Как утрется оппозиция?

    Парламентское побоище на прошлой неделе не просто ужаснуло или потешило, но, по сути, провело новогоднюю черту в отношениях большинства и меньшинства.
    Парламентское побоище на прошлой неделе не просто ужаснуло или потешило, но, по сути, провело новогоднюю черту в отношениях большинства и меньшинства. Понятно, что оппозиция сейчас добивается привлечения виновных к криминальной ответственности, требует отставки спикера, взывает к Президенту и устраивает показательное игнорирование заседаний
    • Павло Вуєць
    • 21 Грудня, 2010, 10:00
    • Розсилка

    Парламентское побоище на прошлой неделе не просто ужаснуло или потешило, но, по сути, провело новогоднюю черту в отношениях большинства и меньшинства.

    Парламентское побоище на прошлой неделе не просто ужаснуло или потешило, но, по сути, провело новогоднюю черту в отношениях большинства и меньшинства. Понятно, что оппозиция сейчас добивается привлечения виновных к криминальной ответственности, требует отставки спикера, взывает к Президенту и устраивает показательное игнорирование заседаний парламента. Но, по большому счету, в парламентском зале инакомыслящие и так, причем давно, присутствуют для мебели. На все громогласные заявления оппозиционеров и требования соблюдать регламент большинство только кивает головами и монотонно жмет зеленые кнопки по отмашке Чечетова. «Кровавый четверг» просто показал, чем чревата попытка вмешаться в этот размеренный ритм.

    При этом в заявлениях влиятельных «регионалов» слышны призывы если к не примирению, то к поискам неких способов сосуществования. Ринат Ахметов, например, отделавшись общими фразами по поводу того, что драки никого не украшают и не нужно искать в них виноватого, пришел к выводу, что «все должны собраться, должны подумать, как жить дальше». А лидер фракции ПР Александр Ефремов предложил не вмешивать правоохранительные органы в «семейные» проблемы и прекратить «пиар-акции»: «Надо провести очень откровенный разговор относительно процессов, происходящих в Верховной Раде. Мы должны попробовать сами найти ответы на вопрос, как нам дальше строить свою работу». Вице-спикер Николай Томенко заявил, что не видит предмета для переговоров, пока власть не сделает конкретных шагов навстречу оппозиции: в частности, заведения уголовных дел на буянивших в четверг совместителей – министра экологии Николая Злочевского и председателя «Укрспецэкспорта» Юрия Саламатина. Но пообещал, что «бютовцы» прервут свой предновогодний «игнор» заседаний парламента ради бюджетного процесса. Не более.

    Другой вопрос – кому выгодно замораживание жесткого противостояния в Верховной Раде? По сути, оппозиция продемонстрировала свое отношение к происходящему еще год назад, когда проигнорировала инаугурацию Виктора Януковича. Тогда это был психологический ход: мол, пусть видят, что мы результатов выборов не признаем, и пусть Янукович видит во время своего триумфа полупустой зал. Ничем особым такая демонстрация оппозиционного «фе» победному шествию Януковича не помешала. Разве что новоиспеченный Президент затаил по этому случаю лишнюю обиду. А после «тушечной» операции и изменения Конституции роль оппозиции в парламенте стала и вовсе чисто декларативной. Единственное ее оружие – блокирование президиума – «регионалы», скажем мягко, нейтрализовали.

    И что дальше? «Регионалы», понятное дело, от своего отступать уже не будут, наказывать своих драчунов, как намекнул Ефремов, тоже. Но о своем имидже они, как сила, как ни крути, представляющая Президента, все же пекутся, поэтому «звериный оскал» им придется если не припрятать под паранджой, то хотя бы стыдливо прикрыть платочком. При этом власть прекрасно понимает, что оппозиция покрутит носом, но, в итоге, вернется в зал парламента. Иначе, какой смысл вообще в ее существовании?

    «Есть большие сомнения, что компромисс нужен как власти, так и оппозиции», – говорит директор Центра политического анализа «Пента» Владимир Фесенко. – У «регионалов» есть имиджевые проблемы, но они касаются не столько тех, кто участвовал в драке (не удивлюсь, если они этим очень гордятся, и им ордена скоро будут выдавать), сколько вообще власти. Но устроить показательное наказание – это умерить пыл того же Царева и остальных на будущее. Поэтому Генпрокуратура будет обозначать какие-то действия, может, вызывать участников стычки на допросы, но потом все спустят на тормоза».

    С другой стороны, БЮТ, по словам Фесенко, не будет идти в своем бойкоте до конца:

    «Они, конечно, вытянут из этой ситуации максимум возможного: что они – жертвы произвола и так далее. Но они не смогут долго игнорировать парламентскую трибуну, поскольку это – важный элемент агитации, равно как и кулуары больше нужны оппозиции. Может быть, до Нового года и побойкотируют, но что дальше?

    Этот клинч не особо нужен и «регионалам», которые в случае повторения подобных инцидентов могут вернуть себе имидж бандитов, от которого они хотят избавиться с 2004-го. Так что допускаю, что стороны сделают определенные выводы и внесут изменения и в регламент, и, может, в Конституцию, где введут жесткие санкции за такие методы – и за блокирования, и за подобные разблокирования. Общество это бы нормально восприняло, потому что парламентаризм у нас – и так живой труп, а такие ситуации его просто добивают».

    Согласен с тем, что в первую очередь оппозиция заинтересована в восстановлении диалога и директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский:

    «Все уже поняли, что блокировать больше не удастся – наступила другая жизнь. Но оппозиция заинтересована в парламенте, поэтому будет поиск компромисса, если оппозиция будет предъявлять приемлемые требования. Власть все-таки хочет выглядеть цивилизованно, и как мы видели на примере с вручением Нобелевской премией, когда дали задний ход, все-таки пытается быть на приличном счету».

    На приличном счету пытается быть и оппозиция, и у нее, по убеждению директора Центра исследований проблем гражданского общества Виталия Кулика, есть площадка для договоренностей со властью:

    «Сейчас они уже согласны идти на договоренности по рассмотрению бюджета – это уже не позиция, а поза. На самом деле, после Нового года мы можем видеть договоренности на прагматичной основе – по антикоррупционному пакету, судебной реформе, конституционному процессу. Есть давление части депутатов БЮТ на руководство фракции по введению ее деятельности в нормальное русло».

    Сама оппозиция рассматривает случившееся в четверг по-своему. Блокирования закончились – началась другая игра. Какая – пока не понятно.

    «Мы четко заявили, что является приоритетом для достижения компромисса, и только у власти есть все возможности выйти, как вы говорите, из клинча, – говорит «Главкому» премьер «теневого» Кабмина Тимошенко Сергей Соболев. – Самый простой и реализуемый для них пункт наших требований – это привлечь к ответственности тех, кто бил наших депутатов, но, я уверен, что своих они не сдадут, даже если будет решение Генпрокуратуры».

    Посетовав на то, что парламент давно прекратил свою функцию как законодательный орган, Соболев констатирует, что блокирование свою функцию давно выполнило:

    «У оппозиции нет никаких прав, поэтому надо бороться другими методами».

    «Партизанская война?» – иронизирует «Главком».

    «Партизанскую войну вели Янукович и его банда в свое время, – грустно продолжает Соболев. – Не пойдем мы и по стопам ОУН-УПА, потому что живем в своей стране. Но будем вести борьбу, характерную для стран с авторитарными режимами».

    «Банановые революции» нашей стране не подходят, воззвание к международным институтам приводит к весьма сомнительным успехам, а те, кто против, по большому счету, так и не убедили, что далеко ушли от тех, кого критикуют. Но как показал «налоговый» Майдан, при удачном стечении обстоятельств, у оппозиции появляется шанс. И тут уж вопрос, как она им воспользуется.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ