Кому нужна украинская труба?

    Планам Януковича о газотранспортном консорциуме угрожают прогнозы о снижении спроса на поставки газа по трубопроводам
    Экономический интерес европейских компаний к созданию консорциума по управлению украинской газотранспортной системой – старому плану, реанимируемому новым Президентом Виктором Януковичем – зависит от возможностей «Газпрома» сохранить и укрепить свои конкурентные позиции на рынке стран ЕС. Однако эксперты прогнозируют снижение спроса на поставки
    • Светлана Долинчук, для «Главкома»
    • 26 Лютого, 2010, 11:01
    • Розсилка

    Планам Януковича о газотранспортном консорциуме угрожают прогнозы о снижении спроса на поставки газа по трубопроводам

    Экономический интерес европейских компаний к созданию консорциума по управлению украинской газотранспортной системой – старому плану, реанимируемому новым Президентом Виктором Януковичем – зависит от возможностей «Газпрома» сохранить и укрепить свои конкурентные позиции на рынке стран ЕС. Однако эксперты прогнозируют снижение спроса на поставки газа по трубопроводам. В перспективе это может привести к падению доходов НАК «Нафтогаз Украины» от транзита, независимо от планов российской монополии по вводу в эксплуатацию новых альтернативных маршрутов транспортировки. Впрочем, в самом «Газпроме» не склонны столь пессимистично оценивать перспективы своего бизнеса в Европе и говорят о возможном дефиците трубопроводных мощностей до 2030 года.

    Парадоксы газового рынка

    Кризис в мировой экономике внес значительные коррективы в ситуацию на европейском газовом рынке. В Украине на фоне постоянных политических баталий эти тенденции остались без должного внимания, хотя на международном уровне они активно обсуждаются отраслевыми экспертами. Аналитики склонны говорить об угрозе интересам «Газпрома», рыночная стратегия которого не отличается гибкостью. Как следствие, снижается значимость украинской газотранспортной системы в стабильном обеспечении газом европейских потребителей.

    «Вопрос об участии европейских компаний в модернизации украинской ГТС или в создании консорциума для управления работой ГТС теряет экономическую привлекательность и возвращается исключительно в политическую плоскость. Для европейских компаний сейчас имеет больше смысла инвестировать в развитие альтернативных газовых поставок, когда есть реальные возможности снизить зависимость от российского импорта», – такое мнение в интервью «Главкому» высказал Томек Грабал, эксперт по европейскому газовому рынку из Варшавской школы экономики. Он также считает, что вопрос о создании консорциума по управлению украинской ГТС может быть актуальным для «Газпрома» только с точки зрения расширения политического влияния в Украине, поскольку компания испытывает дефицит финансовых ресурсов, которые нужны ей для строительства новых газопроводов и разработки новых месторождений. «Свободных средств для реальных инвестиции в украинскую трубу у «Газпрома» нет. Но и экономическая целесообразность в этом отсутствует. Как ни парадоксально, в целях сохранения своего транзитного потенциала Украина должна быть заинтересована в усилении позиций «Газпрома» на европейском рынке, чтобы украинская ГТС была по-прежнему востребована», – отметил господин Грабал.

    Но Международное энергетическое агентство делает неутешительный прогноз в отношении будущего российского газового экспорта: «Минимум до 2015 года на европейском газовом рынке будет наблюдаться перенасыщение, предложение будет превышать спрос, а развитие возобновляемых источников энергии, нетрадиционных источников газа и расширение поставок сжиженного природного газа (СПГ) приведет к снижению конкурентоспособности поставщиков газа по трубопроводам.

    Главный экономист Международного энергетического агентства Фатих Бироль на прошедшем недавно в Москве форуме «Россия-2010» заявил, что к 2015 году объем избыточного газа может достичь 200 млрд куб. м.

    По словам господина Бироля, в прошлом году потребление газа в Европе снизилось на 8%, т. е. до уровня десятилетней давности. «Дальнейшая динамика основных показателей будет зависеть от темпов роста мировой экономики, успешности проектов повышения энергоэффективности в Европе, а также от того, насколько опыт США в области разработки месторождений сланцевого газа окажется применим в других странах, в том числе в Центральной Европе», – отметил главный экономист МЭА .

    Предпосылки для расширения добычи сланцевого газа существуют. По данным Оксфордского института энергетических исследований, в настоящее время почти все крупнейшие нефтяные компании озаботились поиском этого нетрадиционного вида топлива в Европе. В частности, Royal Dutch Shell ведет поиски в Швеции и Украине, Exxon Mobil – в Германии, а ConocoPhillips и Chevron – в Польше.

    Но добыча сланцевого газа в Европе, по оценке экспертов, начнется не раньше чем через 10 лет. «Компании уже осознали возможности по добыче сланцевого газа, и это привело к технологической революции в мировом газодобывающем комплексе. Но должно пройти лет десять, чтобы эта революция могла ощутимо повлиять на рынок, капитал должен прийти в отрасль и сыграть свою роль в ее развитии», – пояснил «Главкому президент Strategic Energy & Economic Research Майкл Линч.

    Впрочем, эксперт считает, что динамику газовой отрасли весьма сложно прогнозировать даже на ближайшие годы, не говоря уже о долгосрочных перспективах. Господин Линч напомнил, что в авторитетном аналитическом обзоре тенденций в газовой отрасли США, который был опубликован семь лет назад, сланцевый газ почти не упоминался, и азиатские потребители опасались, что предназначенные им поставки СПГ будут уходить в США. Сейчас же добычу сланцевого газа называют революцией в отрасли, и США уже не проявляют большого интереса к поставкам СПГ.

    Однако позиции СПГ укрепляются на европейском газовом рынке, и этот фактор может негативно отразиться на объемах поставок трубопроводного газа со стороны «Газпрома». «Объем мощностей по производству СПГ весьма велик уже сейчас. И новые мощности продолжают выходить на рынок. В ближайшие пару лет мы ожидаем увидеть рост спроса на СПГ еще приблизительно на 50%», – отмечает Майкл Линч. При этом он обратил внимание, что дальнейшая ситуация на газовом рынке зависит от перспектив экономического развития промышленно развитых стран. Но отсутствие четкой определенности в этом вопросе на данный момент является особым фактором риска в прогнозах спроса на газ в целом и на российский газ в частности.

    «Газпром» держит марку

    В «Газпроме» предпочитают сохранять умеренный оптимизм. И с таким «умеренным оптимизмом», по словам начальника управления структурирования контрактов и ценообразования «Газпромэкспорта» Сергея Комлева, корпорация смотрит в будущее.

    Прогнозам о перенасыщении газового рынка в «Газпроме» не верят. Господин Комлев апеллирует к прогнозам, по которым ожидается, что к 2020 году дефицит газа составит 130 млрд. куб. м, а к 2030 году – 250 млрд. куб. м. По его словам, в прошлом году спрос на газ сократился менее, чем ожидалось, и европейские потребители не обращались к «Газпрому» с просьбой уменьшить поставки в средне- и долгосрочной перспективе. «Возможность удовлетворить грядущий растущий спрос, даже с учетом перспектив СПГ, нам представляется крайне сомнительной. Наши покупатели не ставят перед нами условия снижения потребления и поставок после 2010 года. Это значит, что их ожидания в отношении увеличения спроса позитивны», – заявил господин Комлев.

    По его словам, в странах ЕС в ближайшее десятилетие будет происходить замена угольной генерации за счет строительства современных парогазовых мощностей для производства электроэнергии. Это один из факторов, который будет способствовать росту спроса на газ в ЕС. «Учитывая предстоящее увеличение потребностей европейских потребителей в дополнительных поставках газа, мы считаем, что на европейском рынке будут востребованы поставки и по новым газопроводам, строительством которых занимается «Газпром», и через украинскую ГТС. Если оценивать перспективы до 2030 года, то все эти газопроводы будут задействованы. А может, даже новые проекты понадобятся», – подытожил господин Комлев.

    Ожидают повышения спроса на российский газ в Польше. Президент польского нефтегазового концерна PGNiG Михал Шубский считает, что вполне реально увеличение уровня потребления газа в стране до 18 млрд. куб. м к 2015 году (сейчас - около 10 млрд.куб. м в год). «Три наших проекта уже находятся в фазе, которую можно обозначить как предреализационную. Речь идет, в частности, о проектах газоэлектростанций в Тарнуве и Сталевой Воле. Думаю, что 2013-2014 годы – реальный срок, когда эти новые мощности войдут в строй», – заявил господин Шубский «Главкому».

    По мнению президента PGNiG, с точки зрения использования газа между Польшей и Западной Европой пока еще существует большой разрыв, который со временем будет уменьшаться. «Мы отдаем себе отчет, что природный газ в нашей стране не занимает таких позиций, как в Великобритании или ФРГ. У нас есть значительные собственные запасы каменного угля, и мы бы не хотели создавать излишней конкуренции для его рынка. Нужно, однако, заметить, что дополнительные объемы газа будут нужны польской промышленности, прежде всего, в сфере энергетики – хотя бы для соблюдения экологического баланса. Думаю, что и газ, и каменный уголь найдут себе место на польском рынке, причем, не за счет друг друга», – подчеркнул Михал Шубский.

    Спорный потенциал

    Единого мнения о перспективах российского газового экспорта и тенденциях в спросе на газ в Европе нет. «Много прогнозов, много споров. Тем не менее, у газа очень большой потенциал на любом рынке. Это очень конкурентоспособный ресурс. Он очень привлекателен и с точки зрения себестоимости его добычи, и с точки зрения экологических характеристик. Поэтому у газа продолжают оставаться очень сильные экспортно-импортные позиции. На газовом рынке есть пространство для любых инфраструктурных проектов», - отметил в интервью «Главкому» вице-президент консалтинговой компании Wood Mackenzie Тим Ламбер.

    Очевидно, что в «Газпроме» не теряют интереса к созданию консорциума по управлению украинской газотранспортной системой совместно с «Нафтогазом» и европейскими партнерами, о чем свидетельствуют заявления, которые время от времени озвучивают российские чиновники. Но эксперты уверены, что в последнее время эта тема становится все менее актуальной как для России, так и для Украины.

    «Благодаря действующим сейчас соглашениям от 19 января 2009 года между «Газпромом» и «Нафтогазом, российская сторона фактически получила чрезвычайно высокий контроль над украинской ГТС, а также низкие транзитные тарифы и возможность устанавливать высокие цены на газ для Украины. В случае создания консорциума Россия может утратить часть этих преимуществ», – сказал «Главкому» президент Киевского международного энергоклуба Александр Тодийчук. По его словам, Украина также на самом деле не заинтересована в создании консорциума, поскольку он будет мешать политикам у власти влиять на финансовые потоки от газового транзита. «Украинской ГТС обычно управляют первые лица государства, поскольку это мощный инструмент влияния на соседние страны, внутренних политических и финансовых конкурентов, а также источник пополнения партийных касс», – отметил господин Тодийчук.

    Он заявил, что поддерживает идею создания консорциума только с целью строительства новых объектов газовой инфраструктуры и расширения подземных хранилищ газа, которые представляют интерес для европейских потребителей. «Однако сложно говорить об окончательной позиции украинской власти по консорциуму, пока не будет компромисса во внутриполитической борьбе. Кроме того, не стоит забывать, что «Укртрансгаз» приносит, по меньшей мере, $1 млрд. чистой прибыли в год. Если это высокоприбыльная организация, для чего ею делиться? При грамотном подходе Украина сама в состоянии справиться с модернизацией ГТС. Проблема в том, как сохранить объемы транзита российского газа», – подытожил эксперт.

    «Манипулятивной технологией» называет актуализацию темы создания газотранспортного консорциума научный директор Института Евро-Атлантического сотрудничества Александр Сушко. «Я не вижу заинтересованности России и ЕС в создании каких-то консорциумов. Такое впечатление, что эту тему вытащили из старого ящика, но не учли, что мир и газовый бизнес в нашем регионе очень изменились. Вытаскивать такие прожекты – это, по-моему, какие-то манипулятивные технологии, которые вряд ли могут быть реализованы», – сказал господин Сушко. По его словам, идея трехстороннего консорциума может выгореть лишь в том случае, если «третьей стороной будет выступать не Евросоюз как таковой, а под видом европейской стороны – определенные компании, которые частично или полностью контролируются «Газпромом». «В таком случае консорциум может привлечь внимание России», – полагает эксперт.

    Опрошенные «Главкомом» аналитики уверены, что перспективе Россия не оставит попыток получить контроль над украинской газотранспортной системой, которая не только имеет стратегическое значение для нашего государства, но и по-прежнему остается важным объектом политических торгов между Москвой и Киевом.

    P.S.Стоит отметить, что основным маршрутом транспортировки российского газа в Европу Украина стала случайно. По данным консалтинговой компании East European Gas Analysis, в начале 1980-х годов возник, но быстро был решен конфликт между СССР и ФРГ по вопросу маршрута газопровода из Уренгоя в Западную Германию. Для западногерманской стороны прохождение газопровода через территорию ГДР было неприемлемым. Для того, чтобы избежать контроля газового крана Восточной Германией, маршрут газопровода был проложен через Украину и Чехословакию. Это привело к значительному удлинению газопровода и удорожанию всего проекта. При отсутствии восточногерманского ограничения основными транзитными странами для экспорта российского газа стали бы Беларусь и Польша. И сейчас бы вряд ли возникало столько громких политических спекуляций вокруг контроля над украинской газотранспортной системой.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ