рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Геннадий Корбан: СБУ и Медведчук устроили из обмена пленными чисто политическую торговлю

    • Катерина Пешко, Наталья Литвинова, «Главком»
    • Розсилка
    Геннадий Корбан: СБУ и Медведчук устроили из обмена пленными чисто политическую торговлю

    «Президент заявляет об освобождении каждого пленного… Ощущение, что кто-то растягивает удовольствие, пиарится»

    Олигарх Игорь Коломойский после своей отставки с поста губернатора заявлял, что теперь намерен сосредоточиться на бизнесе и общественной деятельности. Однако олигарх, как обычно, лукавил. Число его людей в Верховной Раде совсем скоро может пополниться. Геннадий Корбан, которого считают правой рукой Коломойского уже вступил в борьбу за депутатский мандат на освободившемся (в результате ухода нардепа от БПП Валерия Кулича на губернаторский пост) 205 округе в Черниговской области. Голосование пройдет 26 июля.

    Еще пару лет назад Корбан ассоциировался преимущественно с рейдерскими войнами. Сегодня – Геннадий Олегович, по его же словам, если и нарушает закон – то во благо, если и «рейдерит» - то в ответ на действия страны-агрессора.

    Во второй части интервью с экс-заместителем главы Днепропетровской ОГА и бизнесменом Геннадием Корбаном разговор пошел о том, как он собирается побеждать на выборах у ставленника президента, что планирует делать в парламенте, и почему обмен пленных на Донбассе Медведчук замкнул исключительно на себе.

    О потерях группы «Приват» за последний год, бизнесе Фирташа и Пинчука в Крыму и России, а также о друзьях Путина, которых намерен «пощипать» Корбан – в первой части интервью «Главкому».

    «СБУ всячески препятствует нашей деятельности по обмену пленными»

    Сейчас обмен пленными, по словам Владимира Рубана, Русланы Лыжичко, замкнут на Викторе Медведчуке.

    Это правда.

    Полномочия на переговоры с боевиками об освобождении заложников с украинской стороны также имеют только два человека: первый зам главы СБУ, руководитель Антитеррористического центра при СБУ Василий Грицак и руководитель Межведомственного центра по обмену пленными Юрий Тандит. Но при всем при этом вы же все равно занимаетесь обменом пленных?

    Да, мы занимаемся. Вот недавно людей просто забрали. Договорились и все. Без всякого обмена.

    Но нам не дают обменный фонд, и СБУ всячески препятствует нашей деятельности. Я это четко заявляю. А господин Грицак, вместо того, чтоб кататься с Медведчуком, лучше бы отдал нам часть обменного фонда. Мы бы быстрее вытянули оттуда людей, которые там мучаются.

    Они из этого устроили чисто политическую торговлю. Они занимаются какой-то деятельностью, а потом президент вдруг заявляет об освобождении каждого пленного. Это просто смешно. Им плевать на людей. Главная их политика: кто заявил, а не кого освободили, сколько он там находился или находится. Обменный фонд – фонд, которым владеет СБУ. Но дают они его тем переговорщикам, кто им выгоден, а не тем, кто реально это может сделать.

    Доступ к обменному фонду имеет только эта «тройка»?

    Не знаю точно. Мы не имеем.

    Почему Рубан остановил свою деятельность по освобождению? Потому что они полностью прекратили давать ему обменный фонд, и даже не выдали документы на возможность пересечения въезда-выезда из зоны АТО.

    Еще вот один переговорщик есть – Василий Ковальчук. Дали ему обменный фонд, мы посодействовали, чтобы обмен состоялся. Он привез черниговских ребят, с которыми я просто подошел поздороваться, а это кто-то зафиксировал. После этого его вызвали и сказали: «Все, больше ты ни черта не получишь. Гуляй».

    По-вашему, чем мог руководствоваться президент, замыкая обмен пленными на куме Владимира Путина?

    Я бы сказал так: поскольку Медведчук является участником Минской контактной группы, очевидно, в рамках этой группы, существует такая договоренность о монополии на обмен людей. Хотя неоднократно уже заявлялось, что меняют всех на всех. А ощущение, что кто-то растягивает удовольствие, пиарится. По идее, это давно можно было закончить и освободить людей.

    По Вашим данным, сколько на данный момент пленных на Донбассе?

    Чуть больше 230-240 человек, до 300 точно – с учетом последних котлов.

    Сколько человек удалось освободить вашей команде?

    За все время мы с Рубаном и с другими волонтерами – Ковальчуком, Ольгой Константиновой, группой «Патриот» освободили, наверное, более 665, может, даже 700 человек. Мы же с Рубаном организовали эту миссию еще прошлым летом, где-то в июле, и, соответственно, и по Иловайску, и по другим трагедиям (аэропорту, котлам) и так далее мы все время занимались этим вопросом на альтернативной основе.

    Но мы давно испытывали трудности в этом процессе. Пока мы еще работали в (Днепропетровской областной) администрации, я выбивал обменный фонд. Благодаря должности, очевидно, покрывал х**ми периодически, и они давали обменный фонд.

    «Наливайченко – просто балабол»

    Глава СБУ Валентин Наливайченко заявлял, что вас и Святослава Олийныка проверяют на причастность к финансированию банды, связанной с перевозкой контрабанды через линию разграничения зоны АТО и убийству сотрудника Службы безопасности в Волновахе. Как проходит проверка?

    Так это Наливайченко просто говорил. Меня не допрашивали по этим делам. Он просто балабол.

    Однако вас вызывали на допросы в связи с похищениями людей – а именно главы юрдепартамента Днепропетровского горсовета Александра Величко и ныне уже экс-главы Госземагентства, нардепа Сергея Рудыка. Сколько всего против вас возбуждено уголовных дел?

    Нужно у них спросить. Я не знаю. Но можно подсчитать…

    Смотрите, на меня написал заявление, во-первых, Валерий Гелетей (экс-министр обороны, начальник Управления государственной охраны Украины, - «Главком»)

    По поводу?

    Ну, по поводу моих с ним препирательств.

    Потом – Виктор Муженко (начальник Генштаба, - «Главком»). Рудык. Величко. Уже четыре.

    Также в свое время мне пришлось на место поставить директора «Укрспирта». Ну, была там ситуация, когда он манипулировал с отпуском спирта для фармацевтов, а у нас в больницах закончились спиртосодержащие лекарства, а тысяча раненых лежит. Пришлось его слегка поставить на место.

    Также на меня написал заявление директор «Укрзализныци». Не одно, я думаю.

    Это из-за перекрытия железнодорожных путей?

    Да.

    Ну, в целом, как минимум 7-8 дел.

    И что с ними со всеми?

    Не знаю. Пока что-то тихо.

    Но, наверное, незакрытые дела кому-то выгодны.

    …например, в контексте вашего решения идти в Раду по 205 округу в Черниговской области, где объявлены довыборы?

    Березенко, например (глава Государственного управления делами Сергей Березенко также планирует баллотироваться по 205 округу от «Блока Порошенко», - «Главком»).

    Вы говорили, что вам предлагали «размен»: уголовные дела исчезают, если вы не занимаетесь политикой. При этом назывались какие-то конкретные уголовные дела?

    Нет.

    Меня вызывали один раз на допрос относительно дела Рудыка. Один раз вызывали на допрос относительно прокурора Романа Федыка. Кстати, это еще одно заявление. И один раз меня допрашивали по делу Величко.

    А кто именно делал предложение такого «размена»?

    Он предлагался не напрямую, а через человека. Я не хочу его называть.

    Назовите не человека, а того, кто за ним стоит.

    Ну, предлагал Березенко. Ну, так, невзначай. Мол, может, не стоит, а мы тут решим вопрос.

    Тем временем Березенко уже активно включился в избирательную кампанию.

    Смешно смотрится, как тридцатилетний мальчик, который не служил в армии, в камуфляже с военными здоровается. То ему организовали какой-то совет то ли по развитию региона, то ли по обороне, то еще что. Но это реально смешно.

    Новый губернатор (Валерий Кулич, благодаря назначению на этот пост которого и освободилось место в сессионном зале, - «Главком»), конечно, будет работать под него. Губернатор – бывший народный депутат фракции БПП. И его «директором» является такой же народный депутат, господин Атрошенко (Владислав Атрошенко не входит в состав какой-либо фракции, в Раду зашел по соседнему 206 округу от «Блока Порошенко», - «Главком»). Соответственно, когда они делали эту комбинацию, освобождали округ, то они, наверное, гарантироваливласти, что проведут другого претендента от власти.

    Ну, у вас методы, скажем мягко, тоже довольно неординарные. Вы вот собираетесь организовать в рамках довыборов на округе тотализатор (ранее у себя на Фейсбуке Корбан сообщил, что намерен обратиться в зарубежные букмекерские конторы и организовать на 205 округе тотализатор, заработок от которого частично пойдет на выплату выигравшим людям, частично победителю, частично на благотворительные цели, - «Главком»).

    Ну, это чтоб люди заработали немножко.

    Однако это не законно в Украине.

    Во многих странах, особенно в Англии, очень распространены виды подобных тотализаторов. Даже на имя новорожденного ребенка принцессы делают ставки: будет такое имя или другое. Да, если это делать на территории Украины, это незаконно. Но если какой-то букмекер, какая-то букмекерская контора организовывает тотализатор на Каймановых островах, кто ей может запретить это сделать?

    Как произойдут выплаты? Очень просто. Это эквайринг (приём к оплате платёжных карт в качестве средства оплаты товара, работ, услуг, - «Главком»). Сегодня многие люди обладают карточками. Они могут зайти со своей карточки списать 10 гривен, 1 гривну, а в случае, если их ставка сыграет, они получат какой-то результат. И опять же, получат его после выборов. Речь не идет о подкупе. Подкуп – это до выборов.

    Зачем вам это, в принципе, нужно? Это вы так надеетесь простимулировать избирателей придти на выборы или просто троллите Березенко?

    Я их стимулирую, чтобы люди хоть пришли на выборы. Потому что весь расчет админресурса как раз строится на том, что это середина лета, такой месяц, когда молодежь на пляже…

    Ну, и да, конечно, я троллю Березенко. Я, вообще, человек такой, люблю посмеяться.

    Я писал на своей страничке, что наши избиратели обычно от выборов, кроме говна, ничего больше не получают. А так, может, что-то получат. Тоже приятно: пошел, поучаствовал, что-то получил. Мне надо, чтоб они пришли. Потому что именно низкая явка сыграет на руку админресурсу. И это будет не совсем релевантная картина. Когда 20% живущих на округе делает выбор, мы все понимаем, что это не 50%, которые обычно посещают выборы.

    «Иловайская операция изначально была провальной»

    В рамках расследования иловайской трагедии вы ходили на допросы?

    По Иловайску я давал показания военным прокурорам.

    Еще осенью представитель Радикальной партии Игорь Мосийчук обвинял руководителей Днепропетровщины и вас, в частности, в том, что вы 5 августа в своем кабинете отдали приказ комбатам «Днепр-1», «Донбасс», «Шахтерск» и «Азов» идти на штурм, при этом пренебрегая данными разведки. История о том, как вы лично «водили пальцем по карте» и показывали, кому и куда двигаться, гуляет давно. Ощущаете свою ответственность за случившееся?

    У нас были разные встречи, я не буду отрицать этого. Но я не командовал и не командую ни ВСУ, ни добровольческими батальонами. Просто мы занимались постоянно разведывательными данными, у нас была налажена эта часть, так сказать, военной науки. И в какой-то момент мы четко обладали информацией, что есть решение о, так сказать, взятии Иловайска. Я думаю, что рано или поздно господин Муженко лично ответит за это решение. И, может, не только он. Более того, контингент, который был отправлен на взятие Иловайска, вообще, не соответствовал никакому пониманию ведения войны. Войск не было. Фактически в распоряжении генерала Хомчака (Руслан Хомчак осуществлял руководство над операцией, - «Главком»), который лично принимал участие в этой операции непосредственно, находились три батальона территориальной обороны, ну, те, которые, вообще, должны были находиться не в зоне АТО, а в пределах территориальной обороны области.

    И в какой-то момент, насколько я знаю, может быть, где-то и по моей инициативе Генштаб обратился к МВД. И лично генерал-лейтенант Сергей Яровой привел туда батальоны МВД – «Донбасс», «Днепр», «Азов» и «Шахтерск». «Азов» и «Шахтерск» покинули поле боя, «Донбасс» и «Днепр» остались и погибали там. Но это были люди, не предназначенные для войны, ни те, ни другие. С одной стороны, были батальоны МВД, которые должны проводить, так сказать, полицейскую зачистку, а не воевать артиллерией. С другой, батальоны территориальной обороны. То есть операция изначально была провальной.

    Более того, господин Муженко должен ответить за то, что не дал соответствующий приказ, когда началось вторжение российских войск. Мы первые начали об этом бить в колокол. Я лично звонил Гелетею, этому недоумку, и говорил, что там идет полное вторжение, они даже взяли пленных российских десантников и привезли их в Генштаб, и вступили в бой фактически с российскими войсками кадровыми. На все это господин Муженко сказал: это все паника. И потом даже заявил, что не было никаких российских войск. Это было реальное вторжение российских войск. Я это заявляю абсолютно компетентно.

    «Евроинтеграцию мы, конечно, уже профукали»

    ГПУ расследует уголовные дела против мэра Харькова Геннадия Кернеса. Вы следите за процессом?

    Я не знаю, что там происходит. Мы не поддерживаем контакты сегодня с ним. В свое время мы содействовали тому, чтобы он вернулся. Лично Коломойский заставил его вернуться в Харьков и сдержать ситуацию, потому что были риски потери, в том числе, Харьковской области. Он где-то справился с этой миссией. Безусловно, он человек очень неоднозначный. Взгляды у нас разные. Но мир и спокойствие людей дороже, чем любые взгляды.

    А с бывшим замом главы АП Андреем Портновым (в начале 2000-х Портнов активно сотрудничал с «Приватом») вы общаетесь сейчас?

    Я не общаюсь давно с ним, хотя, в общем-то, если бы я его увидел, мы бы поздоровались. У меня нет к нему какого-то негативного отношения. Он очень серьезный специалист, профессионал. И я не считаю, что он - может, это кому-то не понравится, но я говорю то, что думаю - играл какую-то роковую роль в истории с Майданом. Скорее, он просто был в какой-то степени потерпевшим и вынужден был выполнять роль некоего глашатая той власти. Хотя, я уверен, ему это было неприятно.

    И я знаю массу инсайдерских историй, где он достаточно резко давал оценку и Виктору Федоровичу Януковичу, и всем тем действиям.

    Расскажите хоть одну.

    Это его истории. Если он захочет – он расскажет сам.

    А вы согласны с его заявлениями, которые он сегодня озвучивает? Например, о том, что «украинский политический режим проиграл свою главную задачу – евроинтеграцию».

    Евроинтеграцию мы, конечно, уже профукали. Это реальный взгляд на вещи.

    Не может воюющая сторона, тем более, с аннексированной и оккупированной территорией, стать на путь евроинтеграции. Нас просто туда никто не примет. Давайте без иллюзий. Мы все хотим, мы очень хотим, но там есть свои правила. Они не принимают внутрь себя страны, где идет война, где есть спорные территориальные конфликты и так далее. Не говоря уже об экономических требованиях. Там есть определенные требования, и им надо соответствовать. Мы сегодня не то, что не соответствуем этим требованиям, а большой вопрос: когда мы, вообще, будем соответствовать.

    С его словами о том, что «пустой президент каждый день совершает шаги, которые девальвируют его слова…» тоже согласны?

    Я считаю, мне как человеку, общественному деятелю не совсем корректно давать оценку словам президента.

    А действиям?

    И некоторым действиям тоже. Есть масса действий очень необъяснимых, сомнительных, еще каких-то. Но я бы не хотел давать этому оценку. Потому что, подрывая в какой-то степени его авторитет, я подрываю авторитет страны. Об этом нужно говорить тихо. Но не громко.

    «Первым делом я выгоню Муженко»

    Вы говорили, что идете в политику, чтобы выгонять «всякую дрянь» из кабинетов. Есть уже список?

    Первым делом я выгоню Муженко. Как я это сделаю? Обладая статусом народного депутата, я возьму раскладушечку, приду к нему в кабинет и расположусь там. Я скажу: я вам мешать не буду, вы просто занимайтесь своими вопросами, я тут поработаю у вас. И буду работать до тех пор, пока ему станет ну совсем не комфортно в кабинете.

    Потом раскладушку перенесете к Гелетею?

    Гелетей сегодня не имеет никакого значения, и его должность тоже. Гелетей – это обслуживающий персонал. Он занимается охраной президента. Вообще, это парадоксально. Человек побыл министром обороны, полностью провалился. Но вместо того, чтобы его отправить на отдых в народное хозяйство - ну, там бизнесом можно заняться еще чем-то, он человек со связями - он почему-то возвращается на предыдущую должность. Это, вообще, потрясающе. Ну, типа как запасной аэродром. Побывал министром обороны, провалился и вернулся назад. Все нормально.

    Кто еще входит в ваш «черный» список?

    Кто еще? «Укравтодор». Некоторые министры. Например, министр топлива и энергетики (Владимир Демчишин, - «Главком»). Я бы с ним поработал тоже в кабинете. Я бы посидел у него в приемной пару дней, посмотрел бы, кто приходит.

    Вы сказали «некоторые министры»? То есть не один Демчишин.

    Интересно, что происходит в министерстве экономики, в частности. Там вроде ж сидит «литовский» министр, можно так сказать.

    Но почему именно министерство экономики? Потому что там сконцентрирована некоторая госсобственность, которой почему-то управляют какие-то отдельные лица.

    Фонд госимущества я бы посетил. Может быть, киевскую мэрию.

    «Пока что Коломойский никого не финансирует»

    Расскажите, как так случилось, что команда Коломойского сначала уничтожала, в медийном понимании этого слова, Олега Ляшко, а теперь с ним чуть ли не целуется?

    Я бы перефразировал ваш вопрос: дружат ли, общаются ли те, кто условно себя называет «укропами» в парламенте, с фракцией Ляшко? Да, общаются. Я объясню, почему. Мы убедились в том, что этот парень не продает государственные интересы за дешевые коврижки.

    А за дорогие?

    А за дорогие – не знаю. Пока еще не было такой практики.

    А с фракцией «Самопомич» «укропы» дружат?

    Скорее всего, какие-то люди общаются. Но на сегодняшний день мы не поддерживаем никаких официальных контактов. Эта фракция, которая входит в коалицию, но ведет себя достаточно аморфно, хотя заявки и надежды были большие. Сегодня они превращаются в какое-то болото: мы вроде в коалиции, а вроде и нет, а вроде и да. Микс у них.

    Давайте говорить откровенно. Коломойский финансирует упомянутые партии?

    Пока что Коломойский никого не финансирует.

    В кого из политиков, партий, по-вашему, сегодня стоило бы инвестировать? В кого бы инвестировали лично вы?

    Инвестировать стоить в «Правый сектор» и группу «Укроп». Это Дмитрий Ярош, Борислав Береза, Владимир Парасюк и другие.

    А есть достойные вашего внимания политики в других фракциях?

    В каждой фракции есть очень достойные люди. И в «Ударе» есть достойные люди, и в БПП, и в «Народном фронте», и в «Самопомочи»… Это люди с правильной идеологией, с правильной мотивацией.

    Первую часть интервью с Геннадием Корбаном читайте здесь - «Петр Алексеевич дал команду свернуть тему реприватизации»


    Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

    Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies