рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Евгений Царьков: «Коммунисты были, есть и будут монашками в борделе»

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Евгений Царьков: «Коммунисты были, есть и будут монашками в борделе»

    «Все, кто делает большие деньги, честно говоря, на Азарова ложили»

    Коммунисты сейчас в любопытном положении. С одной стороны, известные законодательные изменения, сделавшие ненужным существование коалиции, снизили парламентский вес их фракции, с другой – развязали руки при голосовании за громкие «антисоциальные» законопроекты вроде Пенсионной реформы. В преддверии парламентских выборов коммунисты с облегчением надели свои любимые одежды защитников трудового народа от распоясавшейся олигархии, заодно очищая приклеившийся имидж прислужников буржуев. Поговаривают, что именно такая хитроумная позиция КПУ стоила кресла и свободы главе Госфинуслуг Василии Волге, и уже традиционно ходят разговоры о том, что скоро коммунистов уберут с их самой «вкусной» вотчины – таможни, где до сих пор держится Игорь Калетник.

    Впрочем, несмотря на смену парламентских декораций, привычная зацикленность коммунистов на замшелой советской риторике и памятниках советским вождям заставляет усомниться в возможном левом прорыве и расширении их электорального поля. Необходимость изменений вроде бы видят и в самой КПУ, но «европеизироваться», мягко говоря, не спешат.

    Одессита Евгения Царькова можно отнести к относительно молодой коммунистической поросли – во всяком случае, это его первый парламентский созыв. Известным на всю страну он стал во время легендарной ратификации Харьковских соглашений, когда, замотавшись во флаг ВМФ СССР, выкидывал обратно из президиума в зал яйца, которые оппозиция швыряла во Владимира Литвина. В дальнейшем СМИ активно обращали внимание на его часы и гламурные туфли, которые явно не вписываются в аскетичный коммунистический образ. Царьков сетует, что буржуазная пресса смакует несущественные детали, и уверяет, что так просто похоронить коммунистов с их бессменным лидером не удастся.

    «Все, кто делает большие деньги, честно говоря, на Азарова ложили»

    Ну что – доигрались? Волга сидит, тучи ходят над Калетником…

    {1-}

    Конечно, это трагедия и для семьи Волги, и для его политической силы. Во всяком случае, с одним из задержанных из Госфинуслуг – Олегом Чернышенко – мы подписывали в Одесской области соглашение о сотрудничестве в рамках левого блока. И первым делом, когда я узнал о задержании, то попытался дозвониться, но телефон был выключен. А вторым – поручил помощникам найти его семью, потому что, может, помощь нужна. И сколько бы там чего ни говорили, я рад, что сам Волга в интервью журналу «Босс» рассказал, что подписывал личное соглашение с Януковичем еще перед выборами. Поэтому все, что говорят о нашей квоте – это сказки. По Цушко нам сегодня тоже вешают, что он – наша квота. Но вы прекрасно понимаете, что ни одна Администрация Президента, хоть медвечуковская, хоть левочкинская, не пустит в свободное плавание под флагом КПУ таких людей, как Цушко и Волга. Условно нашей квотой можно назвать того же Калетника, слухи о «смерти» которого сильно преувеличены. Касательно обвинений в его адрес, мне хватило одного примера, когда госпожа Тигипко устраивала большие движения по поводу того, что таможня погрязла в коррупции…

    Кужель что ли?

    Да. Я сходил на сборы, которые она проводила, – возмущенных перевозчиков, дилеров и прочих. Она пригласила камеры, а мы предложили взять эти же камеры, журналистов и все, что якобы невозможно растаможить, поехать посмотреть прямо сейчас. Так все они опустили уши.

    Ко мне как-то обращался один из высокопоставленных лиц, что вот, мол, ваши таможенники держат и не растамаживают грузы, хотя человек по-честному обувь привез – всех обувает-одевает… Я взялся за этот конкретный случай, сделал контрольную закупку, проанализировал все и говорю Калетнику: «Зачем людям держат контейнер, хотя они показали все документы?». А человек, оказывается, завез груз под категорией китайской дешевой обуви и задекларировал ее инвойсом по 3,5 евро за пару. Когда сделали экспертизу, то определили, что эти кеды стоят в сто раз больше. То есть оплатите все платежи – и валите. Но нет – они хотели, чтобы я «договорился». А посчитайте, сколько в контейнер входит пар этих кроссовок – цена вопроса тогда была где-то тысяч в 200, заплаченных не в бюджет, а на лапу таможенникам.

    Кстати, вот ваши коллеги засняли мои туфли со стразами за несколько тысяч долларов. Так в Одессе только лохи одеваются за несколько тысяч долларов! Я одеваюсь на наших рынках, как, в принципе, большинство людей, в том числе, и высокопоставленных.

    Еще один пример – одно из суден, которое давало 520–530 тысяч платежей в бюджет при прошлом руководителе таможни, сейчас платит 5,5 миллионов. Это судно заходит в порт минимум один раз в неделю, иногда две ходки делает. Раньше они платили 500 тысяч и еще такую же часть (один к одному) давали трехглавому монстру – таможне-прокуратуре-СБУ. Сейчас они, конечно, теряют миллионы только на официальных платежах и этим недовольны. И все вопросы оттуда идут – заказные статьи и все остальное. Но именно из-за такой политики таможни мы и получили плюс 20 миллиардов в бюджет.

    Понятно, что коррупция сейчас, как и инфляция, везде. Если взять заработные платы жителей Украины и посмотреть, что у них дома стоит, то будет явное несоответствие. И понятно, что никто не застрахован от каких-то махинаций. По большому счету, Калетник руководит армией – с такими же званиями, иерархией... И все прекрасно понимают, в каком она ему досталась состоянии. Эта служба действительно предрасполагает к коррупции, и таможня, прокуратура и СБУ всегда будут связаны-перевязаны. Действительно, ему сложно наводить порядок, но по цифрам я вижу, что платежи растут и это признают даже оппоненты из оранжевых фракций в моем комитете. Управление внутренней безопасности таможни возбудило и передало в прокуратуру ровно на 400 % больше дел, чем это было год назад. Если же будут принят тот вариант Таможенного кодекса, который мы подали, уверен, все изменится в лучшую сторону. Потому что государство должно иметь тотальный контроль над этой сферой. А когда сегодня разрешаются частные терминалы – то это и есть коррупция.

    Вряд ли нынешняя власть планирует рушить все схемы, которые годами создавались на таможне и которыми успешно пользуются, в том числе, и многие высокопоставленные чиновники. Вы же согласны, что Калетника держат на таможне, потому что он просто на данный момент всех устраивает?

    Я понимаю, и Калетник это понимает, что при капитализме ни одна служба – ни таможня, ни прокуратура, ни судебная ветка власти – не будет такой, какой мы ее хотим видеть. Если бы мы взяли власть, то все бы это к черту изменили и перешли на рельсы государственного регулирования.

    Сейчас же я объясняю избирателям, что Калетник дал 20 миллиардов гривен в буржуазный бюджет в этом году, а это, в том числе, их зарплаты и пенсии. Если бы мы, коммунисты, работали по знаменитому принципу Троцкого «чем хуже, тем лучше» и вставляли бы палки в колеса, то и политика у нашей партии была бы другая. Бюджет наполняется из двух источников: налоговой – от того, что в стране произведено, и таможней – за счет экспортно-импортных операций. Самое страшное, что эти показатели приблизились. То есть таможня имеет сейчас такой же вес, как налоговая. Внутри собирать уже нечего, и не дай Бог, таможня продолжала бы себя вести так, как раньше, это бы повлияло на всю социальную категорию выплат. Поэтому у Калетника сейчас задача одна – убрать всех тех прилипал.

    А деятельность этих прилипал разве не санкционирована сверху?

    Если бы власть хотела, то взять на это место хапугу можно было бы элементарно – очередь бы стояла. Он бы там наподписывал много чего, а потом его можно было бы или посадить, или дать «белый билет» и пустить в бега. Когда к власти пришли Янукович и Азаров, они были уверены, что сейчас-то мы заживем по-царски. Но они получили разрушенную страну, которая находится в заднице. Посмотрите, как вел себя вначале Азаров: он думал, что, стоит ему топнуть ногой, к нему все бензинщики придут, но цены на бензин не удержал. А все остальные, кто делает большие деньги на руде, трубах, металле, они вообще, честно говоря, на него ложили. И все прекрасно знают, что если Азаров будет сильно ногой топать, олигархи его уволят. Они сегодня на таможню смотрят как на манну небесную – ведь чем больше будет платежей поступать в бюджет, тем больше дыр они закроют.

    В Одессе я по таможне отгреб больше всех – с того же «7-го километра» приходили предприниматели с претензиями. И мы проходили с ними полностью все дорожки и убеждались, что если человек хочет работать по-белому – проблем нет. Но таких «белых списков», куда включаются за деньги, уже не существует. В Одессе ведь все, кто занимается экспортно-импортными операциями, поделены на три категории: 20 % – те, которые работают честно, а оставшиеся 80 % – это серые и черные контрабандисты.

    Знакомый журналист подвел ко мне как-то свою родственницу, которая торгует цветами. И, выяснилось, что они хотят по старинке – заплатить за контейнер 40 тысяч поступлений в бюджет и полтинник тем, кто «помогал». Все говорят, что из-за таможни цветы дорожают. Так вот – мне признались, что 70 % цветов с одного контейнера будет уничтожено. Все, что не продается, уничтожается, лишь бы не снизить цену! Они привыкли к суперприбылям и по-белому не хотят работать. Если нашего контрабандиста поставить работать в Европу, он бы сроду туда не пошел – на 20, 30, даже 50 % они работать не хотят, они привыкли к накруткам в сотни процентов.

    «Мы что – должны бомжами стать?»

    Ранее вы объяснили свою поддержку нынешней власти необходимостью не допустить к власти «оранжевых». Сейчас «оранжевые» в глубоком подполье, у регионалов есть запас голосов от рыбаковых и жваний. Какой смысл сейчас оставаться, по сути, в большинстве и брать на себя ответственность за происходящее? Почему показательно не уйти в оппозицию?

    Все вцепились в эти пять-семь должностей, которые у нас есть в Киеве. Мы что – должны бомжами стать? Вот у меня в Одесской организации 6 тысяч человек – ладно, уберем пенсионеров, но остальные мои товарищи должны уйти и не работать? У нас есть люди, которые работают в ГАИ, – доросли от инспектора до крупного чиновника. Они что – должны сложить билет и взять в руки лозунг? Но жрать, извините, что-то надо в семью нести! Один из моих секретарей занимается строительством – долго и нудно, но строит дом. Он что – должен прекратить сотрудничать с этой властью – не отводить земли и так далее? У нас в райадминстрациях работают люди с советских времен. То есть мы в том же социуме.

    Или что – люди главврачами становятся по квоте Компартии? Они работают всю жизнь, делают карьеру и параллельно они коммунисты, а не наоборот. Калетник выполняет функцию наполнения бюджета для тех же социальных категорий, Гинзбург в архиве не дает фальсифицировать историю…

    Поверьте, я на самом деле некомфортно себя чувствую в нынешней ситуации. Комфортней, конечно, чем когда был безработным. Я ведь был помощником народного депутата, и на 1800 гривен жил, пока не стал депутатом, и знаю, что такое идти и думать, что на рынке лучше купить.

    Но у вас сейчас очень неплохая машина…

    Ну и что? Я на машину заработал и, в отличие от Ляшко, отмазываться не собираюсь. Я все декларирую и неоднократно говорил, что богаче Тимошенко в несколько десятков раз – у меня есть квартира, машина, вклад на сберкнижке, и я этого не скрываю. Но кто бы меня знал как Царькова, если бы не мандат народного депутата? У меня теперь гораздо больше доступа к публичности, чем раньше.

    Но согласитесь, что сейчас нет революционной ситуации – если бы вышли хотя бы как во Франции или Англии 10–20 тысяч человек на улицы, власть бы испугалась. А я в Одессе не смог организовать акции протеста – и это не моя недоработка. Мы распечатали и разнесли 40 тысяч приглашений, а пришли единицы. Действует менталитет «моя хата с краю». И пока нет революционной ситуации, мы, конечно, будем использовать трибуну в тех советах, где представлены.

    Знаете, у меня в свое время были юношеские мысли – зашел бы какой-нибудь старикан, которому терять нечего, в этот буржуазный парламент и взорвал бы все. Когда я об этом рассказал старшим товарищам, они, конечно, назвали меня идиотом, да и когда вся эта кодла таким образом бы ушла, следующие в списке только руки бы потерли.

    Но если нас поддержат массы, то мы станем на броневичок. Я сегодня уже присматривал – конверсионный стоит 10 тысяч долларов, и я элементарно мог бы ездить на броневичке вместо своей машины. Но это не поможет. У меня уже часы обсуждали, туфли… А недавно, признаюсь, мне на день рождения подарили ручку «Монблан». Я посмотрел, сколько она стоит, и теперь жду случая перепродать ее или переподарить, потому что я не идиот писать ручкой за 500 долларов, потому что такая же на «7-м километре» стоит 10 баксов.

    Броневичок – это уже интересно. Возвращение к истокам…

    Не нужно говорить, что мы спелись с одной-второй-третьей властью. Мы же находимся под колпаком старой доброй службы, которая все фиксирует, к тому же всегда полно провокаторов и засланцев. Когда пришли Тимошенко и Ющенко, на ковер вызывались первые лица спецслужб и прокуратуры с задачей рыть, что там коммунисты намутили. Когда мы тогда не поддержали Януковича, то нас упрекали, что мы дали «оранжевым» пройти, хотя мы просто хотели честных выборов. И если бы Янукович хотел, он давно порвал бы нас на красный крест за сотрудничество с «оранжевыми». Но у нас его никогда не было. Да, мы живем в одном социуме, и я летаю с ними в одном самолете. Они иногда говорили, что вот у вас там сидит Калетник – давайте что-то замутим. Но такого быть не может – если у нас иногда не срабатывает партийный контроль, всегда срабатывает контроль группировок. У нас есть и предприниматели, которые могут нас поддержать…

    Григоришин входит в их число?

    Ни в коем случае. Сколько б ни ходило о нем слухов. Вот Евгений Мармазов внизу сидит, о котором писали, что он креатура Григоришина. Зайдите просто к нему и поговорите –аскетичный человек, у которого по жизни никаких пересечений с Григоришиным не было. Конечно, никто не запрещал Григоришину приехать в офис Компартии, когда он лоббировал в Харькове свой бизнес. Например, ко мне на прием приходят 90 % обездоленных, а 10 % – таких, которые скомпрометировать могут. Но просто когда идет политический зажим, все бегут к коммунистам, потому что мы никогда не будем участвовать в каких-то схемах.

    И такой демократии, как у нас во фракции, нет нигде: садится лидер во главе стола – и пошли по каждому закону, у кого какие есть замечания. Вот, например, у меня, как у члена профильного комитета, интересовались мнением о законе под Евро-2012. Один коллега – бешеный фанат футбола – призывал не мелочиться, а голосовать. Когда же я им показал, что под предлогом Евро хотят завезти удочки, сетки, волейбольные мячи, сани, лыжи, то фракция поставила минус возле этого закона. Бевз может спорить по коррупции, Гайдаев горло срывает по медицине, но потом мы уже голосуем единогласно. Конечно, я могу отлучиться – в туалет выйти, на интервью, тогда за меня жмут кнопку или я за кого-то. Но нет ни одного закона, по которому можно было сказать, что мы пошли на поводу Януковича и этой власти. Вот у Партии регионов у Чечетова есть нотный стан, к которому никто из депутатов отношения не имеет. Там есть колонки – АП и Кабмин. Какая же это демократия? И им не вспоминается, что они целые отрасли раздают олигархам, а стоит коммунисту, не дай Бог, оступиться, то мы греха не оберемся.

    А как вы хотели – они ж не скрывают своей буржуйской сущности, а вы скрываете.

    Народ такой парламент выбрал. У нас функции ограничены – мы были, есть и будем монашками в борделе. Но регионалы сами в кулуарах говорили – ё-маё, нас сейчас подставляют этой Пенсионной реформой, а нам на мажоритарку идти, и вся надежда, что Янык не подпишет.

    А в одной из фракций перед одним сложным социальным голосованием был бойкот, потому что там понимают, что в список они больше не попадут, и нужно думать, что говорить избирателям. Их «успокоили» тем, что все равно будет вето. С другой стороны, если они не проголосуют – то там есть, что зажать. Нам, которые заняли принципиальную позицию, они просто завидуют.

    «Для капиталистов его уровня Азаров – аскет»

    Сейчас топ-чиновники власти признаются в том, что в парламенте нет голосов на любую новую избирательную систему. Вы считаете, что ближайшие выборы пройдут по старинке?

    Сейчас фактически сохранилась советская власть – есть советы, которые аналогично выбираются, только в них сидят буржуи. И народ сам несет ответственность, что 90 % бедных голосуют за 80 % богатых. Теперь о системе. Предположим, я пойду по мажоритарке. Сегодня Одесская область уже распилена – я видел «шахматку» и фамилии, которые в ней записаны. Меня туда ставить бесполезно. По одному округу идет человек, которому принадлежит один из крупнейших телеканалов города, и у него очень много денег. А я, например, не смогу разместить рекламу на этом канале, даже если приду с деньгами.

    Плюс принцип формирования комиссий. Открою сейчас такую кулуарную информацию – все решается количеством печатей. Все комиссии формировались партиями, и наша печать была у нас в сейфе, а ряд партий просто заносили ответственному от власти за Одесскую область свои печати и он формировал комиссии. Помню, один из «оранжевых», которого Гурвиц, наверно, надолго запомнит, тоже предоставил проштампованный бланк для формирования комиссий партии власти. Отсюда мы и получили 90 % мажоритарщиков-регионалов. У них просто будет большинство печатей, поэтому шансов у меня нет. Без формирования комиссий там делать нечего. Мы же все видели, что в Луганске с Килинкаровым происходило.

    Но на какие компромиссы по избирательному законодательству вы можете пойти?

    Будет барьер в 4 %, о чем заявил наш лидер. Хотя мы вообще были за 1 %, чтобы много новых сил прошли в парламент. Но власть вряд ли пойдет на это. Есть норма Евросоюза, что в стране с развитой демократией барьер должен быть не больше 5 %. Поэтому Януковича вынудят опустить до 4 %, которые мы набираем.

    У регионалов сейчас очень падает рейтинг, и если так будет продолжаться, то не исключено, что парламентские выборы пройдут в 2015-м году. Но скажу, что некоторые выводы по сравнению с предыдущей эта власть все-таки сделала. Например, сравнить Луценко с Могилевым. О Луценко в милиции просто говорили, что он «не наш», а Могилев все-таки – «сапог», мент, который знает структуру изнутри. Поставить в МВД Луценко – это было все равно, что в гинекологию поставить сварщика. Я его знал больше как политика, но мало знал как министра. Могилев же не так давно пришел в парламент как ментяра, напхал всем, в том числе и за депутатскую неприкосновенность, и за палатки… И по Львову дал совершенно справедливый отчет – да, были леворадикальные провокаторы, но виноваты такие-то. Тот же великий хохол бурятского происхождения Ехануров постоянно лез в политику, а к Ежелю хоть и есть претензии как к буржуазному министру, но он занимается своим делом. И я против того, чтобы раскачивать лодку против Азарова, потому что по сравнению с Тимошенко он хотя бы «шарит». Для капиталистов его уровня он – аскет, который невыгоден многим олигархам. И он сторонник госкапитализма. У нас не было плановости экономики с советских времен, а сейчас какая-никакая появилась. Просто если не Азаров, то покажите, кто следующий! Если менять шило на мыло, то, конечно, мы будем против.

    Коммунисты с похожими аргументами в свое время не голосовали за отставку Тимошенко, что вам до сих пор припоминают.

    Вполне возможно, хотя я не был тогда депутатом. Но вернемся к избирательной системе – эта постоянная смена систем ни к чему не привела. Поэтому когда я посмотрел, что было на выборах в Одессе, на выборах в Луганске у Спиридона… Если бы мы видели, что мажоритарка улучшила качественный депутатский состав, то вопросов бы не было. А я же свой горсовет и облсовет знаю наизусть – они все говорят, что мы вложились в выборы, а теперь надо это отбивать. Заплатить в месяц председателям комиссии 500, понятно, что не злотых, секретарю – столько же, членам комиссии – по сотке. В общем, все комиссии на время предвыборной кампании стоят мажоритарщику 400 тысяч у.е. И еще 100 тысяч у.е. за медиакомпанию. В итоге, себестоимость всей кампании выходит где-то на 700 тысяч. С гарантиями доходит до 2 миллионов в среднем по Украине. Но даже если 700 тысяч вложил, их же где-то отбить надо. Зарплата депутата никогда не позволит столько заработать. То, что платят за голосования и депутатские запросы – это сказки. Если бы у меня не было бесплатного пролета-проезда, то моей зарплаты мне бы реально не хватило. Хорошо, что дают «общагу», как мы называем гостиницу. Точно знаю, что за моих коллег из буржуазных партий ходят получать зарплату девочки-блондинки на косметику, для меня же зарплата важна. А то, что пишут, что я на полеты на самолетах превысил лимит, то летаю исключительно по работе.

    Вы – один из лидеров по авиарастратам.

    Я летаю только по работе из Киева в Одессу и обратно и готов это доказать. Но я говорю о том, что сама система порочна. Депутат должен, как раньше, избираться только от трудового коллектива. Это не обязательно кухарки и колхозницы должны быть, пусть банк выдвигает, но зарплату при этом и будешь получать в банке. Ты работаешь в коллективе, а в парламент приезжаешь только на пленарную сессию и вносишь профильные законы. Ведь вся законодательная база нашей страны была сформирована в 80-е годы, а в 90-е была отшлифована. 90 % нынешней парламентской повестки дня – это «шкурняк», то есть лоббизм. Ходят договариваются, дают «бригадирам»…

    С кем договариваются?

    С руководителями фракций.

    И Ефремов реально решает, будет ли фракция голосовать за тот или иной лоббистский проект?

    Обязательно. Он ставит в известность свой штаб на Липской. Невозможно принять закон, если не поднимется рука Чечетова. Ефремов, конечно, главней его, но они уже равновесны. Если в советское время доказать, что закон наносит урон государству, было элементарно, то сегодня действуют законы демократии. Если проект набрал 226 голосов, он не попадает ни под какое уголовное право. Вот по «Ливеле» мы были на последнем допросе, так ее представители четыре раза не хотели отвечать на вопрос, сколько они вложили инвестиций. Прикрывались коммерческой тайной. Рассказываю – 400 долларов «Ливела» вложила через двух поляков в нашу экономику, а сколько налогов недоплатили, вы сами знаете. Но кто-то ведь этот закон вносил, а по буржуазному праву, раз Рада его приняла, то и к ответственности никого не привлечешь. А по советскому – это, может, была бы расстрельная статья.

    «Если уберем Сталина и Ленина, что изменится?»

    Вы понимаете, что при скрытом запросе общества на нормальных левых сами устанавливаете свой электоральный потолок, носясь с памятниками Ленину и Сталину?

    Летя недавно с одним из своих коллег из Блока Литвина из Одессы, я услышал от него следующее: «Вы же нормальные мужики, и партия у вас хорошая. Переименуйтесь в какой-то социальный блок, левый или во что-то еще, потому что Европа поставила задачу уничтожить коммунистов». У нас уже есть примеры «гуляющих» – например, социалисты пошли в социал-демократию, серп и молот сменили на розочку… Или что – нам брать камни, как Витренко, и кидать их в милиционеров, как было на акции «АнтиНАТО»? Конечно, плохое из советской власти брать не надо, и мы не отрицаем, что ошибки были – но непреднамеренные. Вот спрашиваю: «Чем не нравится советская власть?» Отвечают: «Джинсов не было». Сейчас джинсы появились, и что – все счастливы? Чем так мешает Ленин – человек, который построил сильнейшее государство? И если мы уберем Сталина и Ленина, что изменится? За нас и так не будут голосовать те, кто не ходил за коммунистов голосовать и покупался на Тигипко, потому что он «крутой» и «живенький». Где мы видим сейчас эту крутизну? То же самое с Сеней и с остальными. Если б нам сказали, что у нас в идеологии закостенело то-то и то-то, но к чему эти «отмазки», что Ленин мешает? Ленин – это наш идеал.

    Вот вы сами приводили мотивацию голосования за Тигипко. Люди клюют на картинку. А Ленин – это, прямо скажем, не то, что хочет видеть избиратель…

    Нас постоянно упрекают, что у нас в партии одни старики и пенсионеры. Я завидую белой завистью кавказским странам, странам Средней Азии, где совершенно другое отношение к старикам. Это наши матери и отцы, дедушки и бабушки. Наоборот, когда человек прожил всю жизнь – и пива попил, и окна побил, и залетел где-то, семью завел, дом построил, то он может со своей колокольни определить, что есть что. Они что же – все маразматики? Да, они не ведутся ни на Тигипко, ни на Яценюка, ни на Тимошенко, потому что жизнь видели. Для меня эти люди – «золото партии», и они могут ко мне зайти и высказать все, что угодно. Когда опубликовали мои часы, я вынужден был чек им показывать.

    Хорошо. Но «пустой», по-вашему, Яценюк легко попадает в парламент, а вы на пределе.

    Во-первых, важно не как голосуют, а как считают. У коммунистов как воровали десятки тысяч голосов, так и воруют. Я это точно знаю. На выборах в Одессе один человек, который отвечал за них от партии власти, давал указание «коммунистов не до конца мочить». Хотя если хотели бы, то не пустили бы за 3 %-ный барьер в некоторых районах. Например, стоит урна, в которой 50 голосов за коммунистов и 100 – за партию власти. Но достаточно в протоколе написать, что голосов у нее не сто, а тысяча – и тогда уже считают проценты, которые падают в несколько раз. Мы уверены, что не менее 20 – 25 % у нас всегда было, есть и будет.

    А что касается возраста, то я за свою область говорю – у нас в партию за последнее время принято 60 % людей до 45 лет. И многие из них тоже раньше голосовали за партию власти, хихикали по поводу коммунистов, а потом выпустились, годик побродили – рабочего места нет, любовь залетела, сын на руках и жрать нечего. И они понимают, что даже за те 300 долларов, которые можно в Одессе элементарно заработать, никогда не заработаешь на квартиру. И приходят к нам, вспоминая, в том числе, что им мама говорила, которую они не слушали. Меня устраивает, что у нас в партии есть срез от героя Соцтруда до выпускника политеха.

    Другое дело, что все СМИ принадлежат тому или иному хозяину. В советское время была цензура, но в лице одной партии, и все знали, что там не будет порнухи, заказухи, убийств и насилия, зато до сих пор все, в том числе и молодняк, наслаждаются «Иронией судьбы» и «Операцией «Ы». А сейчас цензуры ровно столько, сколько СМИ. Никогда Фирташ и Хорошковский не будут показывать на «Интере» Юлю, а Пинчук не будет нас пиарить. И я в своей газете никогда не поглажу по голове буржуя. Как пример проституции СМИ, можно взять государственные газеты – «Урядовый курьер», который при Юле писал одно, а сейчас – другое.

    Ну, это совсем уж особый случай.

    Даже если мы Ленина, как вы говорите, уберем с флага, придираться к нам будут по поводу часов, туфлей, походов в магазин. Никто, кроме наших же СМИ, не будет вспоминать о нашей позиции и делах – чего, мол, коммунистов пиарить? Зато негатив всегда найдут. Хотя на каждый вопрос по нашим голосованиям, виллам, часам у нас есть ответы.

    «Партии власти было бы выгодно затянуть нас какими-то договоренностями»

    Вы не собираетесь менять лидера?

    Зачем?

    Староват все-таки уже.

    В СМИ и форумах, конечно, очень много грязи пишут – ты не хочешь в это верить, а оно накапливается. Но у меня нет ни одного вопроса к нему как к руководителю. Мы все в одном коллективе, фактически семья, и знаем, как он тяжело переживал эти наезды с «заказухами», которые показывали по телеканалу Коломойского. У нашего лидера есть такие качества, которых я не видел ни у кого. И такой демократии, как у него, нет – у нас раз в месяц собирается весь срез партии с Украины и любые вопросы задаются ему лично. Какие угодно! У нас же тоже люди с разным интеллектом есть – иногда такое спросят, что даже я, молодой, думаю – ну и идиоты… Но для нас это самый открытый лидер.

    И такого трудоголика надо поискать, тем более с его шунтированным сердцем. Он еще раньше и курил пачками, и кофе много пил, но проявил силу воли и бросил. В ЦК Комсомола я на работу, например, приходил в 9 утра, до 5 вечера был на месте, а потом, как любому человеку, надо уже домой или еще куда-то. А Симоненко работает до 10 часов вечера каждые выходные. Поэтому мы так жестко его и отстаиваем.

    Да, у нас на одном из райкомов поднялся вопрос, не пора ли менять Симоненко. Но вноси альтернативную кандидатуру! Оказалось, что человек опять начитался газет, насмотрелся каналов Коломойского и начал «пылесосить», что коммунисты с властью спелись. Мы с ним просто без криков поговорили – и оказалось, что альтернативы у него никакой нет. Ведь новый лидер должен восприниматься и быть легитимным в глазах всей Украины. И то, что Грач говорил, это просто не воспринималось… Лидера можно менять, когда он стареет и дряхлеет, но все же знают, что Симоненко – абсолютно адекватный человек. Половина людей средних лет загнулась бы давно, потому что не смогла бы так работать. Была претензия со стороны Бондарчука из Всеукраинского союза рабочих, что, мол, у Симоненко сын работает врачом при буржуазной власти. Но если захотел сын стать врачом, он антисоциальным должен быть, повеситься? Пусть работает.

    Знаю, что точно есть один его сын в Госагентстве по инвестициям и развитию на руководящей должности.

    Любой отец, конечно, своего сына старается протолкнуть. Нет сейчас советской власти и советских структур, так где ему работать? Он пошел по этой стезе, пусть дальше растет. Есть и у коммунистов вот такие (стучит по столу) дети, что, сколько бы папа в него не вкладывал, овощ не растет. Но никаких договоренностей, телефонного права нет. Наоборот партии власти было бы выгодно затянуть нас какими-то договоренностями – вот вам должность, а вы за это голосуете. Подловили бы за один день!

    Вас послушать, так вас все устраивает и каких-то изменений и ребрендинга партии не будет?

    Так, а в чем должен состоять ребрендинг? Если взять программу, принятую недавно на съезде, то я считаю, что ребрендинг произведен. Раньше в программе говорилось, что капитализм наступает на пятки социализму, что сейчас звучит как маразм. Или – завтра надо свергнуть власть, а коммунистам взять 100 % в советах. Все нереальное мы зачистили. У нас работала по заданию Петра Николаевича комиссия, которая ровно год «педалила» все первички, иногда даже чересчур, по поводу изменений. Мы собирали интеллигенцию, шли на завод. Садился рабочий класс рядом с интеллигенцией, хотя, казалось, их и сажать рядом нельзя, и от каждого мы то, что хотели услышать, услышали. Никаких глобальных претензий к нам не было. Были только привычные – а правда, что там пишут про ваши миллионы, про Григоришина?.. А у нас же нереально должность купить. Когда-то руководитель одной из одесских партий пришел к нам и спросил, сколько у нас список стоит.

    Марков?

    Когда понял, что ничего не стоит, потерял интерес. Вот как формировались списки в парламент? Слышали мы критику, что коммунисты хреново относятся к рабочему классу. На съезде вспомнили об этом, позвонили шахтеру Женьке Волынцу в забой, он подумал, что его развели, и положил трубку. Потом – крестьян у нас нет, хотя их, конечно, в классическом понимании нет. Позвонили в Крым Перестенко – она тоже ничего знать не знала, как и тот же Найденов. И их выдвигали конференции, то есть низы.

    С тем же персонажем, которого вы назвали, мы пытались сотрудничать, против «оранжевых» бороться, и он понял, что то, что я сказал о наших списках, – это не миф.

    «Для нас Путин и Медведев такое же зло, как Ющенко»

    Помнится, во время шашечной-яичной битвы в парламенте вы были замотаны во флаг ВМФ СССР. А на недавний День ВМФ в Севастополь не приехали ни Виктор Янукович, ни Дмитрий Медведев. Не обидно?

    Для нас самое главное – принцип интернационализма. Когда бомбили Осетию, я звонил знакомым осетинам и грузинам, они звонили друг другу – то есть у нас полный интернационал. Для Зюганова враг номер один – режим Путина и Медведева, и для нас он таким же является, ведь они работают на буржуазную систему. Мы же поддерживаем общность народов. Я тогда этот флаг одел, потому что он героизирует подвиг Крыма в Великую отечественную войну. У меня брат служил в ВМФ СССР в Севастополе, и поэтому этот флаг для меня как родной. Ни одна крыса пиратская тогда ничего не могла против советских кораблей сделать, и как только видели красный флаг, – сразу все в кусты. Это была гордость, а сегодня у нас осталась одна лодка «Запорожец» без аккумулятора.

    Мы тогда отстаивали общие интересы – у нас семья народов, которую нельзя разрушать. Поэтому мы ни в коем случае не были «рукой Кремля» в этом понимании – для нас Путин и Медведев такое же зло, как был Ющенко, олигархи и вся остальная власть. Так же в других республиках. Когда Воронин победил в Молдове, мы его поддерживали, сегодня там прорумынский режим, и мы его ненавидим точно так же.

    Хорошо – и там буржуи при власти, и здесь. Как же выстраивать славянскую общность, дружбу народов и прочее, когда миром правит чистоган?

    Я уверен, прорвет. Вот вы спрашивали, хочу ли я революцию. Понятно, что хочется иметь стабильность, но я не против какого-то социального взрыва, переворота, потому что так дальше нельзя. Я вижу, что 80 % страны живет в нищете и многие знакомые коммерсанты, которые раньше рассказывали, как хорошо по сравнению с совком мы живем, сейчас приходят и говорят: «Царь, займи денег». Потому что у них хлопнулся бизнес благодаря той же налоговой реформе.

    Я знаю менталитет арабов, которые ленивее наших в сто раз, но они всколыхнулись. Наш же менталитет мне непонятен, все по кухням шушукаются, а никто не выходит. Но прорвет, потому что эта власть обязательно оступится.

    А вы станете в таком случае на одном майдане с той же Юлей, «Свободой»?

    Если у них будут такие же социальные цели, как у нас, то там, где по пути, однозначно станем. Ведь и мы, и «Свобода» против продажи земли, и если завтра надо будет отстаивать интересы страны против олигархов, то мне до фени, кто будет рядом со мной, лишь бы в спину не стреляли. И потом я же прекрасно разделяю «группу концерна «Оболонь» из НУНС, которая голосует вместе с этой властью, и того же националюгу Вьязивского, который чешет на радио пешком, как и я, садится в тот же автобус, что и я.

    Конечно, мы никогда не сойдем с тех рельс, что нам нужна социалистическая экономика, но если возвращать награбленное олигархами, то все равно, кто при этом будет рядом.

    В Юлю я просто уже не верю, потому что она находится в такой зависимости и от Запада, и отсюда, что из нее уже не выберется по определению. И мне никто не сможет доказать идеологию Тягнибока с его титульной нацией. Я, кстати, когда-то в Одессе этого националиста убил одной расшифровкой – нашел его родословную до копейки. И сказал, что если отошлю ее в ваш центральный штаб, то тебя свои же вздернут, потому что в ней есть и евреи, и поляки, и москали, против которых ты борешься. И не верю даже, что сам Тягнибок в эту идею верит, потому что он не дурак и не дебил, а все это – лишь технология, которая раскалывает нашу страну.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ