Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Данилишин выиграл в прятки

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Данилишин выиграл в прятки

    Предоставление политического убежища экс-министру экономики Богдану Данилишину, по сути, стало реакцией страны-члена ЕС не только, и не столько на обвинения, доносящиеся из Киева в его адрес.

    Предоставление политического убежища экс-министру экономики Богдану Данилишину, по сути, стало реакцией страны-члена ЕС не только, и не столько на обвинения, доносящиеся из Киева в его адрес.

    Действительно, Данилишина, который на родине подозревается в махинациях в сфере госзакупок, нельзя назвать ярым публичным оппозиционером, на что делал упор в своем сбивчивом заявлении по горячим следам директор департамента информационной политики МИД Олег Волошин. Он выразил недоумение, как вообще можно говорить о политическом преследовании человека, который и политической деятельностью-то не занимался, ни в какой партии не состоял и нынешнюю власть открыто не критиковал.

    В футболе есть такое неформальное понятие как желтая карточка «по совокупности фолов», когда судья показывает карточку не за конкретный грубый фол, а за множество мелких. Собственно, в постановлении о предоставлении убежища бывшему министру говорится о том, что чешская сторона при принятии решения руководствовалась информацией об общей политической ситуации в Украине, в том числе, с соблюдением прав человека, полученной из различных отчетов. И «казус Данилишина» можно расценивать как реакцию Европы на общую ситуацию в нашей стране и, если хотите, тот «белый шум», который создает Украина в последнее время.

    Известие из Праги практически совпало по времени с окончанием визита в Украину еврокомиссара Штефана Фюле (представляющего Чехию!), который намекнул, что в стране существует «выборочное правосудие». А в западной прессе появилась информация, что Фюле фактически предупредил Виктора Януковича о замораживании отношений между Киевом Брюсселем, если Украина продолжит отход от демократических ценностей. Практически одновременно Freedom House исключил Украину из категории «свободных стран», переведя в категорию «частично свободных».

    Официальная констатация того факта, что в стране есть политические беженцы, а соответственно, политические преследования, вряд ли добавит авторитета Украине в дальнейшем. Например, когда в 2001-м году США приютили у себя Николая Мельниченко, Леонид Кучма был «нерукоподаваем» в цивилизованном мире.

    «Чехия – это вообще страна, которая работает как часы. Если они не выдали человека по нашему требованию, выставленному в международный розыск, то это шок! – говорит экс-глава украинского Интерпола депутат от НУНС Кирилл Куликов. – Тут же вопрос не в Данилишине, потому что даже я ранее обращался к тому правительству и ставил вопрос по его поводу – он далек от образа Девы Марии. Главное, что для того, чтобы человека признал политическим беженцем, надо признать, что в стране существует политическое преследование. Остальное – вторично».

    Конечно, власть теперь может завести свою любимую песню, что именно оппозиция портит нашей стране имидж за рубежом своими постоянными жалобами на состояние демократических институтов. А ведь относительно предоставления Данилишину политического убежища к чешским властям ходатайствовала лично Юлия Тимошенко. Но на фоне того, что творится по отношению к соратникам Тимошенко в Украине, подобные упреки в адрес оппозиции смотрятся весьма оригинально. Все равно, что цыкнуть на прохожего, на которого напали в темном переулке: «Не кричи, людей разбудишь…»

    Что дальше?

    Многие эксперты склонны рассматривать решение по Данилишину как своеобразный намек и «последнее китайское предупреждение» украинской власти, явно заигравшейся в войнушки со своими немощными ныне оппонентами. Сам по себе факт предоставления экс-чиновнику политического убежища вызывает массу вопросов. Как теперь вести себя представителям власти, особенно во время визитов за границу, – продолжать делать хорошую мину при неважной игре? Спускать существующие дела по Макаренко, Корнийчуку, Луценко и прочим на тормозах? Можно ли понимать, что теперь любой проштрафившийся чиновник может выехать за границу и кричать там о политических преследованиях с хорошими шансами избежать правосудия?

    «Еще перед Новым годом я слышал от одного высокопоставленного западного дипломата, что решение по Данилишину создаст новую политико-правовую ситуацию вокруг давления на бывших чиновников правительства Тимошенко, – рассказывает руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. – Этот факт, на самом деле, косвенно фиксирует оценку (может, неконсолидированную) странами Евросоюза происходящего в Украине. На Западе почувствовали, что в Генпрокуратуре увлеклись и послали сигнал – хватит сводить счеты. Пока это просто сигнал без жестких резолюций и заявлений, но достаточно четкий – будете продолжать в том же духе, у нас найдутся методы для защиты украинской оппозиции».

    Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик считает, что случай с Данилишиным не особо скажется на «посадочных» планах власти:

    «Конкретно по Тимошенко динамика давления, может, и снизится, но относительно ее окружения – нет. Власти важно довести дела до конца и доказать виновность Тимошенко, пусть даже не посадив ее саму. Из-за «пражского затворника» уступок не будет, но могут параллельно завести дела против провластных чиновников, чтобы показать свою неизбирательность».

    В этой связи вспоминаются слова Геннадия Москаля, которые он сказал после задержания Юрия Луценко: надо было, мол, уезжать за границу, а он остался – и нарвался. Будь беженцев больше – и ситуация была бы другая.

    «Если бы такое же убежище получили еще пара человек в разных странах (те же Луценко и Филипчук, оказавшиеся романтиками), думаю, Президенту пришлось бы повернуть работу Генпрокуратуры на 180 градусов, – убежден как всегда эмоциональный Москаль. – Да и сейчас все вопросы к Януковичу в Брюсселе будут именно по поводу политических преследований, и все другие уголовные дела европейцы будут воспринимать сквозь призму этого. Обычно в Украине все просили убежища – из Сомали, Эфиопии – а тут наоборот. Это позор нам и красная карточка! И большая победа БЮТ».

    Первым украинским политическим беженцем иногда называют Николая Мельниченко, но Москаль утверждает, что именно Данилишину выпала честь стать первым «полноценным», находящимся под защитой Женевской конвенции. У Тимошенко утверждают, что это победа как БЮТ, так и всего государства.

    «Действительно, так получается, что бьют, в основном, по БЮТ и «Батькивщине», но то, что международная общественность разобралась с фактами политических репрессий – это хорошо для Украины в целом, – говорит «бютовец» из парламентского комитета по международным делам Андрей Шкиль. – В результате может быть усилен мониторинг ПАСЕ относительно состояния демократии и свобод, и не исключаю, может быть поставлено под сомнение пребывание Украины в ПАСЕ. Часто, когда говорят о проблемах с демократией, вспоминают Россию, но пока еще ни один бывший российский чиновник не получил политического убежища за границей. А у нас уже один есть».

    Что интересно, власть, помимо довольно сбивчивого заявления Волошина, долго никак не реагировала на новости из Чехии. Если, конечно, не считать высказывания нардепа Вадима Колесниченко, который выдал любопытную словесную конструкцию: «Достаточно рискованно для Чехии покрывать преступника, который подозревается в совершении преступления». После вчерашнего первого заседания комиссии по вопросам демократии и верховенства права, на котором Президент сказал очень много красивых слов, получение статуса страны с политическими беженцами действительно стало крепкой пощечиной. И хотя оппозиция довольна, факт торможения движения Украины в Европу никак не может радовать и ее в долгосрочной перспективе. Если, конечно, она не хочет превратиться в аналог оппозиции белорусской.

    «Думаю, к такому решению действующий режим не был готов, – говорит директор международных программ Центра экономических и политических исследований им. Разумкова Валерий Чалый. – Создан прецедент и не исключаю, что список политических беженцев может расшириться. Мне трудно представить, как в такой ситуации страна может эффективно председательствовать в руководящих органах Совета Европы. Поэтому сейчас многое должно быть переосмыслено, в первую очередь, на Банковой Президентом. Однозначно, мы получили сигналы, которые не способствуют нашей европейской интеграции и имиджу сегодняшнего режима, и, в связи с этим, имиджу Украины.

    Ситуация может ухудшиться, и страна, которую воспринимали, как самую демократичную на постсоветском пространстве, теперь может восприниматься совершенно по-другому. Не употреблял бы термин «лукашенизация», потому что у нас все-таки особый путь. Но то, что у нас сейчас сворачиваются многие предыдущие достижения (демократия, верховенство права) стало очевидно и в ЕС, который после президентских выборов был достаточно оптимистично настроен. Это пока желтая карточка, но если не будут сделаны выводы, то может быть показана и красная карточка персонально многим действующим чиновникам».

    Фото tsn.ua

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ