ЧФ «прокатит» Украину?

    Российская сторона старается изменить под себя существующую нормативную базу, регулирующую пребывание ЧФ на территории Украины.
    Российская сторона старается изменить под себя существующую нормативную базу, регулирующую пребывание ЧФ на территории Украины. Об этом говорят последние и грядущие наработки подкомиссии по вопросам функционирования и пребывания ЧФ РФ не территории Украины украинско-российской межгосударственной комиссии.В конце мая этого года в Севастополе «за
    • Андрей Федоров, для «Главкома»
    • 7 Червня, 2010, 15:17
    • Розсилка

    Российская сторона старается изменить под себя существующую нормативную базу, регулирующую пребывание ЧФ на территории Украины.

    Российская сторона старается изменить под себя существующую нормативную базу, регулирующую пребывание ЧФ на территории Украины.

    Об этом говорят последние и грядущие наработки подкомиссии по вопросам функционирования и пребывания ЧФ РФ не территории Украины украинско-российской межгосударственной комиссии.

    В конце мая этого года в Севастополе «за закрытыми дверями» состоялись двусторонние экспертные консультации по вопросу разработки проекта документа, регламентирующего передвижение российских военных на крымской земле. Предварительное его название – Протокол между правительством Российской Федерации и правительством Украины о согласовании передвижений, связанных с деятельностью воинских формирований ЧФ РФ на территории Украины вне мест их дислокации. По информации «Главкома», стороны урегулировали вопросы передвижений воинских формирований ЧФ, связанных с учебно-боевой деятельностью, а также с перевозкой опасных грузов, частично выписали полномочия призванных контролировать перемещения компетентных органов Украины. Вместе с тем, пока что не удалось достичь договоренностей об аспектах передвижений флотских подразделений в ходе повседневно-бытовой деятельности и передвижений воинских формирований так называемым пешим порядком. Впрочем, даже имеющиеся наработки, которые по окончанию консультаций российские переговорщики очень просили своих украинских коллег подальше спрятать от общественности, позволяют составить вполне понятную картину финала переговорного процесса.

    Пока что российская сторона выразила готовность согласовывать с Украиной передвижения ЧФ РФ по суше в рамках учебно-боевой деятельности. В проекте Протокола это отражено так: «Передвижения воинских формирований, связанные с учебно-боевой деятельностью, вне мест их дислокации на территории Украины, командование Черноморского флота Российской Федерации согласовывает с компетентным органом МО Украины через оперативного дежурного Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины … Оперативный дежурный Черноморского флота Российской Федерации за 72 часа, (в экстренных случаях – с момента начала подготовки к таким перемещениям, но не менее чем за 24 часа) передает Заявку о планируемом передвижении компетентному органу МО Украины ... После согласования передвижений воинских формирований Черноморского флота Российской Федерации оперативный дежурный Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины не позднее, чем за 28 часов до начала планируемых перемещений информирует командование Черноморского флота Российской Федерации, которое не позднее, чем за 24 часа до начала передвижений информирует руководство региональных подразделений Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Украины, по территории обслуживания которых проходят маршруты передвижений». Кроме того, отмечено, что «передвижения воинских формирований Черноморского флота Российской Федерации вне мест дислокации на территории Украины по продолжительности не могут превышать 12 часов».

    В свою очередь тема перевозки опасных грузов, ставшая, пожалуй, единственным беспроигрышным аргументом Киева, позволившим объяснить обидчивой Москве необходимость контроля передвижений ее военных в Крыму и Севастополе, в проекте документа оговорена следующим образом: «Перевозка опасных грузов Черноморского флота Российской Федерации вне мест дислокации воинских формирований на территории Украины осуществляется в соответствии с соблюдением требований Соглашения между Российской Федерацией и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины от 28 мая 1997 года; Закона Украины «О перевозке опасных грузов» от 6 апреля 2000 года; Закона Украины «О дорожном движении» от 30 июня 1993 года, приказа МВД Украины от 26.07.2004 № 822 «Об утверждении Правил дорожной перевозки опасных грузов», других нормативно-правовых актов Украины, включающих требования сертификации специального автотранспорта, обучения и освидетельствования водителей на предмет управления таким автотранспортом, оборудования транспорта, порядка согласования перевозок, правил перевозок и мер безопасности при их осуществлении».

    Учитывая местное законодательство, Москва согласилась прописать в документе и роль украинских ГАИшников. Так, государственной автомобильной инспекции МВД Украины разрешено контролировать соблюдение водителями транспортных средств ЧФ правил дорожного движения, останавливать автомобили российского флота «для установления принадлежности и проверки наличия необходимых документов», штрафовать за нарушения на дорогах, задерживать и осматривать в случаях, предусмотренных законодательством Украины. Единственное, о всех манипуляциях украинской ГАИ с российской техникой Москва потребовала сообщать командованию ЧФ. Впрочем, на этом месте все уступки со стороны России официальному Киеву и украинскому государству заканчиваются.

    Дальше начинается то, что надо Москве. Здесь стоит заметить, что главной установкой российской дипломатии в ходе работы над проектом упомянутого протокола стало отсутствие в документе всяких запретов на передвижение своих военных по территории Украины. В уже согласованных статьях протокола это выглядит так: «В случае нежелательности осуществления передвижений компетентный орган Украины информирует об этом командование Черноморского флота Российской Федерации не менее чем за 24 часа до запланированных передвижений. В информации приводится веская причина нежелательности осуществления передвижений, а также возможные сроки, когда такие передвижения могут быть осуществлены». И дальше. «В качестве веских причин нежелательности передвижений могут служить обстоятельства, при которых в районах, где проходит маршрут передвижения, существует угроза жизни людей, как то: природные катаклизмы, ситуации техногенного характера и устранение их последствий, проведение антитеррористической операции или ликвидация ее последствий», – говорится в документе. То есть протокол исключает «разрешения» и «запреты». Вместо них введены термины «согласование» и «нежелательность». При этом ту же нежелательность, как видно из документа, российская сторона интерпретирует по-своему, напрочь отметая существование любой потенциальной угрозы жизни украинским гражданам от деятельности воинских формирований ЧФ, в т.ч. связанной с перевозкой опасных грузов. Больше того, российские дипломаты умудрились развернуть этот пункт документа исключительно в свою пользу, фактически обязав Украину информировать Черноморский флот об угрозе планам передвижений его воинских формирований.

    Желание Москвы завуалировать самоуправство на украинских дорогах прописано еще в одном согласованном сторонами положении готовящегося к подписанию документа. В частности, командование ЧФ РФ обязуется «ежегодно до 25 декабря информировать компетентный орган МО Украины через ОД ВМС ВС Украины и территориальные подразделения Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Украины о маршрутах передвижения воинских караулов и автотранспортных средств, сопровождаемых вооруженной охраной, в следующем календарном году». Другими словами, российские военные без участия украинской стороны сами себе выбирают устраивающие их маршруты передвижений. Однако в таком случае встает вопрос, на основании какой информации российская сторона в одностороннем порядке пришла к выводу, что маршруты передвижения транспортных средств с вооруженной охраной являются удобными и безопасными? На основании данных флотской разведки и других российских спецслужб, в изобилии представленных в Севастополе и Автономной республике Крым?

    Кроме того, Москва потребовала убрать из проекта протокола пункт о том, что «передвижения, связанные с деятельностью воинских формирований Черноморского флота Российской Федерации вне мест их дислокации, осуществляются после согласования с компетентными органами Украины».

    К обсуждению и доработке протокола определяющего порядок передвижений воинских формирований ЧФ РФ по территории Украины стороны планируют вернуться уже в ближайшее время. Очередные консультации по этому вопросу Москва и Киев договорились провести в конце июня этого года. И хотя конкретная дата их проведения остается пока неизвестной, известно другое – если украинская сторона не пойдет на поводу у большого соседа, тенденция чего обозначилась в ходе минувшей встрече дипломатов и экспертов двух стран, очередной этап переговорного процесса грозит оказаться куда более сложным и напряженным.

    Так, уже сейчас российская сторона обозначила свою позицию по поводу передвижений подразделений ЧФ в ходе повседневно-бытовой деятельности, заявив, что такие передвижения не требуют согласований. В проекте протокола она предложила, чтобы эти перемещения осуществлялись всего лишь в соответствии с Правилами дорожного движения Украины. Москва также не видит смысла определять механизм согласования передвижений военнослужащих воинских частей и подразделений ЧФ, так называемым, пешим порядком. Вместе с тем Киев стремится конкретизировать и прописать как раз именно эти вопросы.

    В целом похоже, что тактической задачей Белокаменной в этом сегменте переговоров по проблематике пребывания ЧФ на территории иностранного государства является «торпедирование» ныне действующего и принципиально игнорируемого российской стороной Порядка согласования с компетентными органами Украины передвижений, связанных с деятельностью воинских формирований ЧФ РФ вне мест их дислокации на территории Украины, утвержденного указом президента Украины №705/200 от 13 сентября 2008 года после российско-грузинского вооруженного конфликта на Кавказе. В свою очередь стратегической целью Москвы является законодательное закрепление отсутствия ограничений со стороны Киева на передвижение воинских подразделений ЧФ по территории Украины. Именно к этому все последние годы последовательно то блокируя, то размораживая переговоры, стремилась российская сторона. Похоже, что сегодня она как никогда близка к поставленной цели.

    В случае завершения переговорного процесса в том ключе, в котором он протекает сегодня и подписания упомянутого протокола, утвержденный президентским указом №705/200 порядок согласования перемещений российских военных по крымской земле утратит свою силу. Новый документ, как и ныне действующий «определяет механизм согласования с компетентными органами Украины организации передвижений, связанных с деятельностью воинских формирований Черноморского флота Российской Федерации вне мест их дислокации на территории Украины». То есть в нем фактически содержится та же норма, которая прописана в украинском законодательстве. Однако в соответствии с нормами международного права, а именно Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, международный договор имеет приоритет над национальным законодательством. Таким образом, все то, что будет записано в будущем протоколе, станет отправной точкой нового этапа в жизни ЧФ. Этапа, на котором независимо от развития ситуации, проблем и потребностей Украины ЧФ может уже не услышать от Киева слова «нет».

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ