивит этот вопрос, но сколько сейчас батальонов «Айдар», у кого печать, кто же является реальным командиром?

    Батальон «Айдар» на данный момент один – это 24-й отдельный штурмовой батальон. Я лично, согласно закону, печатью не имею права пользоваться. Она находится у начальника штаба батальона, капитана второго ранга Тимура Баротова. Я же являюсь на данный момент временно и.о. командира батальона.

    Какова главная причина скандала, в эпицентре которого оказался «Айдар»?

    Скандал возник потому, что батальон хотели сделать частным. А батальон – это армейская организация, это армия.

    Кто хочет сделать частным, в частности, «Айдар»?

    Любой командир батальона мечтает стать негласным постоянным командиром, невзирая на то, где он потом работает: то ли в Верховной Раде, то ли на какой-нибудь государственной службе.

    Ну это намек на вашего бывшего командира, а ныне депутата Мельничука. А у вас такие же мечты?

    Никак нет. Мое желание – остановить агрессора. После чего я положу удостоверение личности на стол, всех поблагодарю и вернусь к мирной жизни.

    Сергей Мельничук утверждает, что согласно штатно-должностной книге он продолжает оставаться комбатом батальона, ведь приема-передачи должности другому человеку не было.

    Если так, тогда его нужно лишить депутатства и открыть уголовное дело (против него) из-за коррупции.

    Нардеп Мельничук также утверждает, что печать не терялась и находится в Счастье. Если есть только один «Айдар», какая из существующих печатей законна?

    Печать подполковник Мельничук не передавал. Было заявлено, что печать утеряна. На тот момент и.о. начальник штаба батальона Тимур Баротов подал рапорт о том, что он не может полностью руководить батальонов в связи с тем, что утеряна печать. Я назначил расследование. На тот момент у нас была комиссия из Генштаба. Так вот, было проведено расследование,

    но печать не нашли. В соответствии с законом, в таком случае нам должны были выдать новую печать, что и произошло. То есть военная часть осталась той же, просто печать поменялась. Печать нужна для того, чтобы батальон нормально функционировал, заказывалось топливо, вооружение. Без печати этим всем заниматься очень тяжело.

    Сколько людей в батальоне сегодня, какая часть реально подчиняется вам?

    Я не имею права раскрывать количество солдат в батальоне. У нас как таковой передовой сейчас нет, как было раньше. Сейчас мы стоим на своих позициях (в Луганской области), держим оборону, защищаем определенные рубежи.

    Подчиняются ли вам «люди Мельничука» в батальоне, сколько их в «Айдаре», существует ли вообще проблема неповиновения?

    Да, есть такая проблема. Но эта проблема всех добровольческих батальонов, которые создавались под кого-то.

    Под кого создавался «Айдар», под Мельничука?

    Да. Вообще, добровольческие батальоны создавались определенными командирами, потом эти командиры ушли из батальонов, но пытаются сохранить влияние на них, расставив своих людей, не совсем военных, скажем так. А ведь любой военный человек будет подчиняться приказам только военного командования. Могу только сказать, что у нас от 20 до 30 человек, которые являются неформальными лидерами и пытаются тянуть за собой людей. Они мне не подчиняются.

    Мельничук обвиняет вас в работе на Россию, ссылаясь на информацию разведки «Айдара», которая у него в подчинении. То есть в «Айдаре» есть разведка, которая собирает информацию против командира? О каких разведданных говорит Мельничук?

    Я не хотел бы комментировать слова Мельничука. Я мог бы сказать это более грубо, но скажу, что просто не хочу уподобляться этому человеку.

    То есть СБУ после скандальных заявлений Мельничука вами не занималась?

    Нет. Мое дело затребовали в Министерстве обороны, изучили его, очевидно, совместно со спецслужбами. Но пока ко мне никаких вопросов нет. Еще могу сказать, что я гражданин Украины с 1991 года, а не 4 месяца назад как мне говорили (http://glavcom.ua/articles/26192.html Мельничук утверждает, что Пташник получил украинский паспорт летом 2014 года – «Главком»). Это ведь легко проверяется. Я не работал ни в каких милицейских учреждениях, я не служил в Пенитенциарной службе, в чем меня также обвиняли. Да не мог там служить потому, что слово «пенитенциарный» не могу выговорить (смеется).

    А где вы служили после обретения Украиной независимости?

    В 1991 году я уволился из Вооруженных сил Украины и работал на гражданке. На данный момент мое звание подполковник. У меня на тот момент было две травмы, контузия и ранение. Было достаточно тяжеловато. Кроме того, проходило сокращение армии. Я написал рапорт и ушел из армии. Когда в 2014 году началась агрессия против нашей страны, я посчитал, что мое место, если я потяну, снова в Вооруженных силах Украины. Поэтому на данный момент я здесь.

    По чьей просьбе вы возглавили батальон?

    Я пришел в батальон обычным солдатом. Когда я увидел, что не хватает офицерских кадров, люди в батальоне неподготовлены, необучены, то принял решение вернуться в Вооруженные силы. Я подполковник и мне предложили должность заместителя командира батальона, так как командирские должности были свободны. Начальником штаба я не мог потянуть, поскольку для этого необходимо знание штабной работы, это достаточно сложная работа. А у меня ведь был перерыв в службе 20 с лишним лет. Мне предложили должность в военкомате. Там посмотрели, что можно или начальником штаба, или заместителем командира батальона. После того как Мельничук начал баллотироваться в депутаты, я был временно исполняющим обязанности комбата по приказу Мельничука. Это продолжается с сентября прошлого года и до сих пор.

    Как вы оцениваете пикеты возле стен Минобороны, действительно ли в протестах участвовали бойцы «Айдара»?

    Конечно, я отрицательно к этому отношусь. Это часть «айдаровцев» (участвовала в протестах), которая находится под влиянием подполковника Мельничука, это часть людей, которая находится в Киеве и не воюет.

    Почему они не в зоне АТО?

    Некоторые из тех «айдаровцев», которые пикетировали Минобороны, в отпуске, некоторые в самовольной отлучке. Эти люди будут выводиться из списка воинской части. Ими сейчас занимается Минобороны, ВСП (Военная служба правопорядка в Вооруженных силах), командование, штаб батальона и прокуратура, которая контролирует подразделения. Но вот сколько таких людей я сказать не могу.

    Есть ли у вас ротации?

    У нас в батальоне нет ротаций. Мы даем возможность людям отдыхать, в отпуска отпускаем, чтобы они могли восстановить силы. Естественно, мы готовимся это делать (организовать ротацию), но для этого нам нужна база за линией АТО.

    Все ли солдаты в вашем батальоне официально оформлены, есть ли вообще с этим проблема?

    Проблемы с оформлением практически нет. Оформлены где-то 90%. Не всех, кто воевал, мы можем оформить. Есть среди них судимые…

    А за чей счет эти люди, в случае ранения, будут лечиться, кто им компенсирует расходы на медпомощь?

    Не могу сказать. Я командир батальона, а не президент страны.

    Мельничук говорил, что он с соратниками в судебном порядке опротестовывает решение начальника Генштаба о назначении вас комбатом. Судебное слушание должно было состояться 5 февраля. Состоялось ли оно, какое решение вынес суд?

    Мне ничего об этом слушании неизвестно. Если он подавал против Генштаба, то, вероятно, Генштабу известно.

    В интервью «Главкому» Мельничук заявил, что если решение суда будет не в его пользу, он вас самостоятельно арестует, как только вы появитесь на передовой. Попытки вас задержать уже были?

    Да вообще-то я не понимаю, как депутат может арестовывать командира батальона? Пока такого не было. Но если такое будет, то это будет трактоваться не иначе как попытка военного вмешательства, на что должны будут реагировать и принимать соответствующие меры правоохранительные органы.

    Источник фото: LB.ua

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ