Тимошенко: Протесты против налогового кодекса «могут в итоге уничтожить» президента

    После болезненного поражения на выборах 7 февраля, когда к власти пришел Виктор Янукович, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко наконец вернулась на политическую арену...
    После болезненного поражения на выборах 7 февраля, когда к власти пришел Виктор Янукович, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко наконец вернулась на политическую арену и готова оспаривать неправильную с ее точки зрения политику президента. Из-за уголовных дел, открытых на ее помощников, она почти весь год провела в обороне, но теперь снова пошла в
    • «Kyiv Post»
    • 22 Листопада, 2010, 10:13
    • Розсилка

    После болезненного поражения на выборах 7 февраля, когда к власти пришел Виктор Янукович, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко наконец вернулась на политическую арену...

    После болезненного поражения на выборах 7 февраля, когда к власти пришел Виктор Янукович, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко наконец вернулась на политическую арену и готова оспаривать неправильную с ее точки зрения политику президента. Из-за уголовных дел, открытых на ее помощников, она почти весь год провела в обороне, но теперь снова пошла в наступление. К жизни ее вернули массовые уличные демонстрации против налогового законопроекта Януковича. Тимошенко вновь почувствовала возможность объединить народные массы, как это было в 2004 году во время Оранжевой революции, благодаря которой были отменены результаты фальсифицированных президентских выборов.

    Kyiv Post: Насколько важным событием были недавние массовые акции протеста малого и среднего бизнеса против налогового кодекса, который хочет принять правительство Украины?

    Вероятно, вы видите в них отчаянную попытку украинского народа вырвать страну из мертвой хватки олигархов и верного им руководства?

    Ведь, потеряв веру в политических лидеров, люди несколько лет не решались выйти на улицы. А теперь они снова собрались, начали массовые действия, но на этот раз без руководства видных политических лидеров.

    Юлия Тимошенко: В этих событиях я вижу поворотный пункт в борьбе за независимость, демократию и свободу Украины. Очень символично, что все это происходит в канун годовщины Оранжевой революции. (Примечание редактора: еще более масштабные акции протеста запланированы на 22 ноября — шестую годовщину Оранжевой революции, благодаря которой были отменены результаты выборов, сфальсифицированных в пользу действующего президента Виктора Януковича.)

    Причина этих протестов в том, что малый и средний бизнес — само выживание которых под угрозой — решили не опускать голову, не эмигрировать из страны. Вместо этого они собрали силы и мужество, чтобы смело бороться за свои интересы и отстаивать их. Это важный и значительный шаг в истории Украины.

    До настоящего момента политические лидеры, несомненно, не приносили ничего, кроме разочарования. Но люди вновь обрели мужество и отбросили страх. Это значит, что у Украины есть надежда.

    Я с ними полностью солидарна. Моя политическая команда всеми силами поддерживает их позицию в Верховной раде.

    Новый налоговый кодекс был принят в интересах олигархических кланов, которые используют систему для личного обогащения.

    С его помощью они хотят несправедливо сбросить налоговое бремя: обложить более высокими налогами не себя, а малый и средний бизнес, который борется за выживание.

    Ситуация похожа на бомбу,ожидающую детонации. По иронии судьбы, ее привело в действие нынешнее правительство и, в итоге, она же может его и уничтожить.

    Демонстранты победят, если не будут отступать. Их воля и сила намного больше, чем у кланового режима, который сегодня управляет Украиной. Думаю, для действующего правительства это - начало конца.

    KP: Если конкретнее, какая роль может быть у вас в этом движении? Вы появились на митинге 16 ноября, но было такое впечатление, что лидеры протестующих совсем не хотели, чтобы вы или другие политики брали на себя руководство. Они утверждают, что их борьба аполитична и не хотят, чтобы политики использовали ее в личных целях.

    ЮТ: Думаю, что «5 канал» заснял все мои разговоры с демонстрантами. По-моему, эти записи больше отражают действительность, чем тенденциозная информация пропрезидентского режима.

    Я была там и говорила с этими людьми.

    Думаю, по этим видеорепортажам видно, что люди считают нас союзниками, оказавшимися в точно таком же положении. Они просили, чтобы я помогла их защитить и возглавить их борьбу.

    Они просили вернуть Майдан. Просили, чтобы я помогла организовать и систематизировать их движение. Мы проведем переговоры с их руководством о том, чтобы объединить наши усилия.

    KP: Однако от лидеров демонстрантов, в частности, от Александра Данилюка, мы слышали, что они не хотят, чтобы политики, и Вы в том числе, брали на себя руководство и придавали их борьбе политический характер.

    ЮТ: Когда я говорила с демонстрантами, то поняла, что эти люди поддерживают меня. Возможно, это позиция лишь конкретных лидеров.

    KP: Значит, Вы уверены, что способны и готовы возглавить это движение с максимальной эффективностью и достичь результата? Это должны быть именно Вы, или же протестующих могут повести другие политики или политические группы, которые их поддерживают?

    ЮТ: Я уверена, что в политическом секторе наблюдается консолидация… не среди продажных политиков, а граждан, которые хотят бороться и защищать свои интересы в сотрудничестве с моей командой.

    Хочу напомнить всем, что наша политическая команда с самого начала возглавила попытки сопротивления так называемой налоговой реформе администрации.

    KP: Вы хотите сказать, что протестующие ничего не добьются без поддержки одной из ведущих политических партий?

    ЮТ: Здесь взаимная зависимость. Они стали силой, с которой приходится считаться.

    Но они признают, что просто выйти на улицы недостаточно. Они признают, что необходима политическая сила, которая присоединится к ним и будет оказывать поддержку.

    Мы прекрасно понимаем, что про-президентская «Партия регионов» пытается свести на нет попытки демонстрантов и саботировать их деятельность, в частности, подсаживая к ним искусственных лидеров, которые смогут разделить движение и заставить массы почувствовать, что их усилия ни к чему не привели.

    Я не позволю манипулировать людьми.

    KP: А какой налоговый кодекс предлагаете вы?

    ЮТ: Есть три принципиальных момента. Во-первых, должна быть расформирована налоговая милиция. В ней нет необходимости. В прошлом наша политическая команда уже предлагала подобные меры.

    Во-вторых, необходимо сохранить упрощенный режим налогообложения. Им пользуются люди, которые едва держатся на плаву и часто работают в нескольких местах, чтобы свести концы с концами.

    Часто это люди, которые не получают больших доходов от своего бизнеса, но создают рабочие места для людей, которым больше некуда пойти.

    Нельзя искать дополнительный источник налоговых поступлений в тех, кому заработанного едва хватает, чтобы прожить и прокормить семью.

    В-третьих, следует свести все сложные разъединенные выплаты в социальный фонд к единой выплате в социальный пенсионный фонд. При этом ставку нужно резко сократить.

    Текущая ставка слишком высока. Она заставляет прятать доходы в тени и мешает их легализовать. Ее сокращение позволит открыть доходы и увеличить налоговую базу и совокупные поступления в бюджет.

    В-четвертых, налоговый кодекс, предложенный правительством, установит преграду между предприятиями, работающими по упрощенному и по стандартному виду налогообложения, и усложнит сотрудничество между ними. Это навредит.

    В-пятых, необходимо искоренить привилегии для крупного бизнеса, уклонение от уплаты налогов и злоупотребление оффшорными налоговыми оазисами.

    В-шестых, мы должны дать предпринимателям справедливую возможность защищать себя в спорах с налоговой администрацией.

    Необходимо резко сократить права налоговой администрации и значительно расширить права предпринимателей, чтобы у них были равные шансы в суде.

    Также в новой системе нельзя ни в каком виде допускать агрессии или запугивания со стороны налоговой администрации до принятия судебного решения. А в предлагаемом сегодня налоговом кодексе, напротив, устанавливается система репрессивных мер.

    В плане налога на прибыль мы поддерживаем систему дифференцированных ставок налогообложения, при которых богатые платят больше, чем бедные. Также мы поддерживаем введение дополнительных налогов на предметы роскоши, в частности, огромные виллы и усадьбы.

    Но что же мы видим сегодня?

    Попытку в последнюю минуту с ходу принять налоговый кодекс за несколько месяцев до того, как он должен вступить в силу. Крупным состоятельным компаниям со штатом бухгалтеров будет не сложно приспособиться. А вот у бедных слоев общества такой роскоши не будет.

    При введении столь значительных изменений в налоговое законодательство необходимо соответствующим образом разъяснять их и давать время для корректировки.

    KP: В какую категорию (богатые или средний класс) вы сами попадаете как налогоплательщик? Прежде вас уже много раз спрашивали о вашем состоянии. Многие критики указывают на период, когда вы были ведущим игроком на украинском рынке торговли газом и говорят, что вы безумно богаты. Ваша семья ведет роскошный образ жизни, однако в вашей официальной налоговой декларации такие суммы не отображаются.

    ЮТ: Все правоохранительные органы, которые уже давно находятся под контролем действующей администрации, много лет грубо проверяют меня и мою семью.

    Если есть какие-то вопросы, у них на руках все средства, чтобы открыть дело и выдвинуть обвинения.

    Прежде чем стать политиком, я возглавляла крупнейшую на Украине частную компанию. (Тимошенко руководила компанией «Единые энергетические системы Украины», которая контролировала продажи газа на большей части территории страны, когда Павел Лазаренко, осужденный в США за мошенничество и отмывание денег, занимал пост премьер-министра и выступал ее политическим союзником). Деньги были заработаны, задекларированы и никуда не исчезли.

    Но я уже почти 13 лет как ушла в политику. У меня пересчитывают каждую заработанную копейку. И ничего не находят. Я бы хотела, чтобы и другим украинским политикам пришлось пройти через те же «очищающие проверки», которые пережила я.

    Таким образом, половину карьеры я занималась бизнесом, половину — политикой. По-моему, пришла пора проверить тех чиновников, которые официально ни дня не занимались бизнесом или не показывали прибылей, но у кого, например, есть дворец в Крыму. У меня его нет.

    KP: Но критики утверждают, что такие люди совсем недавно были в вашей команде. К примеру, расследования, проведенные украинскими журналистами и опубликованные в «Украинской правде», показывают, что народный депутат Антон Яценко, входивший в вашу фракцию в Верховной раде, не зря получил славу «крестного отца» Тендерной палаты, где, по слухам, процветала коррупция.

    Еще один ваш политический союзник и, как говорят, сосед, Николай Ковзель возглавляет посредническую компанию с монопольным контролем над грузовыми железнодорожными перевозками.

    ЮТ: Давайте все разберем по очереди. Наша политическая команда предложила инициативу по принятию нового законопроекта, который сделал бы прозрачным проведение тендеров в Тендерной палате. Его одобрил Всемирный банк.

    И мы приняли его в 2009 году, когда я была премьер-министром. Мы отменили принятый ранее закон о проведении тендеров. Наша партия проголосовала единогласно, в том числе и Яценко.

    Но скажите мне, почему действующая администрация просто бросается обвинениями? Им нужно действовать.

    Когда я была премьер-министром, то не могла получить в союзники генерального прокурора. Он был союзником Виктора Януковича, получившего назначение в рамках соглашения с Виктором Ющенко, который занимал тогда пост президента. СБУ также возглавлял союзник Ющенко. При этом он сохранял лояльность Януковичу.

    Как и раньше, сегодня у них есть все необходимые полномочия, чтобы проводить расследования. Мне не оказывали поддержку ни в одном из расследований, в которых затрагивались злоупотребления.

    Сегодня во власти Януковича находятся все суды и правоохранительные органы.

    И при этом они расследуют дело Юрия Луценко (бывшего министра внутренних дел при правительстве Тимошенко и ее нынешнего союзника), который якобы украл 40000 гривен.

    В то же время, действующее правительство тратит миллионы из государственного стабилизационного фонда, чтобы оплатить работу ведущих международных юридических фирм, которые были наняты, чтобы разоблачить злоупотребления, сделанные мной, его политическим оппонентом.

    Мы знаем, что Международный валютный фонд хочет, чтобы Украина урезала нерациональные расходы и сократила дефицит бюджета.

    Но почему никто не видит, что творится с (делом «РосУкрЭнерго» и) проектом реконструкции киевского стадиона «Олимпийский»?

    Когда я была премьер-министром, стоимость этого проекта составляла 2,4 млрд. гривен и я настаивала, чтобы ее снизили еще на 40%, так как понимала, что стоимость этого проекта завышена искусственно.

    Но в эту пятницу я увидела, что правительство удвоило стоимость этого проекта, и теперь она составляет 4,5 млрд. гривен. Здесь явно пахнет коррупцией, выкачиванием бюджетных средств через завышенную стоимость.

    Получается, что, в итоге, эта реконструкция обойдется в три раза дороже, чем намного лучший стадион, который недавно с нуля был построен в Донецке.

    KP: Все же, не смотря на все это, многие граждане и демонстранты, вышедшие на улицу, разочаровались в украинских политиках: в Вас, бывшем президенте Викторе Ющенко и в Януковиче.

    Такие обвинения в коррупции они слышат каждый день, но не видят никого на скамье подсудимых. Более того, по-моему, многие люди думают, что к коррупции причастны и члены вашей команды. Какие гарантии вы можете предоставить, что этого больше не случится?

    ЮТ: Я полностью отрицаю утверждение, что брала что-либо из государственного бюджета, когда была премьер-министром.

    KP: Если не Вы, то, возможно, члены Вашей политической команды были причастны к коррупции?

    ЮТ: Прошу прощения, но если все, что они смогли найти при такой власти над судами и правоохранительными органами, это хищение 40000 гривен, которое якобы совершил Луценко… (и несколько еще меньших дел против членов моего правительства), мы должны спросить… почему, несмотря на все попытки, они не нашли ничего большего?

    В конце концов, никакая другая политическая команда просто не сталкивается с такими расследованиями и проверками, как наша, и не смогла бы их пережить.

    Поэтому я буду просить тех, кто вышел на улицы с протестом, не попадаться на удочку грязного пиара, а объединиться — тем более сейчас, в преддверии парламентских выборов, — чтобы защитить будущее страны.

    KP: Насколько вы уверены в том, что следующие парламентские выборы будут проведены в 2011, а не в 2012 году? (Примечание редактора: в результате возвращения к предыдущей редакции Конституции, вскоре Конституционный суд и Верховная рада должны будут решить, когда проводить следующие парламентские выборы: в 2011 или 2012 году? На момент интервью решение Конституционного Судаеще не было оглашено.)

    ЮТ: С действующей администрацией ни в чем нельзя быть уверенным.

    Поэтому я не говорила бы об уверенности в том, что следующие выборы состоятся в 2011 году. Но я уверена, что при любой трезвой интерпретации Конституции, они должны быть проведены в 2011 году.

    KP: Как вы и ваши сторонники отреагируете, если украинские власти вновь перенесут выборы на 2012 год?

    ЮТ: Моя команда готовится к проведению выборов в марте 2011 года. Я полагаю, выборы состоятся именно тогда. И, согласно Конституции, предвыборная кампания должна начаться 22 ноября.

    По-моему, действующие власти сейчас раздумывают, провести ли выборы в 2011 году… не теряя времени, пока еще сильнее не упала популярность, или вообще перенести их на 2015 год.

    Понимаете, они не видят Украину как государство с демократией и гражданскими свободами. Они видят ее как собственную мегакорпорацию, и это закрытое акционерное общество. А все ресурсы и население — их активы.

    KP: Но нет ли здесь и вины рядовых граждан, которые не покупают акций этой так называемой корпорации и не требуют дивидендов?

    ЮТ: Я очень хорошо помню, каково было в Советском Союзе. У нас не было прав, демократии или свобод, но было самое необходимое и мы жили счастливо, потому что просто-напросто не понимали, насколько лучше может быть жизнь. Мы не знали, чего лишены. В этом было наше счастье. Нам говорили, что весь остальной мир живет в ужасающих условиях.

    Знаете, именно поэтому свобода СМИ и объективное освещение событий, которые исчезают при Януковиче, имеют такое принципиальное значение. Без них люди не знают, что у них есть право на большее, будь это права или благосостояние нации.

    Мы знаем, что сегодня у трети населения есть доступ к СМИ в Интернете, где можно найти объективную информацию.

    Но, к сожалению, около 70% все еще зависят от телеканалов, которые вновь стали средством для промывки мозгов.

    Таким образом, они подвержены иллюзии, что экономика Украины сегодня процветает и восстанавливается семимильными шагами, что существует стабильность, нет коррупции.

    Ими манипулируют при помощи иллюзий, распространяемых по телевидению, например, иллюзии о том, что президента Украины с почетом встречают по всему миру.

    Если мы искренне хотим начать в стране реформы, то начинать нужно не с налогового кодекса, земельной реформы и тому подобного.

    Начинать нужно с самого главного: вернуть свободу слова, сократить влияние олигархов и установить справедливую судебную систему. Янукович все делает с точностью до наоборот. У нашей команды есть воля и политическая сила прийти и сделать все как надо.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ