Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Президент «Киевстара» Петр Чернышов: В зоне АТО у нас отобрали все, а МТС и «Лайф» продолжают там работать

    • Мыкола Пидвезяный, Павел Вуец, «Главком»
    • Розсилка
    Президент «Киевстара» Петр Чернышов: В зоне АТО у нас отобрали все, а МТС и «Лайф» продолжают там работать

    «3G себя не окупило и еще долго не окупит»

    Петр Чернышов пришел на работу в крупнейший мобильный оператор «Киевстар» в июне прошлого года, довольно неожиданно сменив на посту гендиректора одного из основателей компании Игоря Литовченко. До этого Чернышов много лет работал топ-менеджером пивной компании Carlsberg Ukraine, но кардинальная смена рынка не смутила ни его, ни акционеров «Киевстара». Так уж получилось, что именно при новом руководителе государство, наконец, провело конкурс по продаже 3G-частот, дав мобильному рынку новый толчок для развития. Правда, на данный момент в этом направлении у разных операторов разные успехи. Чернышов уверен, что его компания уже построила лучшее 3G-покрытие на фоне буксующих конкурентов, хотя последние уверяют, что «Киевстар» погнался за быстрой прибылью иногда в ущерб качеству.

    «Те, кто говорит, будто у «Киевстар» «леопардовое покрытие», лукавят»

    Сразу после запуска 3G вы говорили, что эти инвестиции нужно как можно скорее окупить. Вывели новую линейку тарифов, внесли изменения в архивные планы, что вызвало в интернете неоднозначную реакцию. Как можете оценить период, который прошел после запуска?

    С точки зрения монетизации инвестиций, которые требуются для развития 3G, – перспектива выглядит долгосрочной. Телеком – капиталоемкий бизнес, и требует очень больших вложений. Сегодняшние реалии – экономический кризис, неразрешенная ситуация с оккупированными территориями, фискальное и регуляторное давление на рынок – сильно влияют на инвестиционные планы.

    Если говорить о коротких планах, мы видим позитивный эффект и от внедрения 3G и от новых тарифов. Наши доходы в третьем квартале выросли на 14% по сравнению с прошлым годом. А маржинальность (EBITDA) вышла на достойный уровень 51%. Кстати, немаловажную роль в этом играет разумное управление инвестициями. Если помните, было еще одно бурление в интернете по поводу того, что мы, якобы, купили неправильный диапазон 3G, что он «грязный», слишком далекий, что «Лайф» купил правильный диапазон. Когда вы после этого слышали, что кто-то купил неправильный диапазон? Я до сих пор не понимаю, почему «Лайф» заплатил на 600 миллионов гривен дороже за лицензию, чем остальные (во время конкурса за первый лот торговались «Астелит» (ТМ Life :)) и МТС. Второй лот был продан без борьбы, третий достался «Киевстару» автоматически (по условиям конкурса). «Астелит» заплатил за частоты 3,36 млрд гривен, МТС — 2,715 млрд гривен, «Киевстар» – 2,705 млрд гривен – «Главком»).

    А вы у них спрашивали?

    Спрашивали. Мы не знаем, и, возможно, они тоже не до конца понимают.

    Говорили, что в доставшемся вам диапазоне запустить 3G будет дороже из-за технических причин.

    Были гипотезы, что будет некоторая интерференция. Они не оправдались. Нет ее.

    Теперь по поводу наших ожиданий и нашей окупаемости. Мы вывели на рынок линейку из пяти тарифов, в каждом из которых можно пользоваться 3G, но по разным ценам. Абонентам «старых» тарифов дали доступ к 3G на простых условиях: когда абонент потребил первые 50 мегабайт в день, второй пакет и дальнейшие оплачиваются дополнительно. Таких пакетов можно в день использовать пять, а потом скорость снижается, чтобы человека не обидеть слишком большим счетом. Один из наших конкурентов дает 25 таких пакетов в день, то есть, можно сильно «нарваться» по деньгам.

    Мы это сделали исключительно с одной целью — это был способ сказать: «Уважаемый клиент, в стране наступила эра 3G. Для таких скоростей 50 мегабайт очень мало, поэтому, если не удобно получать для интернета 50 мегабайт в день, а потом платить три гривны за следующий интернет-пакет, переключись на новый тариф, где нет ограничений». Если писать это в «смс», то люди такое сообщение, возможно, не прочтут, а «денежный месседж» эффективней. Сейчас активно растет пользование интернетом, мы видим, что абоненты старых тарифных планов, которым требуется много данных, просто переключились на новые предложения.

    Мы постоянно измеряем индекс NPS (net promoter score), который говорит, насколько нам лоялен клиент. Независимое агентство каждую неделю обзванивает несколько тысяч абонентов разных телекомоператоров, и задает один вопрос: посоветовали бы вы услуги своего оператора друзьям и родственникам? Шкала – от 0 до 10 баллов. Те, кто дает от 0 до 6 баллов, – своего оператора не рекомендуют. 7–8 баллов – это нейтральные. А 9–10 –любят своего оператора, лояльны и советуют другим. Считается индекс NPS так: суммируется количество «девяток» и «десяток», вычитаются баллы от 0 до 6, а «семерки» и «восьмерки» просто игнорируются. Соответственно, если индекс позитивный, это значит, что нас больше любят, чем нет. На протяжении года индекс NPS у нас все время растет, и он выше, чем у наших конкурентов.

    Кстати, ваши конкуренты упрекают вас в том, что вы построили так называемое «леопардовое» покрытие с пробелами, чтобы быстрее объявить, что якобы 3G-сеть готова, и начать на ней зарабатывать.

    У меня вот в кабинете на мониторе карта покрытия 3G, которая обновляется каждые 10 минут. Вот где тут «леопардовое покрытие»? Те города, где у нас включена 3G связь, полностью покрыты. На каждой базовой станции установлены блоки, которые поддерживают все технологии – и 2G, и 3G, и 4G.

    В то время как главный конкурент утверждает, что строил новые, вы эти блоки устанавливали на уже существующих 2G-станциях…

    Большинство – да, у нас ведь и так было самое лучшее покрытие Украины. Но есть и новые базовые станции. Наш главный конкурент, который рассказывает о «леопардовом покрытии», запустил пока в Киеве только несколько районов.

    Как вы, кстати, объясняете, что МТС так поздно вышел с 3G?

    Сами удивляемся, и до сих пор не понимаем. Возможно, это связано с тем, что у них часть средств «зависла» в рухнувших банках: в «Дельте» и других. На сегодня покрытие 3G МТС пока что очень небольшое. Поэтому те, кто говорит, будто у «Киевстар» «леопардовое покрытие», лукавят.

    «Нам неожиданный подарок сделали оба конкурента»

    И все-таки, если вернуться к первому вопросу, – ваши ожидания от первых месяцев работы 3G оправданы?

    Ожидания оправданы. В первые месяцы, когда мы стартовали, намного больше людей воспользовались 3G, чем мы ожидали. Это связано с двумя причинами. Первое — мы вывели очень гуманные тарифы на 3G, цены не кусаются. Вход в 3G, например, в Киеве, — 55 гривен в месяц, при этом там бесплатные внутрисетевые звонки. Совсем не страшные расходы для киевлянина. А тариф с очень большим объемом 3G трафика – я сам таким пользуюсь – стоит 150 гривен в месяц. Кроме нетарифицируемых звонков, я получаю за эти деньги 2,5 гигабайта и, как ни стараюсь, целиком использовать их никак не могу. Второе — нам неожиданный подарок сделали оба конкурента, которые сильно отстали в строительстве 3G.

    «Лайф» же почти одновременно с вами 3G запустил.

    Во-первых, «Лайф» сейчас покрывает меньше сотни городов, а мы – 480. Во-вторых, когда наш уважаемый третий конкурент запускал, то у них речь шла о 300 базовых станциях 3G, а у нас при запуске их было около 700.

    Но не на всех ваших вышках 2G уже есть 3G?

    У нас вышек 2G около 11 тысяч в стране – это без Крыма и части Донбасса. А в сети 3G у нас к концу этого года будет где-то 3100 базовых станций. Даже у нас, самой большой телеком-компании в стране, нет такого количества денег, сколько требуется, чтобы покрыть сразу в первый год всю страну, включая сельскую местность. Потому что, допустим, вы в селах построите 3G, но услугой будет пользоваться всего несколько телефонов. И как это окупится? Пока никак.

    То есть сельским жителям рассчитывать на 3G не приходится?

    Под Киевом, вокруг других областных центров уже покрываем. Мы охватываем также множество небольших городов, как Бердичев, Жмеринка, Моршин, и т.д. А во всех больших городах 3G уже есть. То есть везде, где нам дают разрешение военные. Это особенности конверсии — в некоторых городах военные не разрешают запускать 3G. Мы уже технически смогли бы сделать это в Харькове, но ждем разрешения. Помимо лицензии на частоты должны быть еще и согласования от спецпользователей – в первую очередь, Генштаба.

    «В зоне АТО пришли с оружием, все отобрали, назвались «Фениксом» и теперь на нашем оборудовании работают»

    Главное событие уходящего года на мобильном рынке для вас?

    Аукцион по 3G, конечно. Прозрачный, честный, абсолютно открытый аукцион – безусловно, позитивное событие для рынка и для государства в целом.

    «Главкому» достоверно известно, что еще до президентских выборов в правительство наведывались «ходоки» от некоторых политических партий, предлагавшие принять законопроект, по которому цена лицензий 3G для операторов была бы фиксированной – 200 миллионов гривен для каждого. Без всяких аукционов. Вы пытались таким образом лоббировать свои интересы в верхах?

    То, о чем вы говорите, могло бы быть возможным при отсутствии спроса, превышающего предложение: три лицензии – трое желающих ее купить. Это требование действующего законодательства, но на старте процесса желающих оказалось больше и не объявить конкурс регулятор просто не имел права. Мы на этом этапе вообще ничего не лоббировали – мы всегда громко и честно заявляли, что хотим запустить 3G, хотим равных и прозрачных условий получения лицензии, хотим технологического развития страны. Мы хотели, чтобы был аукцион и на него были выставлены все три лицензии (три лота). И когда поняли, что он состоится, стали настолько счастливы, что уже и цена не так важна была. Напоминаю, что первое время в отрасли шли настойчивые разговоры об аукционе с одним лотом, что было бы беспрецедентно антиконкурентным шагом. Поэтому мы были обеспокоены, что выдача лицензий может быть непрозрачной. Но когда поняли, что такого не будет, успокоились.

    Цена, которую уплатили вы и конкуренты, объективна?

    Нет, мы считали ее завышенной. Мы много раз пытались доказать, что высокая стоимость лицензии будет сдерживать темпы развития сети. Если бы мы заплатили меньше за лицензии, то уже сейчас могли бы запустить 3G в большем количестве городов – это же связанные вещи.

    В процессе внедрения 3G вы сталкивались с какими-то непредвиденными препятствиями, кроме проблем с военными?

    Очень большая бюрократия, очень много надо бумажек собирать. На львовский форум по электронному правительству я специально привез комплект бумаг, которые было необходимо собрать для подключения одной станции 3G. Он такой (показывает пальцами толщину – «Главком»). Процесс легализации радиосетей, безусловно, требует упрощения и дерегуляции.

    Мы не случайно спросили по поводу вашего личного рейтинга главного события года. В нем выход Vodafone на украинский рынок — это какое место?

    Это важное событие, но не второе . Второе место для нас – это конфискация нашей сети в зоне АТО. Пришли с оружием, все отобрали, назвали «Фениксом» и теперь на нашем оборудовании работают. В рекламных роликах, которые выпускают эти «фениксы», красивая девушка рассказывает, как работает мобильная связь в «ДНР», которую они «построили». И базовые станции, которые она показывает — наши. Более того, ролик снимается в нашем тамошнем офисе: сотрудники, которых мы оттуда эвакуировали, показывают — вот это наш стол, стулья, кто-то узнал свой степлер. Все украли.

    Почему именно у вас отобрали? Остальные же операторы там работают.

    Откуда ж я знаю? И МТС, и «Лайф» продолжают работать в этом регионе, и предоставляют на оккупированных территориях все услуги. Но ведь, по нашему опыту, я знаю, что невозможно там работать, если не нашел каких-то договоренностей с этими людьми. Вышки ж там не просто так стоят. Их нужно часто обслуживать, проверять, подзаряжать блоки.

    В МТС говорят, что просто так стоят и работают в автономном режиме.

    Маловероятно. А спросите их – в Киеве у них тоже просто так вышки стоят? Зачем им тогда весь технический персонал? Или на Донбассе какие-то особые вышки, не такие, как в Киеве? Просто так ничего не работает. У нас огромный технический отдел, больше тысячи человек, потому что всю эту махину нужно обслуживать. Каждый день 5-7 станций в Киеве требуют технической проверки: туда должен кто-то приехать, проверить и перезапустить их. Дистанционно это не всегда возможно сделать. Я считаю, что работать в оккупированных городах без договоренностей с теми, кто сейчас временно контролирует эту территорию, невозможно. С нами они пытались договориться, выходить, общаться. Мы наотрез отказались. Поэтому нас заставили уйти.

    А почему в Крыму МТС успели «скинуть» свою сеть, пусть за полцены, а у вас она просто пропала?

    А у нас она пропала. Потому что мы отказались даже рассматривать возможность кому-то ее «скинуть». Мы считаем, что Крым — это Украина, наше оборудование находится там законно, и мы его никому там продавать не собирались. Кроме того, законодательство прямо запрещает сделки с оккупантами в Крыму. Мы не идем ни на какие контакты с незаконными «властями», ни в Крыму, ни в зоне АТО, даже если от этого страдает бизнес и доходы. Кстати, вы Vodafone задайте вопрос — планирует ли он предоставлять услуги в зоне АТО?

    Руководство оператора заявляло, что под брендом Vodafone на тех территориях услуги предоставляться не будут. Там все останется по-прежнему.

    МТС же получил права на бренд Vodafone на всю Украину.

    Как выход такого мощного игрока вообще отразится на рынке?

    Конкуренция увеличится, это же хорошо.

    Не лукавьте. У них, конечно, почти еще нет 3G, но они уже обнародовали тарифы более «вкусные», чем у вас.

    Я не скажу, что их тарифы прямо такие уж суперкрасивые. Красивый роуминг – это правда. А тарифы на звонки внутри Украины ничуть не лучше, чем у других, и даже намного выше, чем в старых тарифных планах МТС, например.

    Если вы в Киеве даете за 90 гривен 1,5 гигабайта в месяц, то они за те же деньги – 5 гигов. Разница видимая.

    Если они за меньшие деньги хотят продавать НАМНОГО больше данных, то наверно, это связано с тем, что качество этой сети хуже, чем у нас? Не может что-то лучшее стоить меньше денег, так не бывает.

    Они, наверно, компенсируют такими тарифами свой поздний выход на рынок.

    Если они рассказывают, что построили самое шикарное покрытие в стране, почему же так дешево его продают?

    «Vodafone пришел в Украину на условиях «Макдональдса»

    Контракт МТС с Vodafone страшно засекречен. Вы для себя понимаете, на каких условиях Vodafone пришел в нашу страну?

    Мы понимаем, что это условия «Макдональдса». Он устроен на условиях франшизы: я строю ресторан, который выглядит как «Макдональдс», покупаю у него франшизу и отчисляю «Макдональдсу» какой-то процент от своих продаж. Плюс использую возможность покупать дешево продукты у каких-то поставщиков, писать на своих чашках, вилках, что это «Макдональдс». А «Макдональдс» для меня делает рекламу. Вот Vodafone пришел в Украину так же, как «Макдональдс» в многие другие страны.

    А зачем это Vodafone?

    Он будет требовать от МТС соблюдения определенных стандартов, чтобы не ухудшить восприятие бренда, и будет брать за это деньги. То есть, он ничего не инвестировал, а деньги будет брать – это же для него хорошо. Я уверен, что МТС подписал очень строгий контракт.

    Чем продиктовано такое желание МТС? Есть общая точка зрения, что они пытаются избавиться от своего российского имиджа.

    Насколько это правильно, мне трудно сказать. У нас нет никаких проблем с имиджем. А Vodafone – не единственная большая компания в мире. Есть Telefónica, Deutsche Telekom, Orange. В принципе, мы могли бы тоже вести c кем-то из них переговоры, но не ведем и не планируем. Потому что считаем, что в Украине «Киевстар» как бренд намного лучше, чем МТС и Vodafone. Что изменится от того, что кто-то назвался Vodafone?

    Стандарты качества повышаются.

    Стандарты качества берутся от инвестиций, они по-другому не приходят. А инвестиции – это деньги. Если мы увидим, что у них растет тот самый индекс NPS, тогда да, наверно, они правы. Пока NPS растет у нас.

    Так вы будете как-то реагировать на их тарифы?

    Их тарифы на голос и на 3G мы не считаем чем-то таким выдающимся и невероятным, на что надо реагировать. Предложение для роуминга, действительно, красивое. Но и там не все так просто. Например, оно доступно только в ограниченном количестве стран. Такие направления, как СНГ, Франция, Австрия, вся Скандинавия, Египет, Таиланд, США, Канада, Эмираты и многие другие страны в зону специальных роуминговых тарифов МТС не включены. Кроме того, чем выше абонплата в тарифном пакете, тем дороже будут услуги роуминга. Например, в контрактном тарифном плане месячная стоимость роуминга составит более 400 грн. А если абонент будет звонить не на номера МТС, или пользоваться роумингом в тех странах, которые не входят в зону специальных тарифов, расходы будут еще выше. Не все готовы столько переплачивать, особенно, если учитывать, что в роуминге человек находится в среднем по нашим данным около 4 дней, а не месяц. В наших планах есть задача усовершенствовать роуминговые предложения. «Киевстар» - часть крупнейшей международной группы Vimpelcom ltd, мы сможем получить хорошие условия от европейских и мировых операторов и, соответственно, поделиться ими с нашими клиентами.

    Почему же вы раньше этого не делали? А снимали за минуту в роуминге по 30 гривен.

    30 гривен – это заблуждение. Сейчас у «Киевстар» в европейской стране минута в роуминге стоит четыре гривны, если подключить пакет «Свободный роуминг». Например, вот у меня он подключен. Те, кому лень его подключить, продолжают платить по 30 гривен. Преимущества «Свободного роуминга» в том, что это предложение действует для любых тарифных планов, независимо от абонплаты. «Свободный роуминг» доступен во всех странах, а не только в 15, как у МТС, и звонить можно на любые номера телефонов любых операторов, как в Украине, так и за рубежом. Как правило, в декабре мы всегда обновляем наши предложения по роумингу, и скоро дадим достойный ответ нашим коллегам по рынку.

    Вы говорите, что дадите МТС ответ по роумингу. А увеличите ли количество мегабайт в существующих тарифах?

    Даже притом, что мы несколько дороже, чем другие операторы, мы продаем стартовых пакетов больше, чем и те, и другие. Люди же понимают – прежде, чем покупать, спрашивают у друзей, пользуются ли они 3G-интернетом от «Киевстар», устраивает ли он их. Мы продаем самый качественный мобильный интернет за совершенно релевантную цену. Зачем нам еще увеличивать количество мегабайт?

    Отдельный доход операторов – это сегмент М2М, когда «симки» передают информацию со счетчиков, банкоматов, систем безопасности. Насколько он активно развивается в вашей сети?

    Хорошо развивается. Особенно сегмент, который использует «симки» в кассовых аппаратах. Из-за того, что закон изменился, сейчас очень многим предпринимателям надо устанавливать такие аппараты для передачи данных по транзакциям в налоговую или на свои компьютеры. У нас в разы подскочила продажа таких «симок».

    «Нас заставили убрать вывеску на Крещатике, чтобы «не портила имидж Киева»

    «Киевстар» провел ребрендинг. Можно сегодня уже сказать, во сколько он обошелся?

    Что именно?

    Да те же вывески…

    Мы еще не все поменяли, все в процессе. У нас с новыми вывесками, по-моему, только 30 магазинов из 360-ти в стране. Даже в Киеве на окраинах еще остались старые. А вот по ребрендингу хотел бы задать через вас вопрос уважаемой нашей КГГА. У нас есть прекрасный магазин на Крещатике, с прекрасной вывеской. Так вот, недели две назад комиссия по культурному наследию нас заставила ее убрать, с формулировкой, что эта вывеска портит имидж Киева. Другие вывески на Крещатике, очевидно, всех устраивают. Вывеску мы убрали, повесили флаг Украины. Это к теме инвестиционного климата. Какой-то странный человек, который явно далек от бизнеса, может вот так поступить с крупным инвестором. И это простой чиновник – не мэр или его заместитель!

    Если же вернуться к ребрендингу, то стоил ли он того? Со стороны выглядит, что одну «звездочку» поменяли на другую.

    Да, стоил. Мы уже видим хорошие характеристики по имиджу, восприятию наших видеороликов и связываем это с ребрендингом.

    Эпопея с возможностью переноса номера от оператора к оператору чем-нибудь конкретным закончится? Уже и закон нужный принят.

    Мяч на стороне государства – оно этот закон приняло, теперь должно реализовать. Там самое главное — они должны купить и установить софт, который позволит операторам общаться друг с другом. Я же не напрямую с МТС буду общаться, а через некую центральную базу данных, которая стоит много денег. Во всех странах так.

    Главным лоббистом этого нововведения был «Лайф», который рассчитывает таким образом пополнить свою базу за счет клиентов больших операторов, которым жалко расставаться с многолетним номером. А вам как лидеру рынка эта услуга нужна?

    Если гипотетически предположить, что она сейчас бы вовсю работала, то, думаю, из-за того, что у нас есть большая сеть 3G, а у них нет, мы бы получили много новых номеров. Так что мы даже немножко пострадали из-за отсутствия MNP (услуги переноса номера – «Главком»).

    Тот же «Лайф» много оспаривал слишком высокую ставку интерконнекта. На чем, в итоге, сошлись?

    Она весь этот год была 36 копеек за минуту, а начиная с 1 октября стала 23 копейки. Это большое снижение, которое принял регулятор. И в следующем году она станет 15 копеек, то есть уменьшится более чем в два раза.

    Почему звонки на фиксированные номера у всех мобильных операторов дороже, чем на мобильные? Сколько вы платите «Укртелекому» за вход в сеть?

    Тоже 23 копейки в минуту. Звонки на стационарные номера у нас сейчас стоят полторы гривны, но если вы хотите звонить дешевле, можно купить пакет, где каждая минута такого звонка стоит со всеми налогами 35 копеек. Это удобно для тех, кто часто звонит на стационарные номера.

    То есть вы просто хотите на этом аработать.

    Начнем с того, что спрос на эти звонки очень низкий. Ну и все мы понимаем, что операторы связи не могут продавать услуги по прямой себестоимости. У нас есть существенные сопутствующие затраты на ведение бизнеса. Данные тарифы не относятся к регулируемым со стороны государства.

    «Если мы с МТС попытаемся договориться о тарифах, то должны будем сесть в тюрьму»

    Если не секрет, какие задачи перед вами ставят сейчас акционеры? Довольны ли они отдачей от 3G?

    Это разные вопросы. Задачи, которые ставят акционеры – это доля рынка по продажам в деньгах и доля рынка по прибыли. Что касается 3G, оно себя еще не окупило и еще долго не окупит. И самое главное — никто не может спрогнозировать окупаемость из-за курса гривны. Вы можете сказать, какой курс будет через год? Мы тоже.

    Из-за курса доход в долларах упал, но тарифы при этом почти не повышались. То есть у операторов очень большой запас прочности?

    Конкуренция. Мы повысили немного тарифы, но не в три раза, как поднялся курс. Иначе клиенты бы убежали к конкурентам.

    Но между производителями, условно говоря, молокопродуктов конкуренция еще больше, но цены они синхронно повышают.

    Может, они как-то договариваются. У нас производители молокопродуктов, по-моему, не имеют акций на Нью-Йоркской бирже, а мы имеем. И мы, и МТС. Если мы попытаемся между собой договориться о тарифах, это будет означать, что мы нарушаем закон и должны будем сесть в тюрьму. Я не шучу – так в Америке наказывают тех, кто создает ценовой картель. Как минимум, могут лишить визы в США, кому это надо?

    Показатель доли рынка по прибыли можете озвучить?

    Доля рынка по доходу у Киевстар за последний квартал – 47%, по прибыли – 51 %.

    Акционеры ставят задачу удержать то, что есть?

    Да, удержать. Оператору номер один очень трудно расти, когда спрос практически насыщен. Хотя в этом году по доле рынка мы подросли.

    Раньше операторы гнались за долей рынка в абонентах...

    У нас другие цели.

    Какой у вас ARPU (доход с одного абонента)?

    Где-то 42 гривны. У нас он в этом году сильно вырос – на 14%. Мы сейчас номер один по ARPU, с небольшим опережением МТС, а «Лайф» сильно внизу.

    Как вы считаете, почему «Лайф» за столько лет не смог выйти на самоокупаемость? Потому что у них слишком мало абонентов или оттого, что они много демпинговали?

    Это разные вещи – самоокупаемость и высокая прибыль. То, что они не могут много зарабатывать – понятно: у них маленькая доля рынка. Трудно зарабатывать много, если ты номер три. А почему они не могут выйти на окупаемость – это действительно загадка. Наверно, как-то не так тратят деньги. Если некоторые компании переплачивают бешеные деньги за лицензии на частоты, может, они и в других вещах не так тщательно подходят к финансам. Но это – гипотеза. Я не могу объяснить вам, почему они нерентабельны, потому что не знаю их отчетности изнутри.

    С чем связано то, что норвежский Telenor хочет сейчас выйти из «Вымпелкома»? Из-за упавшей доходности, постоянных конфликтов с «Альфой»?

    С «Альфой» уже давно нет конфликтов. Вопрос, скорее, экономический. Но я гипотез выдвигать не буду, надо у них спрашивать.

    Это никак не скажется на ваших планах по развитию?

    Вообще не имеет к этому отношения. Акции Telenor купит кто-то другой. Причем «Альфа» публично сказала, что не будет их приобретать. Возможно, Telenor их просто продаст на бирже обычным инвесторам – время покажет!

    Как компания поступила с сотрудниками которые работали в Крыму и зоне АТО, которые захотели работать и дальше?

    Мы всем предложили работать дальше, и многие люди переехали с тех территорий вместе с семьями. Всего около 150 человек. Тем, кто переехал из зоны АТО, мы оплачивали проживание, пока они не устроились на новом месте.

    Уволили многих из-за кризиса?

    Сейчас в Украине – финансовый и экономический кризис. Нам приходится считаться с этим, поэтому мы уменьшаем количество сотрудников. Но это ни в коем случае не массовые увольнения.

    Кем жертвуете в первую очередь?

    Теми, кто хуже работает.

    Количество магазинов сокращаете?

    Немножко сократили, но это связано с улучшением логистики. Просто, когда мы провели аудит, выяснили, что у нас порядка 60 магазинов очень неудобно расположены – там, где никто почти не ходит. Их и закрыли.

    Предлагаете ли вы тем клиентам и общинам, которые обращаются с жалобами на слабый сигнал, какие-то индивидуальные программы?

    Технически сеть «Киевстар» – на очень высоком уровне, и такие обращения носят индивидуальный характер. Но мы всегда готовы реагировать. У нас недавно был интересный случай: примерно 700 студентов и молодежи из Белгород-Днестровского, что в Одесской области, написали своему депутату, а он позвонил мне и попросил провести туда 3G пораньше. И мы ускорились в этом городе на полгода в сравнении с нашими планами. Это экономически правильно – если столько народа хочет пользоваться 3G, значит, готовы платить.

    У нас есть и другие примеры уникальные. Сейчас ко мне придет другой депутат, не буду говорить, из какой области – у него все наоборот. Село собрало петицию, чтобы снять нашу вышку. Потому что они считают, что от этого у них скот болеет и вообще все плохо. И мы спросим у депутата – а от вышек наших конкурентов никому не плохо? Может, не стоит поощрять такие воззрения из каменного века? Давно всем понятно и исследованиями доказано, что частоты мобильной связи никак на урожаи или здоровье не влияют.

    Насколько такие петиции популярны?

    Есть пример города Яремчи, где тоже писали такие петиции и выходили на демонстрации. И все три мобильных оператора просто выключили там свою мобильную связь. После этого нам всем написали – включите обратно. Как такое можно поощрять?

    «Чтобы получить украинский паспорт, я должен безвыездно находиться в стране два месяца»

    На Донбассе и в Крыму у вас традиционно были слабые позиции по абонентской базе, а на западе страны сильнее. После запуска 3G вы не растете в «своих» областях?

    Мобильная связь – очень инерционный рынок. Чтобы вот так кто-то из номера три стал номером один – такого не происходит. Мы увеличиваем свои позиции по некоторым регионам, но увеличение даже на один процентный пункт – это «вау», когда все празднуют. Чтобы радикально изменить позицию, надо подрасти в каком-то регионе на 10%. Это нереально.

    Во сколько вы оцениваете свои убытки от потери Крыма и восточных регионов?

    В Крыму мы списали оборудования на 13 миллионов долларов – это балансовая стоимость нашей сети. По зоне АТО мы сейчас ведем дискуссию с Минфином – нам там даже списать ничего не дают! Говорят – списывайте, но заплатите при этом огромные налоги. Кстати, государство продолжает брать с нас деньги за частоты в оккупированных городах Донбасса, откуда нас заставили уйти практически под дулами автоматов. Законодательство Украины не предусматривает возможность переоформления лицензий в разрезе городов, только по областям. Чтобы работать на Донбассе, который контролируется Украиной, мы должны также платить и за частоты в оккупированных городах, где «Киевстар» не работает.

    Кстати, по налогам. До сих пор все мобильные операторы платят взносы в пенсионный фонд, который изначально задумывался как налог на роскошь. Это было оправдано, когда связь была дорогой, но как объяснить этот налог сейчас?

    Это комедия, конечно. Какая же это роскошь? Мы давно говорим – уберите этот налог, потому что он очень неудобен для клиентов, поскольку закладывается в цену автоматически. Перенесите его, например, в сбор за частоты. Но уже полтора года в стране новая власть, а налоговой реформы все нет. Мы обращались по этому вопросу в Минфин и Пенсионный фонд, но пока безрезультатно.

    Но с налоговой у вас сейчас нет проблем? Не давят как на богатенькую компанию, учитывая, что денег в стране мало?

    А чего на нас «давить»? Мы все платим. Давление можно использовать против тех, кто использует какие-то схемы, чтобы уйти от налогов. Мы так не делаем. С учетом лицензии и конверсии, «Киевстар» уже заплатил в этом году в разные бюджеты почти шесть миллиардов гривен. То есть одна наша компания платит больше 1% всех собираемых в стране налогов. Чего от нас еще хотеть? У нас задействован большой налоговый отдел, чтобы, не дай Бог, не нарушить законодательство, и налоговая знает об этом. К нам бесполезно приходить, потому что у нас международный аудит и все честно и прозрачно.

    Вы – до сих пор гражданин России? Как решается вопрос с вашим украинским паспортом?

    Очень долго и трудно решается. Я иногда говорю, что Украина имеет черный пояс по бюрократии. В этом я убедился на своем примере. Указ о моем гражданстве подписан. Но теперь, чтобы получить украинский паспорт, я должен безвыездно находиться в стране два месяца, а я, как руководитель компании с международными акционерами, не могу себе такое позволить. При этом мой общий «стаж» работы в Украине – почти десять лет. Надеюсь, здравомыслие победит, и этот вопрос тоже решится.

    Источник фото: Forbes, Думская.net, Лайфхак, Главком

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ