Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Публичная казнь

    • Олег Покальчук

      Психолог

    • Розсилка
    Публичная казнь

    Татьяна Чорновил, журналистка и общественный деятель, была жестоко избита неизвестными, подрезавшими ее машину на джипе около часа ночи.

    Татьяна Чорновил, журналистка и общественный деятель, была жестоко избита неизвестными, подрезавшими ее машину на джипе около часа ночи. Слово «жестоко» в данном случае вовсе не художественная гипербола, свойственная публицистике последних недель. Изувечено лицо, сотрясение мозга, ходить не может. Произошло это недалеко от КП на вьезде в город Борисполь. Ее «странно стоявший», по словам патрульных, автомобиль с разбитыми стеклами привлек внимание наряда. Затем они услышали стон.

    Догнали и били молча, минимум двое. Знали — кого бьют, и точно знали — зачем. Мы можем лишь предполагать. Чтобы было максимум драматизма. Канун католического Рождества, изуродована симпатичная девушка, мать, журналистка. Все ее знают. В диапазоне между Тимошенко и Русланой. Уже не первый год досаждает власти фоторепортажами их «хатынок».

    Это Гонгадзе вся страна узнала - потом. А Таня — вот она, на слуху и на виду.

    Уверен, что начиная с сегодняшнего дня, множеству людей будет что письменно и устно сказать власти по этому поводу. И их эмоции будут совершенно искренними и справедливыми.

    Будь у власти мозги, они должны были бы к каждому более-менее заметному оппозиционеру приставить охрану. Не конвой, повторяю, а именно охрану. И нежно переводить их за руку через дорогу, чтобы случайно не споткнулись. Но в этой ситуации вполне можно усомниться даже в наличии у них спинного мозга.

    Усомнимся. Посмотрим более хладнокровно на эту ситуацию, как бы цинично это не выглядело.

    Первая информационная волна, которая уже сегодня поднимется в социальных сетях, будет условно называться: «Корчинский, ты был прав!». Таким образом получат общественную индульгенцию провокаторы, затеявшие бойню на Банковой. Исполнители цивильной части провокации - подонки и безмозглые идиоты, атаковавшие ментов, и зверски избившие журналиста Юрия Бутусова, если кто забыл, снова начнут примерять лавры героев. Забывчивые могут посмотреть видео. Все требования гражданского общества наказать полностью всю цепочку виновных потонут в призывах прекратить все переговоры с бандитским режимом и мочить их где ни попадя. Кремлевские медиа захлебнутся от восторга; «фашизм поднимает голову!».

    Вторая информационная волна. Она последует, когда власть начнет оправдываться и умничать. С элегантностью слона в посудной лавке. Хотя, если она будет тупо молчать, то я даже не представляю, какой из вариантов хуже. Пресс-секретарям лучше одолжить у Евромайдана строительные каски и жилеты с надписью «Пресса». Ведь после этого даже грипп будет считаться бактериологической войной, развязанной преступным режимом.

    Кстати, о роли медиа. Накануне пресса целый день обсуждала смерть человека, «убитого нарядом Беркута за Майдан». Еще раньше Киев взрогнул от новости о захвате двумя десятками вооруженных «титушек» заложников — женщины с ребенком, семьи активиста Евромайдана. Обе драматических сенсации сдулись в течение нескольких часов. Перед этим было какое-то странное нападение на журналиста, который диджействовал на «антимайдане» в Мариинском. Дзындзя с его адвокатом. Все это вызывало кратковременный ажиотаж, касалось разных слоев общества, реакция которых таким образом легко тестировалась.

    С одной стороны, общество находится в состоянии «самосбывающегося пророчества», или, как его еще называют, «эффекта Пигмалиона».Человек,убежденный в верности той или иной информации, непроизвольно ведет себя таким образом, что данная информация получает подтверждение. Изначальная убежденность в своей правоте определяет интерпретацию реакций и характер личных ответных действий.

    С другой стороны, довольно первобытные методы политической охоты наших оппозиционеров выглядят весьма эффективными. Ведь они малу-помалу загоняют главного мамонта страны в пропасть. Хотя насчет первобытных наших предков есть версия, что их охотничьи таланты были сильно преувеличены. Питались они остатками мамонта лишь тогда, когда его загоняли и убивали другие хищники. А все скребки и рубила неандертальцев служили для разбивания осташихся объедков.

    И новая волна мобилизации Евромайдана и радикализация его требований вполне может быть вызвана этими самыми хищниками во власти. Они, быстрые, жестокие и невидимые, загоняют для своей трапезы глупое огромное животное. А неандертальцы поют им вслед красивые ритуальные песни и колют копьями верховного мамонта, нарисованного на бумажках.

    Ответ на вопрос: «кто заказал избиение Татьяны Чорновил?» сродни вопросу: «кто заказал убийство Георгия Гонгадзе?». Мы можем достаточно точно определить главного проигравшего. И, разумеется, мы еще услышим о «казусе заказчика», в манере старого анекдота о «новых русских»: «Помнишь, я тебе Версаче заказывал?». «Ну?». «Так ты меня неправильно понял».

    Нападение на Чорновил — это демонстративная публичная казнь. Не террористический акт. И уже само это довольно странно. Я когда-то еще в «Международной Амнистии» изучал примеры политического терроризма. Со времен нацистской Германии, в которой этот метод назывался «Нахт унд небель», «ночь и туман». Бесследное исчезновение оппозиционеров всегда вселяло гораздо большее уныние и растерянность в их сторонников, чем публичные казни, которые активизировали подполье.

    Общеизвестно, что запугать или «уболтать» Чорновил не заниматься тем, чем занималась — было невозможно. Это была ее ниша. Профессиональная и гражданская. Нападение никоим образом не могло ослабить, расколоть или перенаправить настроения Евромайдана. Таня никоим образом не структурная или бюрократическая величина НОМа. Даже не слабое звено Евромайдана. Она - природный человек-бунтарь, ее оружие — фотоаппарат и слово, она смелый репортер. Ее журналистские материалы в эпоху «Google Earth» не открывают глаза, а просто лишний раз наглядно доказывают то, что вся Украина и так знает о своих властителях.

    В свете этого версия о том, что министр Захарченко, посылающий отморозков избить журналистку за то, что она указала адрес его угодий, так же правдоподобен, как Штирлиц, идущий по Берлину в будёновке с волочащимся за спиной парашютом. Что-то неуловимое выдает в них коварных мстителей.

    Ладно, он или они — те еще. Но нападение на нее как месть могло осуществиться либо сразу возле снимаемых объектов. Либо с интервалом в другом, более удобном месте. Да с присказками, чтобы не запамятовала, за что бьют. А молчаливое разбойное нападение практически возле КП?

    Да, да разумеется, власть готова на все...

    Представителей власти можно вполне обосновано обвинять в продажности. Но отнюдь не в отсутствии чувства самосохранения. Дело даже не в угрозе их физическому существованию Такая стремительная девальвация их власти ставит под сомнение сам смысл их существования, сводит на нет годы интриг и казнокрадства.

    Помните «Украина без Кучмы» и «Повстань, Україно!»? Помните лозунги тех времен, и как они видоизменялись от критики застойных явлений эпохи и приобрели характер критики одного человека?

    Лозунги победили. Система не изменилась.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Сергій Фурса
    Сергій Фурса

    Спеціаліст відділу продажів боргових цінних паперів Dragon Capital

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ