Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Борис Пудов: Злые языки говорят, что БЮТ нужно сокращать. Не аппарат, а гардероб

    • Святослав Хоменко, «Главком»
    • Розсилка
    Борис Пудов: Злые языки говорят, что БЮТ нужно сокращать. Не аппарат, а гардероб

    Практически все мои прогнозы по поводу прихода Януковича к власти оправдались.

    Наше очное знакомство с 59-летним бютовцем Борисом Пудовым началось… с небольшого дознания. Полковник Вооруженных Сил в отставке интересовался, почему именно его скромная персона, а не кого-то из штатных спикеров БЮТ, привлекла внимание «Главкома». Услышав ответ: что нас всегда интересовали не только санкционированные свыше тезисы, которыми народным избранникам предписывается делиться со СМИ, но и их личные оценки процессов, происходящих в украинском политикуме, - Борис Николаевич согласился ответить и на несколько наших вопросов, касающихся того, как он попал в парламент.

    Оказалось, что перед выборами 2007 года потомственный донской казак Борис Пудов возглавлял Киевскую городскую организацию Общества содействия обороне Украины (преемника канувшего в Лету ДОСААФ), еще раньше - входил в возглавляемую Александром Омельченко команду, управлявшую Киевом. Впервые столкнулся с большой политикой в первые дни Майдана-2004, когда его организация по негласному указанию Сан Саныча оказывала поддержку несколько растерянным протестующим на главной площади страны. Попасть в нынешний парламент ему помогло и знакомство с Константином Жеваго: одного из богатейших людей страны Пудов знает еще со времен, когда тот был первокурсником киевского «нархоза»…

    Сегодня Борис Пудов, секретарь парламентского комитета по вопросам строительства, градостроения, ЖКХ и региональной политике, - знатный возмутитель спокойствия в своей фракции. Источники «Главкома» говорят, что он – один из немногих членов этой политсилы, который при случае не стесняется открыто изложить свою точку зрения по любому поводу, даже если она идет в разрез с «генеральной линией партии». Свою модель поведения Пудов объясняет афоризмом собственного авторства: «В моем возрасте стыдно не иметь точки зрения, а еще стыднее – ее не озвучивать».

    Отдельные оценки Бориса Пудова в адрес идеологической доктрины его политсилы, отношения к «перебежчикам» в парламентское большинство, «восточной» политики своей партии и отношений внутри команды Тимошенко наверняка не нашли бы одобрения в среде руководства БЮТ. Однако, возможно, именно наличие таких людей, как Пудов, открыто декларирующих – не суть важно правильные или неправильные, - главное, что альтернативные пути развития своей политсилы дает БЮТу надежду на преодоление того кризиса, в котором он сейчас оказался.

    Самая слабая черта Тимошенко – это неумение слушать других

    Во время президентской избирательной кампании на Луганщине вы довольно обстоятельно рассказывали избирателям о ваших негативных ожиданиях по поводу возможного президентства Януковича. Оправдались ли ваши прогнозы в полной мере?

    Да, примерно такого я и ожидал. Практически все мои прогнозы по поводу прихода Януковича к власти оправдались. Его до сих пор играет свита – те же Фирташ, Бойко, Левочкин и другие. Задекларированный им лозунг о том, что власть должна быть отделена от бизнеса, полностью дискредитирован. В вице-премьеры сейчас записались самые богатые люди Украины – такого не было ни при одном Президенте, ни при одном правительстве. Могли мелкими вкраплениями присутствовать доверенные лица этих людей, но сейчас что изменилось? Может, они так сильно поиздержались во время кризиса, что теперь желают воспользоваться госбюджетом в качестве источника возмещения этих потерь?

    Реформа судебной системы на практике обернулась тем, что сегодня судебные решения не принимаются в совещательных комнатах, а заранее задаются на Банковой через послушный Высший совет юстиции, в котором первую скрипку играет небезызвестный Сергей Кивалов.

    На глазах увеличивается пропасть между богатыми и бедными гражданами нашего государства. Стабильность, которой хвастается власть, на самом деле является накапливанием взрывоопасной массы народного недовольства. Чтобы она взорвалась, достаточно любого повода, и тогда мы можем с большим успехом повторить события, которые сейчас происходят на севере Африки и на Ближнем Востоке.

    А какие-нибудь положительные изменения в жизни нашего государства вы с президентством Януковича связываете?

    Если вы у членов команды Януковича спросите об этом, они вам скажут, что день и ночь пеклись о народе. А я скажу, что они, выражаясь им понятным языком, неустанно пилили и осваивали бюджет. Я не вижу никаких глобальных улучшений в жизни государства.

    А чем они могут похвастаться? Может, тем, что улучшили жизнь пенсионеров? Нет. Создали уникальные условия для развития малого и среднего бизнеса? Тоже нет. Разве что в порядке мести и в назидание другим затеяли судилище над отдельными представителями «Налогового майдана» под надуманным примитивным предлогом повреждения гранитной плитки, которую, кстати, они сами и повредили во время проплаченных акций «за счастье народа и повышение социальных стандартов». Но их за это никто ранее не преследовал.

    Ну, а, например, широко рекламируемая властью административная реформа вам чем не нравится?

    Так ведь в ее результате мы имеем такой же разросшийся чиновничий аппарат! Ни один министр не остался не у дел. Например, Тихонова (Виктор Тихонов - вице-премьер министр – министр регионального развития, строительства и ЖКХ – Ред. ) вон в выполнение политических договоренностей поставили стройками руководить – а ведь это человек, который в жизни даже собачьей будки не построил. И как они с Ефремовым обустроили Луганщину, превратив ее в один из самых депрессивных регионов Украины, мы тоже прекрасно знаем.

    Если бы нам наглядно показали: вот, мол, мы сократили одного министра, второго, третьего. Но нет, каждый нашел теплое место. Кто-то стал замом министра, кто-то, как Яцуба Владимир Григорьевич – кстати, уважаемый мною профессионал – уехал представителем Президента в Крым. Но главное, что для бюджета эти люди как были обузой, так и остались. Все они до сих пор пребывают на высоких должностях, никакого сокращения расходов не произошло. А всеми разговорами об админреформе просто напугали основную, среднюю массу чиновников, чтобы она проявила лояльность к новой власти, чтобы каждый из них держался за свое место. Вся административная реформа свелась только к избавлению от неугодных.

    В этой связи я не могу не вспомнить, как за несколько недель до президентских выборов Юлия Тимошенко на одном из телеэфиров спросила: «А кто сказал, что народ выступает против диктатуры?» Опять же, если вы упоминаете о судебной реформе, то можно припомнить, что одним из главных ее идеологов является ваш бывший соратник Андрей Владимирович Портнов. Так, возможно, стань Тимошенко Президентом, в стране происходило бы то же самое?

    Я считаю то, что она не стала Президентом, большим поражением нашей команды. В силу перечисленных мною обстоятельств – и проигрышем страны в целом.

    Если я сейчас скажу вам, что у нашего лидера отсутствуют авторитарные замашки, мне никто не поверит. Если мне охота выглядеть в глазах наших читателей человеком, который более-менее объективно смотрит на положение вещей, я должен это признать.

    Точно так же я должен признать, что самая слабая ее черта – это неумение слушать других, стремление навязывать другим свою точку зрения, даже если она не совсем правильна.

    Даже тогда, когда итог президентских выборов был ясен, она не хотела признать свои ошибки. Непризнание ею факта проигрыша, попытки оспорить его в судах – конечно, эта неадекватность отпугнула от нее и того же Портнова, и целый ряд других людей, которые объективно осознавали: ну, проиграли мы, значит, теперь нужно менять методы, формы нашей работы. Уже нельзя быть спасительницей нации и рассказывать народу о своей благодетельности в красивых белых одеждах, надо готовиться к серьезной черновой оппозиционной работе. Но к этому никто не готовился.

    Более того, когда мы, депутаты от БЮТ, попытались наладить оппозиционную работу, исходя из свершившегося факта нашего поражения на выборах, мы столкнулись с растерянностью, потерей времени, темпа и даже, мне кажется, непониманием нашего нового положения на самых высоких уровнях руководства нашей политсилы…

    Что вы имеете в виду?

    Смотрите, какими могут быть инструменты реализации нашей оппозиционности новому режиму в парламенте? Это комитеты: бюджетный, регламентный и свободы слова. Руководство оппозиции в них предусмотрено регламентом да и, по большому счету, здравым смыслом. Но, чтобы получить эти должности, должен был уйти кто-то из наших действующих глав других комитетов или даже все наши главы комитетов! В тот момент нужно было полностью переделить комитеты, чтобы мы могли получить нормальный парламентский инструментарий для работы в оппозиции. И Сергей Мищенко это предложил, а, например, я как секретарь своего комитета с этим согласился. Но ни один из наших глав комитетов со своего насиженного места не снялся. Ни один!

    Более того, это предложение не нашло поддержки ни у лидера, ни у руководства нашей силы. Я считаю, что именно из-за этого стало возможным проведение через парламент целого ряда неоднозначных законопроектов, создание финансовой основы для сегодняшних злоупотреблений власти, лишение парламента его контрольных функций.

    То, что у нас разбежалось треть фракции, – это, конечно, тоже показатель. Хотя мы знаем, что «примкнувших» у нас хватало, и отрицать это было бы глупо…

    Так ведь одно дело «примкнувшие», а другое – когда «на другую сторону» уходят люди, которые не год, не два, и не пять были в партии, возглавляли ее областные организации: я говорю о тех же Буджераке, Сидельнике, Деньковиче, Гасюка, Курило и многих других…

    Из названных вами людей я хорошо знаю Ивана Сидельника (глава Сумской областной организации «Батькивщины» на протяжении 1999-2010 гг., ныне входит в «группу Рыбакова» - Ред.) и Виталия Курило (бывший глава Луганской областной организации «Батькивщины, ныне входит в «группу Рыбакова» - Ред. ), который кстати входил в первую десятку нашего избирательного списка, являлся представительским лицом нашей политсилы. Я с большим уважением отношусь к Андрею Портнову. И могу вам сказать: эти люди пытались высказать свою точку зрения в рамках нашей политсилы, но не были услышаны.

    Что они еще могли сделать в знак протеста? Уйти, правильно ведь? Как вы видите, новой властью они оказались востребованы. Речь, конечно, не идет о каком-то признании их заслуг в строительстве государства: понятно, что власть была заинтересована в стимулировании процессов разложения БЮТ, в усилении центростремительных сил, набиравших в то время обороты. И надо признать, что власть в этом отношении поступила достаточно мудро: ей удалось переманить к себе не последних людей в нашей фракции. Ведь все знают, что тот же Юрий Полунеев был включен в проходную часть нашего списка по прямому личному предложению Юлии Владимировны. С такими людьми подобные метаморфозы просто так, за один день, не происходят. Все эти люди имели возможность убедиться, способны ли они в рамках нашей силы сделать что-то положительное, реализовать какие-то свои задумки…

    То есть, не все у нас в этом плане благополучно. И просто назвать этих людей предателями, а их уход очищением – это не очень правильно. Ушли не только конъюнктурщики, которые прибились к нам в расчете на получение дивидендов от нашего пребывания во власти…

    Но согласитесь, таких тоже хватало.

    Не просто хватало – их было с избытком. И сегодня есть среди тех, кто остался во фракции.

    То есть, это еще не конец «исхода» членов фракции БЮТ?

    К сожалению, боюсь, что нет. К примеру, ушел от нас один из наших так называемых автомобильных олигархов, а ряд его людей остался во фракции. Спрашивается: с какой целью? Что, они не разделяют его взгляды, и сейчас проявляют такую политическую самостоятельность? Я думаю, что совсем нет.

    А зачем тогда они остались?

    У циничных политиков родом из большого бизнеса есть простые правила: надо раскладывать яйца в разные корзины, быть в курсе, что везде происходит. Поэтому я думаю, что ставить точку на процессе сокращения численности нашей фракции еще рано.

    В одном из своих комментариев заместитель главы вашей фракции Андрей Кожемякин предположил, что численность фракции стабилизируется примерно на цифре в 100 человек и ниже уже не опустится…

    Сейчас вы ссылаетесь на очень уважаемого мною человека. Всей своей политической практикой Андрей Кожемякин доказал, что он – несгибаемый боец. Все понимают, что и заключение Анатолия Макаренко, который считался его кандидатурой, и арест его родственника Владислава Ярцева – это все попытки давления на Андрея, на которые он не поддается. В том числе за это я лично отношусь к нему с очень большим уважением – как к личности, как к офицеру, как к генералу. Поэтому я буду верить всему тому, что Андрей скажет.

    Но, к большому сожалению, не всегда слово Андрея является в нашей политической силе определяющим. Если бы оно имело больший вес, чем имеет сейчас, – то, я уверен, и перебежчиков у нас было бы меньше. К сожалению, его слова заглушают другие люди, столпившиеся у трона. Этот фаворитизм очень сильно влияет на моральную атмосферу в самой фракции.

    И сегодня в наших рядах есть люди, уходу которых большая часть фракции была бы рада. Но они не хотят никуда уходить, их задача – служить кланам, которые их внедрили в нашу команду.

    Кого вы имеете в виду?

    Речь идет, в частности, об отдельных представителях Луганщины в нашей силе. Клан Ефремова и Тихонова особо преуспел в том, чтобы внедрить в наши ряды своих людей, которые сегодня занимают у нас очень хорошие позиции, имеют доступ к телу лидера. К сожалению, их слово часто весит намного больше, чем слово Андрея Кожемякина и, время от времени, даже такого сильного человека, как Александр Турчинов.

    И все-таки, как вы думаете, какова численность «железного актива» вашей фракции, члены которого точно вас не оставят?

    Не хочу гадать, но думаю, что таких людей все-таки немало. Нижняя планка этой численности не ограничивается только тем, сколько процентов голосов на момент объявления выборов будет давать нам социология, и теми шансами попадания в проходную часть списка, которые эти люди будут иметь.

    Ведь, как бы то ни было, наша сила в любом случае будет способна взять на выборах и 15, и 20% голосов избирателей, а это – серьезная цифра. А если мы будем адекватно реагировать на события, происходящие в стране, адекватно реагировать на те информповоды, которые нам сама власть и создает, то у нас появятся все предпосылки для того, чтобы еще больше повысить свой рейтинг.

    «Мы по-своему уникальная страна: у нас ведь парламент переполнен ментами»

    Восток Украины называют очень специфичным регионом Украины. Насколько это видно из Киева, риторика регионалов, используемая там, заключается примерно в следующем: в 2004 году Восток выиграл президентские выборы, но эту победу украли, поставив этот регион на колени. Победа «своего» кандидата для тамошних избирателей, соответственно, означает реванш, месть за унижение шестилетней давности…

    К этому еще осталось добавить: «Наших бьют!», чтобы все побежали, ввязались в драку, а потом уже начали выяснять, кто тут наши и за что их били. Эта риторика – это очень хороший пиар-ход определенных сил, рассчитанный на то, что в этом регионе очень не любят, когда к ним относятся с неуважением.

    Люди в шахтерских городках ни при каких обстоятельствах не хотят оказаться в роли проигравших, они привыкли, чтобы с ними все и всегда считались. Еще дедушка Ленин учил, что лозунги должны отвечать моменту. Вот эти демагогические лозунги, как оказалось, полностью соответствовали моменту и сильно сплотили тамошний электорат: все поверили, что у них украли победу, что их поставили на колени, и отомстить можно, только победив эту «оранжевую чуму» Юльку.

    Регионалы просто создали в восточноукраинском регионе свой электоральный заповедник, вход в который другим политическим силам воспрещен. В этих глубоких электоральных окопах они прекрасно выдержали оборону от наскоков всех революционеров типа Луценко с его заездами в донецкий Ботанический сад на БТР или попытками запугать отдельных представителей бизнеса арестом Бориса Викторовича Колесникова.

    А сегодня ситуация повторяется с точностью до наоборот. Бумеранги, запущенные тогда, сегодня возвращаются к их метателям. А поскольку эти метатели запускали их неумело, не довели начатое тогда до конца, то, думаю, уж сегодняшняя власть отправит их, как говорится, «на казенний кошт».

    То есть, вы думаете, что Луценко посадят?

    Я в этом практически уверен. Хотя, конечно, обвинения, предъявленные в адрес Луценко и всей ментовской системы, давно превратившейся в организованную преступную группировку, просто смешные. Их можно было бы привлекать к ответственности и за системный сбор гаишниками денег и передачу их по вертикали в центр, и за сбор денег подразделениями УБЭП, и за открытие-закрытие уголовных дел за деньги, и за самое страшное – за то, что наша милиция не борется с наркотиками, а зачастую обслуживает эту прибыльную отрасль криминального бизнеса. За все это Луценко, как, впрочем, и любому другому высокому милицейскому руководителю, включая Могилева, можно предъявить куда более серьезные обвинения – хотя бы и за преступное бездействие: за то, что, зная обо всем этом, они не принимали действенных, результативных мер для искоренения этих явлений.

    Хотя, с другой стороны, мы по-своему уникальная страна: у нас ведь парламент переполнен ментами. Причем, речь идет о представителях всех фракций – от регионалов и коммунистов до оппозиционеров. Почему они там оказались? Во-первых, потому что высокопоставленные милиционеры – это очень богатые люди. Во-вторых, попадание в парламент часто служит формой расчета с ними за лояльность: за закрытие дел против одних и открытие против других. А они этому и рады: выслужившись один раз, они совершили преступление, а сегодня – находятся под зонтиком депутатской неприкосновенности.

    Или оцените сами: ГАИ у нас превратилось просто-напросто в кузницу кадров. Нигде высокопоставленные гаишники не востребованы так, как в нашей стране. Посмотрите, сколько их занимали или занимают высокие посты в государственных структурах. Первым ярким примером в этом отношении являлся, наверно, Дагаев (Юрий Дагаев - генерал-полковник милиции, поочередно возглавлявший управление МВД Южной железной дороги, управление ГАИ МВД Украины, Государственное управление делами. СМИ называли его одним из влиятельнейших людей страны. Его фамилия упоминалась в контексте исчезновения Георгия Гонгадзе. Умер при загадочных обстоятельствах в июле 2003 года – Ред. )

    Закончил он не очень хорошо…

    Да, не все из них благополучно закончили. И не все они благополучно закончат. Но факт от этого не перестает иметь место.

    Но вернемся к этому, как вы его назвали, «электоральному заповеднику». Вы считаете, что, заехав на БТР в донецкий Ботсад, «взять» его невозможно. А как, в таком случае, это можно было сделать вашей политической силе?

    Прежде всего, нужно было радикально поменять свое видение гуманитарной политики. Недолугая гуманитарная политика так называемых национал-демократов привела к тому, что люди на востоке почувствовали над собой насилие, а любое насилие рано или поздно приводит к тому, что ему начинают сопротивляться.

    И на заседаниях фракции, и сейчас в этом интервью я четко заявляю, что я против того, чтобы наступать на эти грабли, я против этой украиноцентричной гуманитарной политики. Но, вне зависимости от того, что я думаю по этому поводу, многие члены нашей фракции и часть ее руководства напрямую заинтересованы в том, чтобы застолбить за собой нишу защитников украинского народа и украинского языка. Тем самым они просто-напросто предохраняются от политического забвения, обеспечивают такой уровень электоральной поддержки, ниже которого они уже не опустятся.

    И что, это, по-вашему, так плохо?

    Так в результате этой политики на последних местных выборах мы просто вынуждены были чуть ли не на равных соревноваться за любовь украинского населения с маргиналами типа Тягнибока! Ведь это же бред! Мы просто попали в капкан, который сами же и поставили, и в результате вынуждены были доказывать, что любим Украину сильнее, чем «Свобода». Но это ведь нонсенс, потому что мы должны любить не только Украину в общем, а прежде всего людей, составляющих народ Украины, – многонациональный народ со всеми его запросами, в том числе, и с гуманитарными. Расписываться в любви ко всей стране или ко всему человечеству всегда проще, чем любить конкретного человека и думать о реализации его насущных потребностей.

    То есть, я правильно понимаю, что для прорыва на восток Тимошенко должна выступить за предоставление русскому языку статуса второго государственного?

    Зачем? Не надо упрощать эту проблему.

    Когда мне приводят в пример Швейцарию с ее четырьмя государственными языками, я говорю: переносить тамошние реалии на Украину – это идиотизм высшей степени. Нам для того, чтобы хоть один второй язык ввести, нужно заиметь хотя бы такой экономический статус, который сегодня имеет Швейцария, – чтобы люди уже все имели, и их беспокоила исключительно языковая проблема.

    Потому что есть и другой пример – Беларусь, где введение второго государственного языка просто заглушило развитие беларусского. Когда их премьер или Президент показывают примеры пренебрежения этим языком, это ведь тоже неправильно.

    Поэтому я – против этих крайностей. Нам нужно просто отказаться от наиболее одиозных аспектов гуманитарной политики, русофобии, самым ярким проводником которой был Виктор Ющенко. А русский язык вполне реально было бы сделать, например, языком межнационального общения.

    Поэтому, кстати, я считаю, что очень хорошо, что нам удалось избавиться хотя бы от части отряда «национально свидомых», для которых любить Украину было, так сказать, профессиональным занятием, источником их безбедного существования на протяжении последних двадцати лет уже состоявшейся независимости нашей страны…

    Регионалы не очень беспокоятся по поводу падения своих рейтингов

    Стремление вашей политсилы застолбить за собой западный электорат при помощи гуманитарных лозунгов вполне понятно. Но, насколько я понимаю, для востока у БЮТ были припасены другие способы наращивания электоральных баллов: это и 7 млрд гривень, выделенных правительством Тимошенко на развитие угольной отрасли, и ее постоянные визиты на восток Украины в качестве премьера, и посещение шахт. Почему эти методы не сработали?

    Прежде всего, не секрет, что по адресу дошли далеко не все «угольные» деньги, найденные в тот непростой для страны, кризисный период. Система их разворовывания, доставшаяся нашему правительству от предыдущей власти, так и не была ликвидирована. Я говорю вам это как депутат, за которым закреплен Лисичанск, – город, в котором на ладан дышат сразу четыре шахты. Все «угольные» деньги делились в Киеве, размеры откатов нисколько не изменились, тендеры проводились на основе разворовывания государственных средств.

    Второй аспект этой проблемы – это то, что шахтеры за всеми громкими заявлениями о повышении престижа их труда, даже за своевременной выплатой зарплаты, – и за это правительству Тимошенко, безусловно, надо отдать должное, – не видели своего будущего. Реконструкции шахт не проводилось – конечно же, со ссылкой на кризис, новые лавы не вводились. А шахтер – это ведь человек, который видит мир через призму своего страшного труда в этой преисподней, и для него подобные вещи очень важны.

    А, пожалуй, самое главное – это то, что постпредами нашей политической силы в шахтерских массах выступили, не побоюсь этого слова, страшные люди – как тот же Юрий Зюков (бывший гендиректор ГП «Ровенькиантрацит», №233 избирательного списка Партии регионов в ходе парламентских выборов-2007, позже исключен из партии; в ходе президентской кампании-2010 – доверенное лицо Юлии Тимошенко – Ред. ), который раньше рукоприкладствовал в отношении наших активистов, а потом так же горячо защищал новую власть, когда она состоялась, ездил на супердорогих машинах в окружении эскорта. Или отдельные представители нашего политического истеблишмента, наделенные огромными полномочиями и практически подменявшие Полтавца при выполнении его обязанностей на должности министра угольной промышленности (во втором правительстве Юлии Тимошенко – Ред. ). Вот потому-то люди нам и не поверили…

    Подождите, а это вы о ком?

    Королевская, например, была наделена такими полномочиями. Можно посмотреть, какие у нас были показатели в ее родном Красном Луче, в других городах, входящих в сферу ее бизнес-интересов или где ее хорошо знали, и многое станет ясно…

    Кстати, дрейф Королевской в сторону активного сотрудничества с новой властью проявился сразу после выборов. Уже в феврале-месяце 2010 года она указом Президента №273 от 26.02.2010 была введена в состав Комитета экономических реформ. Вот тебе и оппозиционность! На словах критика – курса новой власти, а на практике - попытка примазаться к ней и не отвечать за предыдущие «свершения». Вот и пригодился ее неоценимый опыт в очередной раз!..

    А если уж говорить о приездах Юли в наш регион, о ее спусках в шахты, то эти меры давали результат. У нас в августе-месяце перед выборами, еще когда Курило возглавлял луганский штаб, поддержка доходила 12-13%...

    А что случилось потом?

    А потом наши перепуганные политические противники сделали все для того, чтобы создать нездоровую ситуацию в наших партийных организациях. В результате боеготовность партийных организаций была очень сильно понижена.

    А когда были ликвидированы самостоятельные избирательные штабы в Луганской и Донецкой областях, а был создан единый штаб, руководителем которого стала Королевская, мы опустились на привычные позиции и были рады, что хоть что-то в этом регионе получили. Плюс, конечно, к этому приложился штрейкбрехер Ющенко, присвоивший Бандере звание героя специально, чтобы мобилизировать избирателей востока Украины…

    Я прекрасно понимаю, что махать после драки кулаками ни к чему. Но не делать из нее выводов тоже глупо. И практика показывает, что эти выводы в полном объеме сделаны не были. У нас были проведены четыре конференции Луганской парторганизации с последующей отменой их результатов политсоветом – пока во главе организации не поставили человека, которого хотелось видеть на этой должности определенным кланам, правящим сегодня на Луганщине…

    Мы продолжаем исповедовать и насаждать недолугую гуманитарную политику, которая не имеет ничего общего с европейскими стандартами, а в отдельных своих проявлениях близка к взглядам Тягнибока или какого-нибудь ле Пена. Причем, насаждают эти ценности люди, имеющие вполне интернациональные корни. Тоже ведь феномен, над которым стоит задуматься…

    Хотя, с другой стороны, то, откуда ты родом, не так уж и принципиально. Ведь самым большим идеологом украинского национализма является россиянин Донцов, а светочи русского национализма практически все – представители еврейского народа… Такой вот парадокс.

    Тем не менее, результаты социсследований показывают, что электоральная ситуация на востоке динамично меняется. Как бы вы прокомментировали эти изменения?

    Социология показывает, что даже на президентских выборах 2010 года, если бы у людей была возможность выбора между Януковичем и каким-нибудь другим реальным кандидатом, то еще непонятно, кто бы из них в этом регионе победил. Например, если бы достаточный авторитет имел Тигипко, он вполне мог бы обойти Януковича на востоке. Интеллектуальная, городская часть электората уже тогда отдала свои голоса за него.

    Но эта потенциальная поддержка сегодня кажется уже растерянной. Как вы думаете, что Тигипко сделал неправильно?

    Смотрите, Тигипко всегда был верным подручным Януковича. В кампании 2004 года возглавлял его избирательный штаб. Казалось бы, это уже диагноз и характеристика, но нам всем вдруг руководство начало рассказывать: мол, теперь Сережа наш попутчик, Сережа наш союзник.

    Но надо понимать, что Сережа во время кризиса, как и другие олигархи, очень сильно поиздержался. Его окружение, в том числе и семейное, влезло в разные авантюры, в частности, по строительству коттеджных городков, и, поскольку в кризис эти коттеджи продаваться не стали, заморозили в этих проектах кучу денег. А тут вдруг еще и участие по просьбе молодой жены в спонсировании кинофестивалей, других мероприятий… А как возместить эти потери? Банки ведь в кризис просели…

    Поэтому, когда перед человеком поставили выбор – возможность поправить материальное положение своей империи или какой-то там журавль в небе, он и выбрал не завтрашнее светлое будущее, а сегодняшнее вполне конкретное настоящее.

    Тем не менее, социологи говорят, что рейтинг Партии регионов и Януковича на востоке Украины падает. До какого уровня может продолжаться это падение?

    То, что их рейтинги падают, – это правда. И регионалы это прекрасно знают, но не очень-то по этому поводу беспокоятся. Они не особо рассчитывают на настроения людей в своей дальнейшей деятельности. Их план заключается в возвращении к мажоритарной системе, при которой побеждать будут не настроения людей, а деньги. Выдвинут правильных людей, отнимут у людей возможность выбора. А тех, кто мог бы вклиниться в эту схему, тупо снимут с выборов или замучают уголовными преследованиями. В результате все вернется к тем временам, когда «Донбасс порожняк не гнал». Для этого сейчас и строится так называемая жесткая вертикаль исполнительной власти.

    А верите ли вы в то, что в условиях ухудшающейся социально-экономической ситуации люди на востоке выйдут на улицы?

    Я в это очень слабо верю. Порог терпимости у людей там очень высок. Даже сейчас, когда, казалось бы, их совсем достали, они не участвуют ни в каких протестных акциях. Многие шахтные городки просто вымерли, они стоят со сплошь забитыми окнами, и что от этого поменялось? Там улучшились результаты какой-то другой политической силы? Нет!

    Но, с другой стороны, в начале 90-х, получается, чем-то достали, если шахтеры дошли до Киева, ночевали на Трухановом острове, а днем исправно ходили в центр на протесты…

    Шахтерами очень часто и очень сильно манипулировали. Вот и тогда в Украине, как и немного раньше в России, удалось разыграть шахтерскую карту. С ее помощью определенные силы выбили под себя преференции на угольную отрасль, а дальше – эти преференции благополучно разворовали, укрепив свое материальное положение и, как следствие, свое господство на востоке Украины.

    Больше ничего за этими событиями не стояло. Не думайте, что со стороны шахтеров это было проявление спонтанного гнева: им давали питание, послушные профсоюзы играли свою роль. С того времени практически ничего не изменилось: шахтерами все так же манипулируют, а профсоюзы такие марионеточные.

    Поэтому там Мишу Волынца с его независимыми профсоюзами и сейчас ненавидят – они же видят, что он неуправляемый. Поэтому он оказался в числе тех, кого сильнее всех избили тогда в Верховной Раде – потому что у них уже просто на уровне генетики проявляется недовольство Волынцом, его независимостью. А там привыкли мириться только с полной послушностью, полной преданностью, их не устраивает даже временная лояльность. Там царствует принцип: все или ничего.

    Нет никаких реформ, есть просто выполнение условий выдачи нам денег МВФ и Мировым банком

    На днях можно будет отмечать годовщину пребывания Юлии Тимошенко и ее политсилы в оппозиции. Что бы вы назвали вашим главным достижением за этот год?

    Наше самое большое достижение – это то, что нам все-таки удалось обратить внимание общественности на запущенный против нас маховик репрессий.

    По-вашему, это маховик продолжает работать или уже остановлен?

    По крайней мере, его притормозили. Вы же видите, новые уголовные дела не открываются, более того, они уже понемногу начали своих доставать.

    К сожалению, это стало возможным не благодаря каким-то внутренним факторам, не благодаря нашему обращению к недовольству наших людей, а с помощью апелляций к европейским инстанциям и европейскому сообществу. К счастью, эта власть, вырядившаяся в костюмы от Бриони и крокодильи туфли, изо всех сил хочет казаться европейской, оставаясь при этом по сути своей олигархическо-бандитской.

    Это я считаю нашим большим достижением, и особенно результатом активной целенаправленной работы Григория Немыри. тем более, что поначалу, на первом этапе нашей оппозиционности, мы не находили там поддержки. Вспомните, как лидеры европейских стран и США поздравили Януковича с победой на президентских выборах, даже не успев дождаться официального объявления их результатов.

    Я тогда задавал вопрос Юлии Владимировне: почему так случилось? Она ушла от откровенного ответа. Честного ответа на этот вопрос общество до сих пор не имеет.

    А вы сами как это объясняете?

    Думаю, это произошло из-за того, что деньги не любят революционной ситуации, вечных дрязг между правительством и Президентом, к тому же с перспективой их продолжения в будущем. Вы ведь не думайте, что Запад – это наши благодетели. Им на самом деле просто некуда деть деньги, они нуждаются в наличии возможностей для их эффективного вложения! У них эти деньги в условиях состоявшейся общества приносят не более 5% прибыли, а с нищей Украины можно выдрать и 30–50%, особенно под государственные гарантии. Кстати, сегодня наш внешний долг составляет около 40% бюджета страны...

    Например, затеяли нынешние вожди сейчас эти так называемые реформы. Но на самом деле нет никаких реформ, как это ни цинично звучит, есть просто выполнение условий выдачи нам денег МВФ и Мировым банком.

    Логика простая: для власти воровать деньги из все хуже и хуже работающей, неэффективной украинской экономики становится все сложнее. Поэтому разворовываются в основном те заимствования, которые приходили к нам раньше и которые продолжают поступать сейчас. А для того, чтобы их ручеек не пересыхал, мы должны выполнять определенные условия, выставленные западными финансовыми институтами. Их и назвали реформами.

    Одним из результатов вашей оппозиционной деятельности называют и то, что люди не особо активно реагируют на призывы Тимошенко к акциям гражданского неповиновения, организованные вами массовые акции на самом деле являются не такими уж и массовыми…

    А на эти методы борьбы особо рассчитывать и не приходится. Рассчитывать на бунты или призывать к ним – неправильно. Это может плохо закончится, потому что, хоть народ и очень терпелив, когда терпение у него закончится, мало не покажется никому.

    А на что рассчитывать в таком случае?

    Исключительно на цивилизованные парламентские методы борьбы. Как я уже говорил, оппозиция должна иметь для этого инструменты, а мы их сами не захотели брать. Проблема в том, что почти все наши главы комитетов – это те депутаты, которые хуже всех посещают заседания фракции. За какие-то свои прошлые заслуги они у нас награждены должностями, занимают особо привилегированное положение, и у них совершенно нет заинтересованности в смене этого статуса.

    Вот вы говорите о цивилизованных парламентских методах борьбы, а вас в стенах парламента табуретками по голове бьют…

    Я вам скажу одну, может, крамольную мысль: когда мы не давали себя бить, то нас и не били. Я сам не раз принимал участие в этих парламентских потасовках. Но почему так получилось, что во время этой последней акции запугивания били Мишу Волынца и старика Гнаткевича, а всех наших ребят с накачанными торсами, со спортивным прошлым на острие атаки не было?

    И почему же?

    На мой взгляд, потому что сценарий этой драки был задуман и исполнен кукловодами всех политических лагерей. Одни решили, что нужно одну часть депутатов выставить в роли бандитов, которые бьют ни в чем не повинных людей. Другие хотели разблокировать трибуну, при этом нагнав страху на оппонентов. Дело в том, что не все политики проститутки, как, к сожалению, принято считать в народе, среди них, на мой взгляд, есть еще и сутенеры – это те, кто этими людьми руководит и заставляет их действовать не по своим убеждениям, а в силу политической целесообразности или партийной дисциплины.

    Еще раз этот тезис подтвердился на примере дискуссии о дате следующих парламентских выборов. У кое-кого из наших была надежда, что выборы уже в этом году кардинально исправили бы наше положение. Я лично считаю, что выборы перенесены на следующий год незаконно, я за это решение не голосовал. Но, скажу вам честно, если бы выборы состоялись в марте этого года, наша политическая сила получила бы еще меньшее представительство в парламенте, зато наши руководители защитились бы депутатскими мандатами от преследований. Эт – также, конечно, немало и является в нынешних условиях необходимым.

    Но, в результате, решили бы мы проблему усиления парламентского сопротивления этому режиму? По большому счету, нет. Поэтому, не оправдывая самого факта перенесения, ответить на вопрос, какая дата выборов для нас лучше или хуже, не так-то просто.

    Главное – что сейчас надо готовиться к этим выборам, не дать провести их так, как до этого провели местные, с полным искажением воли избирателей. А власть будет домогаться именно этого.

    И как вы можете воспрепятствовать регионалам провести через парламент, например, ту же смешанную избирательную систему?

    На самом деле сейчас вопрос стоит даже по-другому: некоторые деятели активно продвигают полностью мажоритарную систему парламентских выборов…

    Тем более. И что вы можете противопоставить этим намерениям?

    Сделать можно очень много. Во-первых, надо, как говорили большевики, работать с массами. Во-вторых, сделать, чтобы эти решения никогда не стали реальностью можно через механизм апелляции к европейским и мировым структурам. Ведь Украина взяла на себя определенные обязательства по демократизации нашей политической системы, мы находимся под пристальным мониторингом Запада в этом отношении.

    Так ведь это полностью пропорциональная система не используется ни в одной демократической стране мира. В Англии и США – полностью мажоритарная система, в Германии – смешанная. Это то, что вы собираетесь, защищать, не особо соответствует европейским идеалам…

    Да, нашу систему называют недемократичной. Да, по большому счету, сейчас нам столько депутатов и не нужно: в зал можно вывести пять кнопок, на которые бы жали Чечетов и руководители других фракций.

    Но нужно принимать во внимание то, на каком этапе политического развития находимся мы, а на каком – названные вами страны. В Англии, Франции, Швейцарии политические институты формировались веками, там другой менталитет населения, его материальное положение на совершенно другом уровне. А у нас – рабская покорность и генетический страх перед лагерями Ежова, Берии и Сталина, перед новой возможной придурью власти, которая вдруг решит «закрутить гайки».

    У нас мажоритарку можно выиграть только богатому человеку. А раз он богатый, значит, он по определению зависим от власти, и она сможет ущемить его, склонить на свою сторону, например, при помощи правоохранительных органов в любой нужный ей момент.

    Да, нынешняя колониальная избирательная система ввела нас в полудикие времена. Но возвращение к мажоритарке вернет нас в полностью дикие времена, к абсолютно рабской зависимости всех депутатов от единого центра, находящегося на Банковой. И это – еще бóльшая беда, чем чисто пропорциональная система с закрытыми списками. И, надеюсь, Европа это понимает.

    Но, с другой стороны, Европа может обратить внимание и на позитивные моменты деятельности этой власти – на ту же подготовку к Евро, например.

    Я не раз говорил и повторю еще раз: мне кажется, что это Евро нам абсолютно не нужно. Оно не дало и не даст нам ничего, кроме огромных месяцами пустующих стадионов, которые так и останутся памятниками нашей бесхозяйственности. Государственные деньги, выделенные на них, раскрадены еще на этапе их строительства.

    Исключение – это уникальный стадион в Донецке, построенный частными структурами Рината Ахметова. Но посмотрите: человек положил на строительство свои личные деньги, и у него возведение стадиона с нуля обошлось в разы дешевле, чем реконструкция «Олимпийского» в Киеве.

    Да насколько проще было бы продать этот «Олимпийский» за 1 гривню кому-то, и пусть он себе на здоровье строит, как построил за свои деньги стадион в Харькове Ярославский! Но нет, мы пошли другим путем. Кто был инициатором такого способа решения проблемы? К сожалению, наше на то время правительство, в составе которого было более половины людей Ющенко, Федерация футбола Украины, Суркис и его группировка. Вот пусть бы последние и реконструировали «Олимпийский» за свои деньги!

    Сумели же они в свое время присвоить стадион, принадлежащий обществу «Динамо», а заодно и футбольную команду у Виктора Безверхого (президент ФК «Динамо» (Киев) в начале 90-х – Ред. ) отобрать. Я позволю себе об этом напомнить, чтобы никто не думал, что все это уже забыто, и общество не помнит героев этой масштабной эпопеи.

    Вот недавно Суркиса пытались снять с должности главы Федерации футбола, а об этом деле даже не вспомнили. Да бери и расследуй его хоть завтра, там срок давности не прошел, и будет тебе борьба с коррупцией. Разберись, как общественная собственность стала частной, какую роль в этом процессе играл бывший мэр Киева Згурский, какую – первый Президент Украины Леонид Кравчук: соучредителей или соучастников?

    Ну, Евро, допустим, как-то проведем, а на очереди уже подготовка к Олимпиаде-2022, тоже абсолютно ненужный и бессмысленный проект. Или еще одно новшество, на настоящее время заявленное, но пока еще достаточно не раскрученное, – Национальные Проекты. Знаете, с какой целью их инициируют? Чтобы просто сконцентрировать деньги в одном месте, и оттуда было удобнее проводить распил бюджетных финансов между нашими конкретными олигархами, часть из которых входит в состав Кабмина, и, само собой, семьей вождя.

    У нас еще разве что в Верховной Раде не стреляли…

    Как вы думаете, чем закончится уголовное преследование Тимошенко? Могут ли дать ей реальный срок заключения?

    Как по мне, давать его не за что – во всяком случае, по тем обвинения, которые в ее адрес выдвинуты. Конечно, в действиях руководителя правительства всегда можно найти какие-то нарушения, но то, что вменяют ей сейчас, – просто смешно. Цель тут может быть одна – запугать Юлию Владимировну и ее политическую силу. Поэтому, смею предположить, после того резонанса, который это дело приобрело, нынешняя власть не осмелится дать команду, выражаясь ее же языком, «закрыть» Тимошенко.

    Ходят слухи, что настоящие намерения власти состоят в том, чтобы не «закрывать» Тимошенко, а дать ей условный срок с тем, чтобы она не имела возможности принять участие в любой избирательной кампании…

    Да, это одна из версий. Но я лично в нее не верю. Мне кажется, что все преследование Тимошенко задумывалось исключительно из простого, элементарного чувства мести. Мести человеку, который проиграл и не признал поражения, который позволяет себе непочтительно высказываться о «Папе».

    Но исполнение подкачало. У нас ведь заставь дурака Богу молиться, – особенно если этот дурак твой подчиненный, который старается во всем тебе угодить, – так он и лоб расшибет, и палку перегнет, где не надо...

    В таком случае, власти надо как-то выйти из этой ситуации, не потеряв при этом лицо…

    Именно. Это сейчас для власти – самая большая проблема, и нам остается только гадать, как они будут из этой позорной ситуации выходить. Я думаю, что они сделают очень просто: они найдут крайних, заявят, что они отстают от предложенной Президентом скорости реформ, отстранят их от работы, возможно, подвергнут публичной обструкции, но по факту отправят на нормальные теплые места. Ведь не сами же по себе эти люди, по своей инициативе боролись против Тимошенко, правильно? Тем более, что с такими прилежными исполнителями расправляться смысла нет – они всегда могут понадобиться для решения какой-нибудь другой задачи.

    Все чаще от регионалов можно услышать мнения о том, что проведение парламентских выборов в 2012 году – это не такая уж и хорошая идея. И, посколькув ходе своей предвыборной кампании Виктор Федорович давал обещания проводить президентские и парламентские выборы в один год, то можно было бы совместить эти выборы в 2015-м. Как вы думаете, насколько реален такой сценарий, учитывая, что от него явно будет не в восторге Европа, да и народ, судя по результатам опросов, отнюдь не считает нынешний парламент идеальным…

    Что правда, то правда: нас народ не просто не любит, он нас ненавидит… Но скажу вам такую вещь: несмотря на нынешнее чудное время экспериментов, думаю, что ничего подобного у нас не будет.

    Скажу больше: как бы у нас выборы Президента не состоялись раньше или одновременно с выборами парламента. Потому что если алчность и ненасытность распиливателей бюджета не будет остановлена политической волей вождя, ситуация может развиваться самым неожиданным способом, и исключать, что президентские выборы пройдут раньше 15-го года, мы не сможем…

    И кто же это, по-вашему, сможет заставить Януковича досрочно уйти с должности, к которой он шел столько лет?

    Он уйдет оттуда сам, если перед этим не заставит уйти тех, кто сейчас путает государственные финансы с личными, если ради самосохранения не «сдаст» свое нынешнее окружение. И это, кстати, будет совершенно нормальным политическим ходом, во всех странах политические элиты время от времени сменяются примерно таким образом.

    Вспомните политическую элиту, которая прибежала с Ющенко, хоть ее и элитой-то назвать сложно было – сплошь кумовья да колхозные бухгалтера. Пришли, получили теплые места. Шло время, рейтинг падал, дрязги вылезали наружу. Что сделал Ющенко? Назначил их крайними и разогнал.

    У этих дрязги пока наружу не выходят, но друг к другу в огород за чужими деньгами они уже залезают. Но вот когда придет время отвечать за результаты своей работы, Президентом будет произведена очень серьезная кадровая ротация. И уверяю вас, уже достаточно скоро многие представители окружения Януковича будут в совершенно других местах, на других, к сожалению, не менее теплых и доходных должностях.

    Я прогнозирую это, исходя из того, что во власти у нас сейчас находятся далеко не глупые люди, и инстинкт самосохранения у них чрезвычайно развит. Не за тем они к власти столько шли, чтобы сразу все потерять. Поэтому Янукович будет искать какой-то клапан, чтобы выпустить этот пар. Я думаю, что такой амортизатор, как отставка части своего окружения, несомненно, будет им использован.

    Ведь говорит же уже Юрий Мирошниченко, не без санкции сверху, о кадровом голоде и неспособности некоторых должностных лиц реализовывать гениальные задумки своего лидера и отстающих в скорости их реализации. А ведь раньше мы слышали утверждения, что таких профессионал, как вокруг Виктора Федоровича, хватит на несколько правительств…

    А верите ли вы в сценарий войны между различными группами влияния внутри Партии регионов? Если, условно говоря, «любих друзів» Януковича отправят в отставку, они будут воевать или смирятся с политическим поражением и уйдут в чистый бизнес?

    Да поймите, нет у них чистого бизнеса, у нас весь большой бизнес тесно связан с властью, поэтому никто никуда с концами не уйдет. У них и сейчас все не очень хорошо. Возьмите, например, газету «Сегодня». Мы знаем, с чьим именем она связана, но вы ее почитайте и посмотрите: там ведь очень много критики в адрес и действующей власти, и окружения Президента.

    А что эта газета писала во время предвыборной кампании? Да в Партии регионов, если верить этим публикациям, были сплошь и рядом святые люди, монолитная команда профессионалов. А вот когда у них станет вопрос, кому придется уйти, а кому остаться, – они друг друга начнут «мочить» уже по-взрослому.

    «Мочить» только на бумаге, надеюсь?

    А по-разному. Сначала – на бумаге, а потом – как знать… Ведь эти ребята методов не меняют, и обратите внимание: отстрел бизнесменов уже начался, 90-е годы потихоньку возвращаются.

    И вы думаете, что вслед за этим начнется отстрел политиков?

    Чистых политиков никто трогать не будет. Трогать будут бизнесменов, чей бизнес кому-то приглянется, и которые будут проявлять неуступчивость. А если такой бизнесмен окажется, кроме всего прочего, еще и политиком – ну, значит, так совпало.

    Правоохранительные органы в этой ситуации ничего сделать не смогут, потому что они уже давно охраняют не общество, а интересы конкретных бизнес-групп, они политизированы до предела. Поэтому они уже давно вовлечены в эти разборки. Ведь проанализируйте сами: у нас во дворе суда уже убивали – того же Курочкина вспомним, в служебном кабинете на Киевщине недавно прокурора застрелили, в налоговой в кабинетах уже стреляли и офисы их поджигали. У нас еще разве что в Верховной Раде не стреляли…

    Нет денег даже на содержание единственной газетки в Лисичанской районной парторганизации

    На последнем съезде «Батькивщины» руководство вашей политсилы заявило о начале масштабных реформ в партии. Вы чувствуете, что что-то меняется, или эти планы остаются только на бумаге?

    Очень чувствую. Знаете как? Так, что в партии нет денег даже на содержание единственной газетки в Лисичанской районной парторганизации. О финансировании партийных структур я даже не говорю. Злые языки уже давно шутят, что нам не аппарат надо сокращать, а гардероб.

    Это, конечно, примитивный взгляд на вещи, но, в любом случае, партию надо содержать, а не отправлять ее на самоокупаемость в такой сложный период. Если мы хотим владеть инструментами политического влияния на массы, то одних пылких речей лидеров с экранов центральных телеканалов для этого недостаточно. Об организационной, разъяснительной, агитационной работе на местах забывать тоже не стоит.

    Что, в таком случае, надо сделать, чтобы партия реально стала влиятельным инструментом влияния на народные массы, влиятельным субъектом политики в центре и на местах?

    Велосипед нам изобретать не надо, нужно действовать по классике теории партийного строительства, взяв лучшее как у той же КПСС, так и у буржуазных партий парламентского типа.

    Поскольку в Украине и партий-то настоящих, по большому счету, нет, то мы и должны построить настоящую партию – по классической схеме, со всей внутрипартийной демократией и дисциплиной…

    Это все теория, а на практике, в отношении сегодняшней «Батькивщины» в чем это должно выражаться?

    Первое, что надо сделать, – сохранить организационную структуру партии. Второе – повысить уровень внутрипартийной демократии. Третье – партийным массам нужно позволить устранить тех руководителей, которые не пользуются авторитетом низовых партийцев, пусть они хоть трижды вхожи в кабинеты вождей и являются их фаворитами. Насильно, на штыках держать этих людей на их постах не имеет никакого смысла. Запятнался политик чем-то, не дал результата – ноги в руки и на вольные хлеба.

    А вашему лидеру вы этот план уже предлагали?

    Поверьте, как только предоставляется возможность, очень неудобные вопросы задаю нашему лидеру не только я. Часто эти критические замечания слышат – особенно если их озвучивают такие люди, как Турчинов или Кожемякин. Но многие даже очень влиятельные люди уступают…

    Например, если бы более четкую позицию в свое время занимал такой, казалось бы, несгибаемый «оргач», как Федорчук, у нас бы на Луганщине этих четырех партконференций, о которых я уже рассказывал, не состоялось бы, и ситуация как на президентских выборах, так и после них в этом регионе у нас была бы совершенно иной. Но лидер не всегда слышит критику. Она еще не избавилась от комплекса собственной непогрешимости, и этот факт, к сожалению, нужно откровенно признавать…

    На заседаниях фракции я и ряд других депутатов открыто сопротивляемся продолжению тех ошибок в гуманитарной политике, которые наша сила повторяет вслед за бывшим Президентом. Если мы будем упорствовать в этих заблуждениях, мы уже очень скоро превратимся в маргинальную силу. Если лидеры будут закрываться от мнений, которые не совпадают с их точкой зрения, если они будут на корню пресекать внутрипартийную дискуссию, – то мы повторим судьбу НДП, СДПУ(о) и других партий, безвозвратно канувших в Лету.

    Пока что точка невозвращения не пройдена, заняться обновлением партии еще не поздно. Все-таки за нашим пламенным лидером продолжают идти люди, в нашу партию верят, наша партия все еще ассоциируется у людей с европейской перспективой Украины. Но, чтобы оправдать это доверие, партия должна сделать выбор в пользу европейского вектора развития, а не скатываться на националистические задворки. Если мы останемся партией «захисту всього українського», мы будем обречены превратиться в инструмент обеспечения безбедного политического существования небольшой кучки лидеров и преодоление трехпроцентного барьера будем каждый раз просто выгрызать зубами.

    Какой бы вектор развития не выбрала ваша партия, ей предстоит столкнуться с ожесточенной конкуренцией со стороны других оппозиционеров. Если «Батькивщина» продолжит делать акцент на западной Украине, ей придется вступить в ожесточенную борьбу со «Свободой». Если изменит гуманитарную риторику и начнет движение в центр и на восток, придется конкурировать с имеющим неплохую электоральную динамику Яценюком…

    Я не боюсь конкурентов. Более того, это хорошо, что они у нас есть, и было бы значительно хуже, если бы их не было. И не надо говорить, что они плохие, раз под нас не легли, а ведут собственную политику, потому что именно они заставят нас меняться, заставят отвечать настроениям людей, заставят осознать, что если мы будем упорствовать в своих заблуждениях, – нам каюк, или говорил еще более образно Кучма, «гаплык».

    Я даже уверен, что в нашем партийном строительстве нам помогают не только другие оппозиционеры, но и та же Партия регионов. И если бы тон в этой партии задавали такие уважаемые мною люди, как Рыбак или Ландык, то регионалы были бы не нашими политическими противниками, а конкурентами, оппонентами, но уж точно не врагами. Я точно уверен, что они не одобрили бы нынешние методы расправы с оппонентами, и у нас бы совсем по другому принципу строились отношения в политике и между политиками страны. Но, к сожалению, у них на этом этапе верх взяли «ястребы», и – «маємо те, що маємо».

    А сам Янукович, по-вашему, к какой модели построения отношений в политикуме больше склонен?

    Он, по-моему, вообще далек от тех принципов, о которых мы рассуждаем, – у него для этого просто базового образования не хватает, хоть он и является профессором.

    Да и практический опыт его как управленца в чем состоит? Он прошел мощную закалку в определенных трудных лагерях жизни, потом сделал карьеру на автобазе, продолжил – на должности губернатора, на которой Кучма требовал от него одного: жесточайшего повиновения и полной лояльности. Точно этого же он сегодня требует от своих подчиненных. А они уже приспосабливаются, как могут…

    Фото предоставлены Борисом Пудовым.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ