Чи загрожує Україні дефіцит круп?

Чи загрожує Україні дефіцит круп?

Зменшення посівів гречки через низьку її рентабельність, аномальна спека, а також відсутність запасів призвели до дефіциту цієї культури на ринку і різкого стрибку цін.

Зменшення посівів гречки через низьку її рентабельність, аномальна спека, а також відсутність запасів призвели до дефіциту цієї культури на ринку і різкого стрибку цін. Експерти заспокоюють, що по мірі збору врожаю і надходження його на прилавки ціна буде знижуватися до 9-10 гривень за кілограм, але до 6 гривень уже не повернеться.

Враховуючи, що споживачами гречки в їжі є тільки країни СНГ, Прибалтики і частина Китаю, в разі серйозного дефіциту, імпортувати її буде складно.

На цю тему в прес-центрі «Главкому» говорили заступник генерального директора Української аграрної конфедерації Олександр Ярославський та експерт аграрних ринків Українського клубу аграрного бізнесу Роман Сластьон.

Александр Ярославский: «Сейчас цена гречки выше риса, чего никогда не было»

Нынешняя ситуация с гречкой складывалась на протяжении последних нескольких лет. Гречка являлась нерентабельной культурой, поэтому посевные площади ежегодно сокращались. Если мы в каждый новый маркетинговый год входили с остатками гречки с прошлого урожая, то в этом году, по данным Государственного комитета статистики, мы вошли практически без запасов. Естественно, такая ситуация отобразилась на ценах, которые возросли до невероятных размеров. Сейчас цена гречки выше риса, чего никогда не было.

Хотелось бы успокоить наших потребителей. На сегодняшний момент нового урожая получено 110 тысяч тонн. Уже сейчас на уровне мелкого опта цена на гречку снизилась на 3-5%, а через несколько дней снизится и в розничной торговле.

Роман Сластьон: «Ціна на гречку впаде до 9-10 гривень та на попередній рівень, 6-7 гривень, навряд чи повернеться»

Дійсно, нинішня ситуація з гречкою формувалася на протязі останніх чотирьох років, тому що з 2007 року ми почали поступово і планомірно зменшувати посівні площі цієї культури, відповідно, зменшувалися врожаї і загальні валові збори. Тому зараз ми відчули певний дефіцит. Зараз більша частина врожаю практично зібрана, найближчим часом він буде поступати на прилавки. Є певне зниження цін, навіть в деяких супермаркетах ціни уже впали з 13-14 до 12 гривень за кілограм гречки. Ми прогнозуємо, що ціна ще впаде, хоча на попередній рівень, 6-7 гривень, вона навряд чи повернеться. Для споживача вона буде становити близько 9-10 гривень.

А що стосується інших круп?

Роман Сластьон: На рис навряд чи буде таке різке зростання. Якщо воно і матиме місце, то це буде пов’язано із загальним фоном зростання цін на всі продукти, зокрема, гречку як товар-субститут. По рису ми більше імпортозалежні, виробляємо близько 100 тисяч тон, і ще близько 70 тисяч завозимо ззовні.

Подорожание произошло в два и больше раза, а прогнозируемое снижение цен только на 3-5%...

Александр Ярославский: За несколько дней цена упала на 3-5%, эта тенденция будет и в дальнейшем по мере поступления нового урожая на переработку и в розничную продажу.

Урожая буде меньше, чем в прошлом году. Из-за снижения посевных площадей до 215 тысяч гектаров и в связи со сложными климатическими условиями урожай снизился на 15-20%.

Цьогорічний врожай не дасть можливості зробити запаси на наступний рік. З яких країн ми можемо їх поповнювати?

Александр Ярославский: Нельзя говорить, что существует какой-то огромный мировой рынок гречки. Мировая торговля гречкой составляет около 1 миллиона тон в год, тогда как риса – 300 миллионов. Гречка используется в пищу в странах СНГ, Прибалтики, частично в Китае. Поэтому говорить о молниеносном пополнении нашего внутреннего рынка за счет импортных поставок нельзя, потому что не так просто ее закупить.

Если будет принято решение о каком-то льготном ввозе на территорию Украины гречки, то это, в первую очередь, будет ударом по производителям, что, в конце концов, отобразится на посевных площадях под урожай 2011 года. Поэтому в период массовой уборки гречки нецелесообразно импортировать, это будет серьезным ударом по производителю.

Роман Сластьон: Якщо імпорт нам і буде потрібен, то вже у наступному році, десь з весни. Можливо, це буде 40 тисяч тон. Хоча поставатиме питання, чи зможемо ми десь закупити такі об’єми, і по якій ціні. Можливо, це в Китаї як виробника, тому що в Росії ситуація не досить гарна.

Президент давал поручение о том, что запасы гречки должны быть выброшены на внутренний рынок? Какие это объемы?

Александр Ярославский: Я не знаю, какие запасы существуют в Аграрном фонде, и есть ли они вообще. Тем не менее, поручение Президент дал на нормализацию ситуации с продовольствием, потому что не только гречка выросла в цене, выросла и мука, и молочная продукция и т.д. Это неизбежно. Но любое административное вмешательство будет искажать рынок. Единственный инструмент, который балансирует интересы потребителя и производителя, - это рынок, и любое административное вмешательство, то есть ограничение ценовых надбавок, уровня рентабельности повлечет искажения, перекос в ту или другую сторону.

Каковы сейчас закупочные цены на гречку у сельхозпроизводителей?

Роман Сластьон: Офіційних даних ще немає. Але, судячи з цінових пропозицій, гречка коштує близько 6-7 тисяч за тону.

Чому раптом гречка стала нерентабельною, і яка межа рентабельності для сільгоспвиробників? Чи стимулюватиме цей підйом цін збільшення посівів гречки наступного року?

Александр Ярославский: Гречка на протяжении нескольких лет была низкорентабельной, что и отобразилось на посевных площадях. Относительно необходимого уровня рентабельности, обратите внимание на уровень депозитов. Если вы как сельхозпроизводитель, например, в 2008 году вложили рубль, то получили 99 копеек. Это не бизнес, в такой ситуации не будет никакого развития. В такой ситуации сельхозпроизводитель, имея такую рентабельность, лучше положить деньги на депозит в банк и получит 20%, вместо «минус» 1%. Поэтому уровень рентабельности сельхозпроизводства должен быть выше, нежели ставки депозитов.

Роман Сластьон: Рентабельність має бути, принаймні, 30%, тим більше, культура досить складна для вирощування. Практично неможливо використовувати засоби захисту, їх потрібно ретельно підбирати, адже, якщо після обробки загине бджола, яка запилює гречку, то ніякого урожаю не буде. Тому для аграріїв це досить складно і затратно. Є і технологічні особливості, оскільки зерно достигає не одночасно: близько 70% в один термін, решта - в інший. Тому у більшості аграріїв є більш рентабельні культури - пшениця, кукурудза.

Чи збільшиться посівна площа?

Александр Ярославский: Проведу аналогию с рынком сахара, который мы имели 2009-начале 2010 года. В результате той ситуации посевные площади увеличились в полтора раза. Аналогичная ситуация будет в 2011 году с посевами гречки.

Роман Сластьон: Площі збільшаться, якщо буде така ціна, як зараз, тоді вона буде влаштовувати аграріїв.

Какая ситуация в Беларуси, они же имеют право по международным договоренностям поставлять сельхозпродукцию в Украину в свободном режиме?

Александр Ярославский: Они выращивают гречки столько, сколько им нужно. То же самое и в Украине, у нас особой внешней торговли гречкой не происходило. Это сейчас начались активно вестись разговоры по поводу импорта и экспорта гречки, потому что возникла ситуация с дефицитом.

Який ваш прогноз урожаю? Яким буде експорт?

Александр Ярославский: Урожай будет в пределах 160-180 тысяч тон. Если раньше гречка была по 8 гривен, был определенный уровень потребления, при нынешних же ценах этот объем потребления сузится. Поэтому урожая, который у нас будет в этом году, вполне достаточно до следующего урожая, тут без проблем.

А запасы останутся?

Александр Ярославский: Могут даже быть запасы на начало следующего маркетингового года.

Роман Сластьон: Ми прогнозуємо близько 160 тисяч тон, але не більше, тому що урожай зберуть з 200 тисяч гектарів, а також є посіви, які частково або навіть повністю погоріли.

Гречка – продукт, на який ми маємо досить низьку еластичність за ціною, тому попит не знизиться в два рази, як зросла ціна. Зменшення попиту становитиме 10-20%, тому що цей продукт споживають в багатьох бюджетних установах, - арміях, дитячих садках, - а також люди, які традиційно звикли до цієї крупи, навряд чи викреслять її з раціону.

Наскільки у нас дорога гречка, у порівнянні з іншими країнами?

Александр Ярославский: Российская гречка на российских прилавках на 15-20% дороже нашей. В России еще весной была аналогичная ситуация с гречкой. В одном из весенних месяцев Украина даже экспортировала ее в Россию.

Может, всплеск цен пошел оттуда?

Александр Ярославский: Всплеск пошел с внутреннего рынка, потому что у нас не было гречки.

Какое то время у нас была дешевле всех соседей?

Александр Ярославский: Да, какое-то время да.

Какая международная цена на гречку?

Александр Ярославский: Гречка не котируется на мировых биржах, как зерно, рис, сахар и т.д.

Роман Сластьон: У нас был экспорт-импорт за второе полугодие этого года. В принципе за эти шесть месяцев средняя цена экспорта-импорта была 4,5 гривны за килограмм зерна гречки. Экспорт шел в страны Прибалтики – Литва, Латвия, часть в Германию, потому что там наша диаспора, но туда уже экспортировали дороже.

В один рік різко дорожчає соняшникова олія, в наступний – цукор, тепер - гречка. Коли ринок стабілізується і не буде таких різких коливань?

Александр Ярославский: Украина интегрирована в мировое торговое пространство, и все изменения, которые происходят на мировом рынке, на нее прямо влияют. Но с другой стороны, очень важен тот факт, насколько Украина импортозависимая. В прошлом году мы были очень импортозависимыми от сахара. Тогда на мировых биржах фьючерсы на сахар повышались более чем 700 долларов за тонну, что естественно отразилось на Украине. Засуха в Аргентине или наводнение в Китае прямо влияют на внутренний рынок Украины. Задача правительства состоит в том, чтобы послабить влияние негативных мировых процессов на наш внутренний рынок.

Роман Сластьон: Випади, які спостерігалися по цукру і соняшниковій олії, були більше спровоковані ззовні. Але є така професія, як спекулянти, з року в рік вони шукають інструменти для заробітку. Їм неважливо, куди рухати ціну, вниз або вверх, головне, щоб вона рухалася і чим стрімкіше, тим більші у них прибутки. Позаминулого року грали на соняшниковій олії, минулого – на цукрі. В ситуації з гречкою не можна говорити про спекуляцію на світовому ринку, але все ж таки якась частина зростання на внутрішньому ринку України пов’язана саме із спекулятивним фактором.

Насколько климатические условия повиляли на урожай картофеля? Какими будут цены на этот и другие продукты?

Александр Ярославский: На протяжении десятилетий темпы прироста сельхозпроизводства на планете значительно тормозят по отношению к приросту населения. Тенденция некоторого дефицита продуктов будет прослеживаться в дальнейшем, то есть цены на продукты будут повышаться. По данным международных агенций, к 2050 году население будет составлять 9 миллиардов человек, и их надо чем-то кормить. Цены на продукцию будут расти, в том числе и в Украине, потому что она интегрирована в мировое торговое пространство.

На мой взгляд, немножко повысятся цены на молочные продукты, потому что у нас есть дефицит молока, цены на сырье уже начали свой рост, как сезонный, так и обычный.

Говорить об отдельных продуктах, в которых будет нуждаться Украина, не приходится. Сахара, зерна будет достаточно. Картофель тяжело оценивать, потому что 95% картофеля выращивают личные подсобные хозяйства, учет которых затруднен. Но, учитывая то, что каждая семья старается обеспечить себя картофелем на год, в том числе и на посадку, проблем не будет.

Роман Сластьон: В этом году урожайность картофеля упада где-то на 30%, потому что повлияли аномальные погодные условия. В прошлом году собрали 19,7 миллионов тон, в этом – 14-15. Сейчас идет уборка картофеля, цена будет еще немножко падать либо держаться на том же уровне, все зависит от объема.

А лук, капуста?..

Александр Ярославский: По всем этим продуктам цены не будут сильно расти, потому что мы можем перекрыть это импортными поставками.

Создается впечатления, что дешевле привезти, чем вырастить самим…

Александр Ярославский: Это ситуативно. Допустим, если из Турции ввозится помидоры, то это в определенный промежуток времени, – когда наши еще не созрели. Наши созревают, импорт останавливается. И так по всем продуктам.

В дальнейшем, если будут меньше применяться административные вмешательства в рынок сельхозпродукции, аграрный сектор перестанет быть социальным донором для населения... Ведь ограничение рентабельности – это когда доходы производителей раздаются потребителю. Почему бы правительству не компенсировать производителям потери, которые они понесут в результате того, что административно у них будет ограничиваться их прибыльность? Если такое будет продолжаться, то в наше сельское хозяйство не будут идти инвестиции, которые нам очень необходимы.

Роман Сластьон: Картофель завозят из Египта, потому что там собирают два урожая. В то время, когда у нас остается то, что перележало зиму, оттуда завозят молодую картошку. И соответственно цена того только что собранной намного ниже, ведь в цену старой добавляют стоимость хранения.

Турция завозит нам помидоры только с февраля и по май, не дальше. В июне уже есть наши помидоры, и импорт из Турции практически полностью прекращается.

Можно ли сказать, что украинцы стали похуже хозяйствовать, чем на Западе, ведь легче завести, чем вырастить?

Роман Сластьон: Это только в определенное время. Сейчас из Египта никто не привезет картошку, потому что нашей картошки абсолютно хватает и цена на нее нормальная. Потом возможно из Египта будет дешевле.

Из каких стран еще завозим сельскохозяйственную продукцию?

Роман Сластьон: Яблоки и овощи из Польщи, фрукты - из Испании.

Александр Ярославский: Польша, Беларусь – молоко, Бразилия – мясо, сахарный тростник, которого мы обязаны ввести 267 тысяч тонн.

У нас аграрный сектор работает на 40-50% своей мощности, и в перспективном плане Украина выигрывает у Европы, потому что европейские аграрии работают практически на 100%.

Еще один негативный фактор, который имеется в Украине, – это мелкотоварное производство, которое никогда прибыльным и эффективным быть не может. Дотации, которые идут на сельхозпроизводство, в большей степени идут на хозяйство населения, никакого стимулирующего эффекта это не имеет. За период с 1990 года хозяйства населения выращивали животноводческой продукции столько же, что и сейчас, на одну и ту же сумму. Они выращивают для себя и излишки продают, - это их основной способ выживания. Дотации, которые направляются в личные подсобные хозяйства населения, – это всего лишь поддержка доходов сельского населения.

Единственный наш выход – это крупное хозяйство, которое буде эффективно работать, производить продукцию надлежащего качества, которое может быть экспортировано и в Европу, и в Штаты.

Коментарі — 0

Авторизуйтесь , щоб додавати коментарі
Іде завантаження...
Показати більше коментарів