Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Оппозиции больно глотать

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Оппозиции больно глотать

    Местные выборы стали для Юлии Тимошенко и ее политической силы своеобразным продолжением президентских.

    Местные выборы стали для Юлии Тимошенко и ее политической силы своеобразным продолжением президентских. Не в смысле их важности. После того, как не реализовались президентские амбиции их лидера, «Батькивщина» пережила не самые приятные моменты. Это и «усушка» парламентской фракции, и отход большинства спонсоров, и неспособность отбить атаки на некоторые местные ячейки, ввиду чего «Батькивщина» фактически не принимала участия на выборах на Львовщине и Киевщине. И затянувшийся выход из шокового состояния самой Тимошенко, которая некоторыми своими последними заявлениями заставила усомниться в адекватном восприятии происходящего. В таких условиях местная кампания никак не могла стать для Юлии Владимировны «Сталинградом», и прошла, скорее, по инерции.

    Отношение к этим выборам хорошо иллюстрировала работа пресс-центра в штабе «Батькивщины» на Туровской. Начиная с 12 дня, здесь прошло всего четыре брифинга, а остальное время журналисты скучали, благо, их ожидание, в отличие от коллег во многих других пресс-центрах, было скрашено регулярно обновляемым столом с французскими винами, щукой и прочими тарталетками. Однако в самом пресс-центре не происходило ровным счетом ничего, а появлявшихся в поле зрения представителей «Батькивщины» можно было пересчитать на пальцах одной руки. Не добавила драйва и информация, что сама затемпературившая и даже не голосовавшая на своем участке Тимошенко вряд ли появится на публике. За свою патронессу отдувался Александр Турчинов. На первом своем брифинге в 15.30 он скрупулезно перечислил нарушения, уже зафиксированные на выборах. Это и подозрительно большое количество желающих голосовать на дому в Крыму, и исчезающие из списков избирателей фамилии, и снятие кандидатов с выборов, и большие очереди на участках при низкой явке, и, конечно, фальшивые списки под брендом «Батькивщины» («это как если бы Ле Пэну списки составлял Саркози»).

    «Я надеюсь, что хоть один канал это покажет, – грустно смотрел в камеры Турчинов. – Тут дело не в том, кто как к кому относится и у кого какие рейтинги, но есть 65 решений судов, которые зафиксировали нарушения в ходе этой кампании».

    Турчинова очень внимательно слушал один из основных штабных «информационщиков» Александр Абдуллин, которого изредка отвлекала пресс-секретарь Марина Сорока, показывавшая что-то в модном нынче среди «бютовцев» гаджете – айпаде. Сидевший поначалу в зале политтехнолог Олег Медведев Турчинова не дослушал, что-то, улыбнувшись, прошептал Абдуллину, вышел и больше замечен не был.

    Турчинов тем временем проводил довольно спорные параллели («три смерти на участках – это приговор системе»), предрекал нынешней власти недолгую жизнь, а Юлии Тимошенко – долгую, несмотря на ее вирусную инфекцию.

    Когда брифинг уже сворачивался, Турчинов на ходу придумал еще один грех власти.

    «Кстати, – поднял он палец, – по поводу вирусов. Такое большое количество людей на участках как раз тогда, когда начался эпидемиологический процесс».

    Через полчаса после Турчинова планировался брифинг налегавшего на бутерброды «бютовского» юриста Сергея Власенко, но это мероприятие перенесли на шесть вечера. Видимо, ожидали новых нарушений.

    Власенко предсказуемо говорил о том, что «Батькивщина» будет обжаловать результаты выборов в конкретных областях (Львовская, Киевская, Тернопольская, Луганская) и готова дойти чуть ли не до европейских судов, но при этом признавал, что юридически это будет сделать очень непросто.

    Яценюк против телевизора

    Дабы разогнать тоску, «Главком» решил проехаться в штаб другого записного оппозиционера Арсения Яценюка, чей «Фронт змин», как известно, был допущен к выборам в последний момент. Веселья тут тоже особого не наблюдалось, а Арсений Петрович традиционно выглядел как живой пример пословицы «Большие знания умножают скорбь».

    «Здравствуйте, товарищи! Как вы? Сходили проголосовали?» – натужно попытался развеселить гостей Яценюк и умостился за трибуной. – Уже можно вставать говорить?»

    Долго упрашивать Арсения Петровича не пришлось.

    «Самое сложное – ночь выборов, на ней сконцентрированы все наши ресурсы, – начал Яценюк. – Мы, кстати, защищаем не только свой результат, но и всех партий – в Луганске к нам даже коммунисты обратились за помощью. Эти выборы мало чем отличаются от остальных – тот же стандартный пакет: технические нарушения, некомпетентность членов комиссий, прямая фальсификация. Беспокоит низкая явка, которая обычно выгодна власти, причем много чего было для этого сделано. Можно программу телепередач хотя бы посмотреть: чем интересней передачи, тем меньше людей идет на участки».

    Заметивший такую корреляцию Яценюк поделился еще одним наблюдением: демократы обычно проигрывают, «тому що теоретики», и пообещал судиться по каждому факту нарушений. А еще пригрозил передать Президенту список всех деятелей, допускавших безобразия в ходе выборов. Послушав включения однопартийцев из регионов по «скайпу», Арсений отчеканил: «Ка-та-стро-фа по явке», и завершил своим любимым выражением «Туши свет, бросай гранату». После чего еще постоял в проходе и сокрушенно всплеснул руками: «25 % – явка во Львове, у меня в голову не помещается». На этом культурная программа во «Фронте змин» была окончена. Яценюк отправился наблюдать за состоянием дел в регионах, из которых особо выделялась Одесса, где целых три тысячи «фронтовиков» следили за тем, чтобы «регионалы» не украли победу у Эдуарда Гурвица.

    «Главное – не результат»

    На Туровской ждали итогового брифинга Турчинова в десять вечера, который чуть задержался, потому что появились первые результаты экзит-полов. «А Аваков-то Кернеса умыл», – пронеслось по залу.

    «Что-то мало прессы, – раздался бодрый голос Турчинова. – Ну, ICTV, СТБ, Новый есть – можем работать».

    Второй выход в народ главного соратника Тимошенко был не особо динамичней первого.

    «Можно сделать очень грустный вывод – демократия в Украине не прошла очередное испытание, – монотонно говорил Турчинов. – Наоборот эти выборы стали свидетельством сворачивания демократии. Когда украинская и мировая общественность проглотят эти выборы, и сделают вид, что в Украине ничего неординарного не произошло, это будут последние выборы, в которых принимает участие оппозиция».

    Абдуллин все так же внимательно слушал.

    «Сложней или проще было вести кампанию на этих выборах, чем на президентских?», – отвлек его «Главком».

    «Да я-то что, вот он у нас…», – Абдуллин показал на Турчинова и улыбнулся. Турчинову тем временем было не до улыбок.

    «Наша фракция, и, надеюсь, другие оппозиционные фракции нас поддержат, будет требовать голосования за создание следственной комиссии, которая бы могла проанализировать весь фактаж относительно фальсификаций власти во время избирательного процесса», – оглашал он планы на ближайшую пленарную неделю.

    Никакой «ночи выборов» в штабе, естественно, не планировалось, и напоследок «Главком» задал «правой руке» Тимошенко Александру Турчинову еще несколько вопросов.

    Яценюк говорил сегодня, что у него есть договоренности с оппозиционными силами о совместной защите результатов? А вы с ним сотрудничаете?

    Пока что все наши предложения относительно активных действий перед выборами, к сожалению, игнорировались господином Яценюком. Я не знаю, по каким причинам. И, кстати, подписи под обращением к европейскому сообществу поставили все оппозиционные силы, кроме «Фронта змин» и «За Украину» Кириленко. Мы планируем собрать всех лидеров оппозиционных партий в понедельник в Верховной Раде, буду рад увидеть там и Арсения.

    Скажите, а вам легко было вообще настроиться на местные выборы после президентских и парламентских?

    Не скажу, что они важны для «Батькивщины»-партии, но важны для Батькивщины-страны. Главное здесь – не результат. Местные выборы – это колоссальный объем работ, когда люди берут на себя ответственность за коммунальное хозяйство. И чисто политически гораздо проще критиковать на местном уровне, чем брать на себя ответственность за коммунальный сектор. Но главное – эти выборы должны показать, что происходит с демократией в стране, потому что выборы – это главный критерий демократизации общества. Эти выборы четко показали, куда движется страна. Сейчас она движется в обратном направлении от демократии и цивилизации.

    Ну, вы сами во многом виноваты. Например, в Киевской и Львовской организациях были проблемы, поэтому и получилось, то что получилось…

    У нас очень сильная Киевская облорганизация…

    Где все было завязано на Губском…

    Это не факт. Костя Бондарев – очень сильный лидер. Он был избран абсолютным большинством голосов, но, извините меня, вот вы завтра пойдете в Регионы и скажете, что вы готовы идти на провокацию и вам выдадут справку, что вы возглавляете нашу организацию. Организация как раз продемонстрировала свою силу, когда, несмотря на тот произвол, они смогла получить судебные решения, доказывающие нашу правоту.

    Но ведь не было таких историй в других организациях, где вы сменили руководство – Хмельницкой, Харьковской…

    Они просто поздно отработали эту технологию. В Хмельницком уже был внесен новый руководитель, и Буджерака они уже не могли использовать. А в Киевской и Львовской областях мы поздно провели конференции и поменяли руководителей. Они отработали тут эту технологию и пытались провернуть ее в Александрии Кировоградской области. Они нашли человека, который сказал, что в 2000-м году был членом «Батькивщины», но мы этого не знали. И вот он считает, что конференция была проведена нелегитимно. И на основании этого ТИК не регистрирует список. Если бы они нашли человека, который сказал бы, что он – настоящий руководитель, ему бы еще дали печать и свидетельство. Просто подонков не так много. И причем здесь – сильная и слабая организация?

    Сейчас очень модно стало уходить от партии лидерского типа, коей до последнего времени является «Батькивщина». Как вы собираетесь обновлять партию, чтобы она не была завязана на одном человеке?

    Мы приняли серьезные изменения к уставу и относительно того же праймериз – не будет ни одного кадрового решения, если человек не получит реальную поддержку членов партии. Не будет больше таких, как Губский. Не в плане фамилии, а людей, которые пришли на все готовое, с каким-то админресурсом. Надо выращивать своих партийцев.

    С другой стороны, у нас действительно жесткий устав. У нас записано, что политсовет может снять руководителя с должности, если он не справляется. Почему мы внесли эту позицию? «Регионалы» еще в 2001-м захватывали у нас в Донецке партийную организацию. Они постоянно покупали руководителей, а когда мы их меняли, они начинали рассказывать о каких-то партийных беспорядках. Но даже такой жесткий устав, как видите, не уберег нас от провокаций. В наших условиях европейские модели просто не будут работать. Поэтому такие «военные» элементы мы из нашего устава пока полностью исключить не можем.

    Фото Валентина Понияд.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ