Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Другая каста

    • Святослав Олийнык
      Народный депутат Украины
    • Розсилка
    Другая каста

    Когда я первый раз путешествовал по Индии, у меня был гид, звали его Гириш. Это был толковый парень 23 лет. Он учился в университете Дели на филфаке, на русском отделении.

    Когда я первый раз путешествовал по Индии, у меня был гид, звали его Гириш. Это был толковый парень 23 лет. Он учился в университете Дели на филфаке, на русском отделении.

    По-русски он говорил плохо, а мне хотелось живого общения на английском, поэтому разговаривали мы с ним в основном по-английски.

    Мы провели с Гиришем примерно три недели. Одну неделю беспрерывно передвигались по Уттар- Прадешу и Химачал- Прадешу. А две недели прожили в Ашраме Йога Нмкотан в Ришикеше.

    Заезжали в монастыри и храмы разных конфессий, беседовали с Гуру и Пандитами, медитировали и курили странноватые папироски, которые Гириш добывал в любой точке.

    Гириш много мне рассказал о жизни в Индии, о древних и современных традициях. Меня, кстати, очень поразил тот факт, что в Индии на свадьбу деньги собирают не родители жениха, а, наоборот - родители невесты. Даже самые бедные семьи с момента рождения девочки начинают собирать деньги на то, чтобы выдать ее замуж.

    Эпопея выдачи девушки замуж - очень тяжелое и дорогостоящее занятие для ее родителей. Часто финансовые торги между родителями жениха и невесты имеют более решающее значение, чем мнение молодых. Иногда дети вообще не знают, что по их поводу родители уже с кем-то ведут торг.

    Гириш сам был из касты кшатриев, он этим очень гордился. Гириш говорил, что он сам выберет себе невесту ( а не родители) и деньги не будут в этом вопросе играть какую-либо роль. Он говорил, что деньги на свадьбу он хочет заработать сам, потому что он современный и прогрессивный человек.

    Правда он так и не сказал утвердительно может ли быть его невеста из другой касты. От ответа на этот вопрос он уклонялся.

    У нас была старенькая машина, но опытный водитель, который умудрялся на ней ехать в таких местах, в которых я вообще не думал, что машина может проехать.

    Замечательно на такой машине ехать в Гималаях, где горный серпантин устроен таким образом, что вниз от дороги до дна ущелья может быть примерно три тысячи метров, а вверх - примерно столько же. И, когда на поворотах одно заднее колесо оказывалось над воздухом, я зажмуривался и молился всем индийским богам сразу. А их там, кстати, по некоторым данным 36 тысяч. Боги были к нам благосклонны, поэтому мы доезжали без особых происшествий. Хотя у меня часто захватывало дыхание, когда я видел вдоль этой дороги маленьких детей, играющих в что- то типа бейсбола буквально в тридцати- сорока сантиметрах от пропасти. Я был уверен, что любого белого человека судорога бы уже сковала от одного вида того, что маленький ребенок подошел бы к такой пропасти, а не то, что на ее крае гонять палкой мяч.

    Так вот, Гириш. Больше всего этот парень удивил меня одним, на первый взгляд, незначительным действием.

    Ехали мы с ним как- то из очередной точки в другую, болтали о жизни. Он сидел впереди, а я на заднем сиденьи. Гириш был повёрнут ко мне лицом. И вот, через определенное время, я вдруг заметил, что он, разговаривая со мной, делает рукой какие- то странные движения. Выглядело это примерно так: он сидит лицом в мою сторону и, соответственно, затылком к лобовому стеклу, рассказывает мне что- то, а параллельно с этим одну руку все время держит на уровне своей головы ладонью в мою сторону, странным образом перемещая ее то выше, то ниже, то правее, то левее. Время от времени он менял руку, но производил все те же странные движения- так, как будто направлял своей ладонью на меня какую- то невидимую энергию.

    Сначала я думал, что мне показалось, что он просто чешет ухо, но его рука ладонью в мою сторону была настолько постоянна, что сомнений никаких не оставалось - эти жесты что- то значат.

    Мне стало до того интересно, что я весь погрузился в разгадку этой задачи. Я пытался вычислить какую- то закономерность в движениях, какую- то последовательность. Последовательности не было никакой. Рука двигалась спонтанно или, как минимум, улавливая какие- то невидимые сигналы.

    Мы ехали и ехали, рука все двигалась и двигалась, а я никак не мог понять, что это значит.

    В конце концов я сдался и решил его спросить.

    Я спросил его что он делает. Сначала он не понял о чем я спрашиваю. Ситуацию еще усложнял мой английский. Тогда я повторил вопрос: что он делает своей рукой, почему все время в процессе разговора его рука спонтанно перемещается на уровне его головы ладонью ко мне.

    Когда Гириш понял мой вопрос, он немного смутился, а потом просто ответил, что он держит руку так, чтобы мне в лицо не светило солнце и чтобы я не жмурился.

    ...... Я был потрясен.

    В этом автоматическом для него действии я почувствовал тысячелетнюю традицию кшатрия.

    Задача кшатриев - это власть и управление. Это их призвание. Но как же это удивительно выглядит, когда эта задача сопровождается максимальной заботой о подопечном.

    Понятно, что в Индии совсем не идеальные чиновники, но все же. Если бы наших министров отправить на месяц в Уттар-Прадеш подышать воздухом, посмотреть на Гималаи, немного помедитировать и позаниматься йогой, мне кажется, что стиль управления мог бы поменяться.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ