Контрразведка, борьба с коррупцией и терроризмом - главные приоритеты в работе СБУ

    Эксклюзивное интервью агентству «Интерфакс-Украина» председателя СБУ Валерия Хорошковского
    Эксклюзивное интервью агентству «Интерфакс-Украина» председателя СБУ Валерия ХорошковскогоВопрос: Какие приоритеты в своей работе Вы видите? Какие изменения ждут СБУ?Ответ: Определение приоритетов спецслужбы, которые связаны с контрразведывательной деятельностью, с антитеррористической деятельностью, борьбой с коррупцией, – это вопросы, на которых
    • «Интерфакс-Украина»
    • 22 Квiтня, 2010, 10:50
    • Розсилка

    Эксклюзивное интервью агентству «Интерфакс-Украина» председателя СБУ Валерия Хорошковского

    Эксклюзивное интервью агентству «Интерфакс-Украина» председателя СБУ Валерия Хорошковского

    Вопрос: Какие приоритеты в своей работе Вы видите? Какие изменения ждут СБУ?

    Ответ: Определение приоритетов спецслужбы, которые связаны с контрразведывательной деятельностью, с антитеррористической деятельностью, борьбой с коррупцией, – это вопросы, на которых акцентировал свое внимание президент. Безусловно, это то истинное предназначение, ради чего, собственно, спецслужба и нужна. И эти вопросы будут поставлены во главу угла, соответственно, под это будут выстраиваться и структуры Службы безопасности Украины и кадровый потенциал.

    Вопрос: Структура еще будет меняться?

    Ответ: Да - это перманентный процесс. Структура у нас утверждена законом Украины и указом президента, но внутри подразделений изменения будут, они происходят и сегодня.

    Вопрос: Какие основные проблемы в экономике может помочь решить СБУ?

    Ответ: Исходя из нашей компетенции, все проблемы делятся на те, которые влияют на безопасность в государстве, и все остальные. Поэтому приоритетом для нас, безусловно, являются те вопросы, которые напрямую касаются безопасности. Прежде всего, это энергетическая и финансово-банковская сфера, хищение ресурсов государственного бюджета… Сюда же относится незаконное возмещение налога на добавленную стоимость.

    Вопрос: Будете ли Вы расследовать обстоятельства использования бюджетных средств?

    Ответ: Мы расследуем только преступления, а не факты из жизни. Потому, в случае поступления сигнальной информации или обнаружения признаков совершения уголовного деяния, в рамках своей компетенции, мы будем расследовать такие дела.

    А такие признаки есть. Я не хочу быть голословным, и в этом смысле, наиболее справедливым критерием оценки будут реальные дела, по которым будут решения судов, вступившие в законную силу.

    Вопрос: Указом президента Вы введены в состав совета Национального банка. Это связано с работой СБУ по финансово-кредитной сфере, предотвращением преступлений в этой сфере?

    Ответ: Я уже второй раз являюсь членом совета НБУ, и есть две основные причины этого назначения: наличие компетенции в данной сфере и то, что СБУ должна сопровождать финансовые процессы, особенно в кризисный период времени. Тогда будет меньше проблем, связанных с нарушением законодательства.

    Вопрос: Вопросы приватизации. Вы ими занимаетесь?

    Ответ: У нас есть департамент, который контрразведывательно сопровождает и контролирует экономические процессы. Это его непосредственная ответственность, в том числе, связанная с вопросами приватизации, как уже прошедшей, так и текущей. В этой связи есть ряд наработанных материалов оперативно-розыскного характера. И если факты хищения или коррупции подтвердятся, безусловно, мы будем на них реагировать.

    Вопрос: Доля иностранного капитала в украинских предприятиях может быть угрозой для экономической безопасности государства?

    Ответ: В силу глобализации всех экономических процессов есть только определенные сферы, где концентрация иностранного капитала может представлять определенные угрозы. Они, безусловно, нами выделены, мы их сопровождаем и информируем президента и правительство о происходящем.

    Вопрос: Это инфраструктурные проекты?

    Ответ: Когда мы говорим \"инфраструктура\", мы, прежде всего, имеем в виду дороги, аэропорты, порты и другое. Мы были бы крайне заинтересованы в том, чтобы иностранные инвесторы приходили и вкладывали сюда деньги.

    Но, как правило, это не вопросы инфраструктуры. Опять-таки, это вопросы энергетической безопасности, машиностроения, продовольственной безопасности и др. Например, во время кризиса мы убедились, что достаточно существенное присутствие иностранного банковского капитала повлекло резкий отток ресурса на материнские банковские учреждения, что усугубляло ситуацию внутри страны.

    Поэтому такие вопросы и нюансы существуют, и мы о них своевременно предупреждаем.

    Вопрос: Вы намерены предлагать изменения в законодательство?

    Ответ: Безусловно. Мы не просто являемся органом, который сообщает об угрозах, мы предлагаем решения.

    Вопрос: Видите ли Вы явные угрозы для безопасности Украины? Чувствуете ли работу иностранных разведок на территории Украины, активизацию или, наоборот, спад?

    Ответ: Есть ощущение активизации. В последние годы интерес иностранных спецслужб по отношению к закрытым объектам или секретной информации достаточно высок. Но, должен сказать, что мы сохранили потенциал, и на сегодняшний день прилагаем все усилия для того, чтобы раскрыть возможности СБУ по противодействию влиянию иностранных разведок. У нас есть ряд достаточно серьезных мероприятий, которые уже известны, но, безусловно, есть большая часть, которая проводится в режиме повышенной секретности (в том числе по вопросам военно-промышленного комплекса).

    Вопрос: Знаете, у значительной части населения страны есть ощущение, что \"в Украине секретов не осталось\"…

    Ответ: Это глубочайшее заблуждение. Как раз интерес иностранных спецслужб привлекают те объекты, которые на сегодняшний день у нас, к сожалению, являются недооцененными. Мы сами иногда не осознаем, чем обладаем.

    Вопрос: Есть ли у вас контакт со своими коллегами из других стран, и если да, то с кем?

    Ответ: У нас есть центр международного сотрудничества, который является организатором в данном направлении. Кроме того, со многими спецслужбами мы работаем по линии контрразведки.

    Достаточно встреч и с международными организациями. И в этом плане многие, к примеру, Израиль, Россия, США, Великобритания – это наши партнеры, с которыми мы достаточно активно сотрудничаем в различного рода совместных операциях.

    Вопрос: Но вот с Вашими российскими коллегами в последнее время было много недоразумений. Были ли у Вас в последнее время личные рабочие контакты с коллегами в России, и какие основные темы с ними обсуждаются?

    Ответ: Разумеется, были контакты, в том числе мой визит к генералу армии Бортникову (глава ФСБ – ИФ-У) , где мы попытались восстановить те партнерские отношения, которые, к сожалению, в последнее время были нарушены… Нельзя обижаться на прошлое - надо искать взаимопонимание в будущем… В этом плане мы наметили активное сотрудничество, в том числе на уровне первых руководителей и експертов. Я думаю, что в кратчайший период времени станет очевидно, что мы перешли из состояния конфронтации в состояние нормального сотрудничества.

    Вопрос: В свое время была гласная или негласная договоренность – не работать друг против друга…

    Ответ: Она и сегодня существует. Она гласная, еще в 1992 году было подписано соответствующее соглашение.

    Вопрос: Проблема распространения терроризма для Украины существует?

    Ответ: На сегодняшний день это болезнь и беда всего мира. Говорить о том, что отдельно взятая страна может быть исключена из общей угрозы террористической атаки, было бы неверно. В Украине создана неплохая система сбора информации о террористической угрозе. При СБУ существует антитеррористический центр, руководителем которого я был до того, как стать председателем службы. В сети этой системы сбора информации попадается достаточно много различного рода сообщений. К счастью, многие из них являются ложными или фальсифицированными. В то же время, хочу сказать, что именно правильная система организации на сегодняшний день позволяет говорить, что мы - страна с невысоким уровнем возможности террористических угроз.

    Вопрос: Были намеки на то, что Украина может быть не объектом террористических атак, а местом, где террористы могут найти себе убежище?

    Для того чтобы их не было и работает наша служба, опять-таки, в партнерстве с дружескими странами и спецслужбами. Это комплексная работа, которая, действительно, сильна тем, что мы обмениваемся информацией, получаем предупреждения о гражданах, которые так или иначе замешаны или могут быть замешаны в террористической деятельности.

    Вопрос: Международная преступность, не связанная с терроризмом, – это ваша сфера компетенции?

    Ответ: Ее организованные формы, наркотрафики, торговля людьми.

    Вопрос: А, например, информация о том, что в Украине за последнее время появилось много воров в законе, которых не было раньше, в том числе иностранных?

    Ответ: Воры в законе – это сфера деятельности МВД. Прямой бандитизм - это не совсем наша специфика, это сфера работы милиции.

    Мы же занимаемся, в том числе, международными бандитскими группировками, которые так или иначе влияют на процессы в экономике, ведь группировка бесцельно не существует. Она, как правило, базируется на определенном экономическом интересе.

    Вопрос: Вопрос, связанный с архивной работой (поскольку данное направление вызывает политический резонанс): как Вы видите эту работу в дальнейшем?

    Ответ: К сожалению, по поводу архивной работы возникло большое количество спекуляций и недоразумений. Мое высказывание по этому поводу было неверно интерпретировано. На самом деле я сказал только то, что сказал: архивная работа не является основной для СБУ. И как говорят, пусть бросит в меня камень тот, кто считает, что это не так.

    Уверен в том, что работа, связанная с пролитием света на историческую правду, необходима. Безусловно, если архивы СБУ могут в этом помочь, наш гражданский долг – предоставить эти архивы и дать возможность историкам их изучать, оценивать события и так далее. И эта работа идет: только с начала года услугами нашего архива воспользовались более полуторатысяч человек. В то же время и законами Украины, и международным законодательством установлены вещи, которые не подлежат раскрытию. Речь идет, прежде всего, об агентурных делах и агентах. Поэтому когда я говорю, что есть секреты, которые мы обязаны охранять, это один из тех, о которых я упоминал.

    Вопрос: Ваша точка зрения по поводу люстрации? Многие страны Восточной Европы пошли по этому пути…

    Ответ: К любому историческому событию нужно относиться с точки зрения оценки того периода, когда оно происходило. Мы не провели люстрацию ни в 1989-м, ни в 90-х годах. В моем понимании говорить об этом сейчас, наверное, уже поздно и бессмысленно.

    Вопрос: Есть ли в Украине проблема сепаратизма? Скажем, в Крыму?

    Ответ: Я крымчан знаю очень хорошо и могу сказать, что крымчане считают себя украинцами. Поэтому не ощущаю там внутреннего двигателя процесса сепаратизма. Украина – унитарное государство, хоть и не без проблем.

    Есть элементы сепаратизма, есть влияние некоторых иностранных государств, которые, так или иначе, пытаются использовать их для достижения каких-то своих целей. Если говорить о степени угрозы, то она не большая на сегодняшний день. Это касается и Крыма и Закарпатья и других регионов.

    Вопрос: С вашей точки зрения, есть ли проблема мусульман в Крыму или они уже интегрированы в наше общество?

    Ответ: Здесь самое главное – не работать на противопоставление. Здесь нужно вовлекать. Я уверен в том, что можно найти разумную точку соприкосновения. И в данном случае радикализм не полезен ни для одной из сторон. Ни для крымско-татарского населения, которое ведет самозахват территорий, ни для государственной власти, которая не имеет на сегодняшний день достаточно ресурсов для их обустройства.

    Здесь нужно искать компромиссы и договариваться. Я считаю, что процесс социально-экономического, политического вовлечения более продуктивен, чем конфликтность. Это такие же граждане нашей страны, полноценные участники всех процессов. Эскалация, любой экстремизм только углубляют проблему, а не решают ее.

    Вопрос: Вопрос, касающийся антитеррористической деятельности за пределами нашей страны, имею в виду борьбу с пиратами…В какой степени все готово в этой сфере?

    Ответ: В качестве приятного сообщу, что в проекте бюджета запрашиваемая нами сумма учтена в 100% объеме – 39,9 миллиона гривен для подготовки наших бойцов и их отправки. После принятия Государственного бюджета можно будет говорить о получении разрешения Верховной Рады, и это будет заключительный документ, который позволит нашим ребятам участвовать в общеевропейской борьбе с пиратством. Все международные переговоры по данному вопросу показывают стремление наших партнеров видеть нас внутри групп противодействия пиратству.

    Вопрос: У вас есть такие возможности? Подготовлены ли люди?

    Ответ: Люди давно подготовлены. Вообще уровень подготовки наших бойцов оценен не только нами, но и нашими международными партнерами. Мы постоянно демонстрируем свои навыки и умение в рамках соревнований, нас можно оценивать по реальным результатам. Среди бойцов Альфы много чемпионов Европы и мира среди спецслужб, например, по снайперской стрельбе, в рукопашном бою. У нас много заслуженных мастеров спорта. То есть ребята действительно подготовлены.

    Вопрос: В адрес президента поступают письма о конфликте Ваших частных интересов как бизнесмена в прошлом и государственного чиновника, имея в виду конфликт Нацсовета по телевидению и радиовещанию и телеканала \"Интер\". Что бы Вы ответили тем людям, которые обвиняют Вас в том, что Вы каким-то образом пытаетесь повлиять на перераспределение частот в стране?

    Ответ: Я бы ответил, что это ложь, и как у нас говорят, отвлечение на негодный объект. Другими словами, попытка отвлечь общественное внимание от реальных фактов и проблем, связанных с проведением известного конкурса по распределению частот. Но вопрос информационной безопасности – это наша прямая и святая обязанность.

    Поэтому некоторые факты, о которых «стыдливо» умалчивают инициаторы конфликта, не могут нас не настораживать. Вот лишь некоторые из них: заявление члена Нацсовета Шевченко об отсутствии кворума во время определения победителей конкурса; проведение конкурса без приглашения участников; странное, я бы сказал нетипичное, поведение чиновников Укрчастотнагляду (Украинский государственный центр радиочастот - ИФ), которые в течение недели то дают просчитанные частоты, то отзывают все разрешения, то снова согласовывают; вытаскивание, как из рукава, якобы незакрытых (летних!) заседаний Нацсовета и голосование впятером (при кворуме 6 членов) не только за победителей, но и за увеличение мощности передатчиков. По этому поводу можно добавить: ни одна страна в мире не позволила бы себе фактически бесплатно увеличить мощность передатчиков с 10 Вт (местный охват) до 1 кВт (способно покрывать целые области) только решением чиновников и без конкурса. Не говоря уже о том, что реально никто не проверил, задевает ли это интересы военных, авиационного сообщения, а также возможности внедрения цифрового телевидения. И этот список можно продолжить.

    Подводя итог, хотел бы подчеркнуть, что ни у СБУ, ни у меня лично нет никаких претензий ни к одному телеканалу или другим средствам массовой информации. Убежден, что свобода слова является для нас важнейшим условием развития общества и государства. А что касается конфликта интересов, могу только поблагодарить менеджмент телеканала «Интер» за то, что они добровольно вернули выигранные частоты обратно государству, освободив меня от необходимости оправдываться.

    У меня есть принципы, которые я никогда не нарушу: на государственной службе у меня нет и не может быть других интересов кроме как государственных.

    Вопрос: Насколько влияет и может ли повредить безопасности страны наличие большого количества иностранных вещателей в Украине?

    Ответ: На сегодня все страны защищают свое информационное пространство. При этом мы понимаем, что живем в эру совершенно других технологий. Получить информацию вообще не является проблемой. И тут вопрос не в наличии иностранных телекомпаний, а в доминировании и объективности. Самое главное, чтобы не было дезинформации, чтобы эти источники не призывали к нарушениям наших конституционных прав и свобод.

    А любая конкурентная среда сама по себе является дополнительным плюсом: только в условиях конкуренции может родиться и хорошее телевидение, и хорошее радиовещание, и хорошая журналистика.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ