Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Кобзон и Пореченков в тылу врага

    • Елена Рыковцева
      Обозреватель Радио Свобода, автор и ведущий программы «Лицом к событию»
    • Розсилка
    Кобзон и Пореченков в тылу врага

    О, так вот куда первым делом отправился Пореченков, отстрелявшись в Донецком аэропорту! В прямой эфир Первого канала!

    О, так вот куда первым делом отправился Пореченков, отстрелявшись в Донецком аэропорту! В прямой эфир Первого канала! Я только сейчас посмотрела уникальное шоу «Время покажет», которое случилось еще в четверг днем. Вообще-то оно посвящалось визиту Иосифа Давыдовича в Донбасс. Корреспондент «Комсомолки» Александр Гамов, который ездил туда вместе с ним, сообщал следующее: «Мобильник Иосифа Давыдовича звонит, как Кремлевские куранты. А он звонит все время. И Кобзон двигался по Новороссии, как Спасская башня. И если бы он просто ходил бы так и звонил – это уже был бы подвиг». Тут я сообразила, откуда растут ноги у высказывания лидера ЛНР Плотницкого, которое накануне вычитала в той же «КП»: «У нас есть два ориентира, которые мы связываем с Россией. Это часы на Спасской башне и Иосиф Кобзон».

    Гамов продолжил свою мысль. Кобзон не только звонил. «Перед поездкой в Донбасс он проехался по северам с концертами. И он все эти гонорары увез на Донбасс. Я сам видел этот чемодан. Он его раскрывал, брал пачки и раздавал в медицинских учреждениях и школах». Я, конечно, не таможенник, но мне почему-то сразу стала интересной история перевозки этого чемодана через границу.

    Потом слово в телеэфире взял сам виновник события. Он рассказывал, как пел в Донецке с лидером ДНР Захарченко песню «Я люблю тебя, жизнь!» Судя по тем кадрам, что нам показали, Захарченко не знает даже самой известной строчки этой песни, которая, как известно, так и формулируется: «Я люблю тебя, жизнь!» Кобзон объяснил, зачем потребовался такой дуэт: «Мне было важно, чтобы люди видели – он не только автомат в руках держит, а еще и поет. Потому что их борьба основная – не просто на уничтожение своего братского народа, а их борьба основная – за восстановление мира на своей земле».

    К этому более чем двусмысленному высказыванию Кобзон присовокупил еще несколько тезисов. Он обзывал СБУ «Союзом бендеровских убийц». Заявлял, что мечтает о «сюрпризном приколе» – собрать руководителей Украины Яценюка, Порошенко и Ляшко и сказать им: «Вы сейчас эпатажно розмовляете на украинской мове. Вы никогда на ней не розмовляли. Вы всегда розмовляли на российской мове». Ущучить, короче.

    Мне жаль, что всего этого не слышал Олег Ляшко. Я думаю, он мог бы гордиться своим неожиданным карьерным ростом.

    Еще Кобзон ни с того ни с сего обрушился на «Рыбчинского Юру». Этот «пресловутый талантливый парень как лизал задницу Кучме, Януковичу, Ющенко и Юле, так и новым властям лижет».

    Ведущий шоу Петр Толстой не стал уточнять, кто такой Рыбчинский Юра и с чего вдруг Иосиф Давыдович на него наехал. Он, как мне показалось, с некоторым облегчением, передал слово в Донецк, где на фоне теперь уже знаменитых синих занавесочек сидели Михаил Пореченков и Игорь Марков. Марков – это вообще-то политик из Одессы. Но публике не стали объяснять, кто он такой. Полагаю, она поначалу принимала его за импрессарио Пореченкова.

    – Какова цель вашей поездки? Зачем вы приехали в Донецк? Это вопрос к Михаилу! – сказал Толстой.

    Но Михаил почему-то не захотел на этот вопрос отвечать. Он вообще выглядел не очень уверенно.

    – Я думаю, Игорь… нет… Я думаю, Игорь первым скажет.

    Игорь не подвел. Он твердо заявил, что нынешние киевские власти – это муть, образовавшаяся по чистой случайности: «Если взять банку с какой-то субстанцией и хорошо ее встряхнуть, мы знаем, что всплывет на поверхность. Вот то, что всплывает на поверхность – это то, что сегодня представляет Украину».

    Однако настырного Толстого продолжал интересовать именно Пореченков. Он сделал еще один заход:

    – Я хочу задать вопрос Михаилу Пореченкову по поводу цели вашей поездки, – еще более адресно обратился к нему Петр Толстой. – Миша, что вы привезли жителям Донецка?

    Однако инициативу снова перехватил Марков!

    – Мы ездили в госпиталь, – отчитался он за Пореченкова.

    – Это вопрос к Михаилу, – кричал Толстой, но заставить замолчать Маркова оказалось непросто.

    – Мы привезли медикаменты, потому что видим, какой геноцид Киев устроил на Донбассе. Мы только что вернулись из Донецкого аэропорта. Там Михаил был. Еле удалось его оттуда забрать. Он поддержать бойцов ездил.

    – Простите, я перебью, – уже совсем решительно пресек его Толстой. – Михаил, каковы ваши впечатления от того, что вы увидели в городе, в аэропорту?

    Пореченков понял, что от процесса говорения ему больше не отвертеться, и туманно ответил:

    – Ну, мы понимаем, что это гу... гуманитарная катастрофа, – слегка запнувшись, сказал он. – Мы приехали сюда с открытым сердцем. Люди должны знать, что мы о них заботимся.

    – Миша, а что вас связывает с Украиной?

    – А что нас всех связывает? Это наши братья.

    Кадры стреляющего в аэропорту Пореченкова грянули на следующий день.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Зоя Казанжи
    Зоя Казанжи

    Громадський діяч

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ