Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    «Только сейчас понимаю, как мы были счастливы раньше». Женщины Донбасса о войне

    • Катерина Зверева
    • Розсилка
    «Только сейчас понимаю, как мы были счастливы раньше». Женщины Донбасса о войне

    На переднем крае. Три истории женщин, в судьбу которых ворвалась война

    Война калечит судьбы. Она заставляет не только бросать свои дома ради спасения детей, но и побуждает продолжать жить под обстрелами, чтобы помогать совсем незнакомым людям.

    Это истории – о женщинах, в судьбу которых ворвалась война.

    «В страшном сне не могла себе представить, что на закате жизни придется прятаться от снарядов»

    {1-}

    «Если вам кажется, что в ваш город не может прийти война, это ошибка. Это до первого взрыва под домом, до первого убитого знакомого, до первого плача ребёнка и неистовых криков соседей. На моих глазах гибли люди, которые вышли просто в аптеку за лекарствами для родных», - так начинает свой рассказ 70-летняя жительница Дебальцево Любовь Алексеевна Дубонос. Сама она чудом выжила под обстрелами, потеряла память и больше трех месяцев искала свою семью.

    «Мир для меня перевернулся 18 февраля 2015 года, - говорит она. – Я тогда осознала, насколько наши жизни находятся, как говорят, на волоске».

    Это были последние дни борьбы за Дебальцево. Ее дом оказался на линии огня.

    «Я вышла в магазин за продуктами, - вспоминает Любовь Алексеевна. - Во дворе играли и смеялись дети, несмотря на то, что «бахало» очень сильно. Последнее, что помню – интенсивные и громкие залпы, крики людей и ужас, который охватил меня. Перед глазами сразу возникли лица дочки и внучки. Как они? Что с ними? Очередной залп орудий, и я увидела, как на меня падают стены».

    В тот день многие потеряли своих близких. Но она выжила.

    Женщину под завалами разрушенного дома нашли волонтеры. Один из них – дончанин Геннадий Борисичев, под обстрелами и через блокпосты помог ее без сознания переправить в Железнодорожную больницу в Славянске.

    Уже там оказалось, что женщина потеряла память.

    «Все было, как во сне. Очень болели руки и голова. Я очнулась и… не помнила, кто я, кто мои родные. Это самое страшное – осознавать, что помощи ждать неоткуда. Не знать, ищет тебя кто-то или нет, есть у тебя семья или ты одна. Это доводило до отчаяния, - рассказывает Любовь Алексеевна. – После пережитого ещё долго в ушах был звон тишины».

    Тем временем, в Дебальцево ее искала дочь Елена. Сегодня она, не пряча слез, рассказывает о том времени: «Мы верили, что мама вернётся. Искали её по городу, клеили объявления, просили помочь найти через социальные сети. Нам казалось, что это все не по-настоящему! Что мы сможем скоро обнять маму и сказать, как мы её любим».

    Из-за сильных обстрелов родным пропавшей бабушки пришлось выехать из Дебальцево в село Мироновка неподалеку. И просто ждать, когда все утихомирится.

    Любовь Алексеевну же – с ее сахарным диабетом и травмами после бомбежки – выхаживали волонтеры. Они же искали ее родных. И нашли. Сначала дальних родственников – в Харькове. Потом наткнулись на «крик о помощи» дочки Лены в Интернете…

    Память к женщине вернулась через месяц после того, как она попала в больницу.

    «Я родилась в 1948 году, очень хорошо помню, как было тяжело в послевоенное голодное время, помню рассказы родных о войне. Но и в страшном сне не могла себе представить, что на закате жизни придется прятаться от снарядов», - делится переживаниями Любовь Алексеевна.

    Ее дом в Дебальцево разрушен. Но теперь она – вместе с семьей.

    «Моя жизнь прошла в Дебальцево, - объясняет женщина. – Там я растила дочку, потом внучку. Но только сейчас понимаю, как мы были счастливы раньше. Однако осознать это получилось лишь с началом войны».

    «Продала телефон, купила колбасы и конфет детям»

    {3-}

    «В Славянск волонтеры постоянно эвакуируют людей. Сейчас ищем возможности вывезти семью из Луганска. У них ни пропусков (для выезда из зоны АТО), ничего нет… Родители плачут, и просят нас вывезти хотя бы их шестимесячного малыша!», - так рассказывает о своей новой «работе» Ирина Куликова. Женщина, которая сама сбежала с ребенком на руках от войны – из Горловки, сегодня – волонтер. Всего у нее пятеро детей – старшему 18, младшему – полтора.

    «Мы уехали, когда малышу было 10 месяцев. Это было в июле прошлого года. Но там, дома оставался старший сын и мои родители, которые категорически не хотели выезжать. У них есть огород, на котором они все лето упорно сажали огурцы и помидоры, закрывали их, вопреки тому, что на улицах уже падали бомбы. Сын остался помочь дедушке с бабушкой по хозяйству, ну и, как говорят, «сторожить» дом», - говорит Ирина.

    В сентябре, когда все «поутихло», женщина с детьми вернулась домой. Никаких социальных выплат не получала – жить приходилось на «припасы» и «гуманитарку» от церкви из Славянска. Но зато район, в котором в Горловке жила Ирина, долгое время оставался относительно безопасным.

    «Обычно стреляли вокруг, а нас не цепляли. Но 18-го января к нам прилетели снаряды. Это было утро воскресенья. Кто-то из детей одевался, кто-то умывался, кто-то спал. Самый маленький сынок стоял возле окна, - вспоминает женщина. – Мы уже привыкли к снарядам. Перестали прятаться в погреб. Да и, откровенно говоря, разве погреб спасёт? Говорят, ещё хуже… Можно потом и не выбраться оттуда. Поэтому мы решили просто спокойно собрать вещи и поехать к бабушке в другой район. И тут вдруг такой мощный взрыв! В нашем дворе разорвался снаряд».

    «Весь снег, всю грязь занесло в дом, стёкла вылетели, крыша и стена в спальне дочек рухнули. Слава Богу, что все дети остались живы», - с ужасом вспоминает Ирина.

    В тот же день с помощью волонтеров они вновь выехали в Славянск.

    «С тех пор живём в детском доме «Паруса Надежды». Здание этого детского дома пострадало во время войны в Славянске, но осенью прошлого года волонтеры со всей страны съехались, чтобы восстановить его, отремонтировали крышу, поставили новые окна», - рассказывает мама пятерых детей.

    Сейчас в этом детском доме проживают около 37 семей – в основном мамочки с детьми из Макеевки, Горловки, Краснодона, Попасной. Из волонтеров здесь – Ирина одна. Остальные стараются работать – «чтобы хватало на жизнь и еду».

    «Домой хочется сильно, но дом разрушен, отстроить его нет денег», - делится Ирина и размышляет о том, что ждет ее семью дальше. «Раньше были планы на будущее: откладывала на обучение детей, на выпускные дочкам, на питание маленькому, но эти деньги уже ушли, чтобы как-то выжить: с лета не получаем помощи от государства. Продали всю технику, которая у нас была: компьютеры, телефоны, микроволновую печку. Вещи в Горловке остались. Что уцелело после снарядов – растащили люди. Ждём первых выплат, я собрала и подала необходимые документы», - говорит Куликова.

    «Помню, когда мы приехали в Славянск с детьми, я продала телефон, купила колбасы и конфет детям. До этого – только каша, редко с тушенкой…», - вспоминает сегодня Ирина.

    Однако, несмотря на все беды, еще с сентября Ирина начала помогать людям, выехавшим из городов, где идет война, и тем, кто там остался. Возит «гуманитарку» - от таких же простых людей, которые захотели помочь, в Горловке вместе с другими волонтерами раздает продукты.

    «За все время своих поездок в города, где идет война, было страшно только один раз, - признается женщина. - Когда мы приехали в Краснодонский детский дом для деток-инвалидов. Им очень тяжело, отказничкам. Многие – лежачие, у них серьезные проблемы. Остались без помощи государства, так как находятся на территории «ЛНР». Им постоянно нужно питание, памперсы. Директор этого детского дома – добрый, заботливый. Везде чисто и видно, что здесь заботятся о них. Но мне очень больно смотреть на этих детей…».

    «Многие, несмотря на бомбежки, ходили пешком на работу»

    {2-}

    «Приходилось работать по двое и трое суток, и никто не жаловался. Мы такой крови, как девочки из центральной городской больницы, даже не видели. Туда постоянно привозили тяжелораненых», - вспоминает Ольга Трушкина. Раньше она работала медсестрой в Славянской железнодорожной больнице, теперь - в реанимации центральной городской, где «много крови».

    Прошлой весной она спасала людей, пострадавших от войны в Славянске. Сейчас помогает тем, кого эвакуировали из зоны боевых действий.

    «К нам со всей области привозят беженцев, - рассказывает Ольга, - у кого шок от взрывов, у кого кома, потеря памяти, у кого ранения. Когда ещё война пришла к нам в Славянск – весной прошлого года, в больницу, где я работала, привозили в основном, местных жителей, не военных, а тех, у кого на фоне войны начались, как психологические расстройства, так и физиологические. Сегодня еще много привозят людей голодных, которые не ели нормальной еды по несколько недель».

    На трех этажах больницы находились и терапия, и неврология, и хирургия.

    «Работали по двое-трое суток. Часть медперсонала больницы живет не в самом Славянске, а в близлежащих селах. Транспортное сообщение с этими сёлами было нарушено, люди просто не могли добраться на работу. Но даже в такой ситуации многие сотрудницы больницы, мои коллеги, ходили пешком из сел, несмотря на бомбежки, чтобы и дальше спасать жизни», - говорит Ольга.

    Сама Трушкина – мать пятерых детей, трое из которых они с мужем усыновили.

    Вспоминая апрель 2014 года, когда Славянск бомбили, рассказывает, что ее дети взрывов не боялись. «Летало вокруг страшно, жутко. А дети не хотели прятаться в подвал. В нашем доме больше всех переживали животные: собаки, ещё перед началом обстрела. Первая жертва была как раз на нашей улице. Снарядом ранило мужчину, который просто сидел дома и пил чай. Затем снаряды попадали в купол церкви, в ларьки, просто падали на улице»,- вспоминает Ольга.

    «Я не могла взять детей и уехать из города, - рассказывает женщина. - У меня здесь мама. И работу не бросишь. Когда вокруг летают снаряды, то и работать некому».

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Ігор Ейдман
    Ігор Ейдман

    Соціолог

    Вадим Денисенко
    Вадим Денисенко

    Народний депутат України (БПП)

    Єпископ Євстратій (Зоря)
    Єпископ Євстратій (Зоря)

    Секретар Священного Синоду УПЦ КП

    Богдан Яременко
    Богдан Яременко

    Голова правління «Майдан Закордонних Справ»

    Ігор Луценко
    Ігор Луценко

    Народний депутат, «Батьківщина»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ