Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Антон Яценко: Тимошенко не имеет морального права быть в политике

    • Мыкола Пидвезяный, Катерина Пешко, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • Розсилка
    Антон Яценко: Тимошенко не имеет морального права быть в политике

    Депутат-регионал о том, как жизнь забросила его в глубинку и он стал совсем другим человеком

    Антон Яценко – из той армии депутатов, которым дорогу в парламент проложила Юлия Тимошенко. В первый раз он прошел в Раду по спискам «Батькивщины». Но в истории этой политической силы часто случалось так, что спустя некоторое время ее члены уходили в свободное плавание, а самые удачливые вливались в ряды регионалов. Так вышло и с Яценко: в 2010 году его исключили из фракции Тимошенко за синхронное голосование с бело-голубыми. Однако такой исход событий для молодого депутата, кажется, был весьма благоприятным: ведь после победы Януковича на президентских выборах иметь дело с оппозицией не сулило ему ничего хорошего.

    В Верховную Раду седьмого созыва Яценко шел уже в качестве официального кандидата партии власти. Видимо, на тот момент политик еще не заслужил места в списке Партии регионов. Да и имидж крестного отца Тендерной палаты не добавлял популярности депутату. В итоге Яценко бросили на двухсотый округ с центром в Умани, где всегда поддерживали оппозицию. Но удача и тут не отвернулась от находчивого Яценко. Он проходит свой «сталинград» и побеждает.

    Сегодня Антон Яценко всячески пытается избавиться от шлейфа скандалов, которые его преследовали длительное время. «Я стал другим человеком! У меня полностью изменилось мировоззрение», - то и дело убеждает он. Депутат позиционирует себя как профессионала-законотворца и хозяина, наводящего порядок в своем округе. Тем не менее, приклеенная тема тендеров до сих пор преследует Антона Владимировича, а вопросы о монополизации рынка оценки, в конце интервью он и вовсе обещает вычеркнуть, как не имеющие к нему отношения.

    «Женщины не могли посуду помыть. Мы это сломали»

    Так сложилось, что в свое время вы были в «Батькивщине». Сейчас вы – член фракции Партии регионов. Вас здесь приняли как своего? Комфортно себя чувствуете?

    Абсолютно. Я не просто во фракции Партии регионов. Я пришел в парламент по округу 200 с центром в городе Умани. Выдвигался там съездом Партии и выиграл. Сегодня я член политсовета. Со всеми коллегами конструктивные отношения. Никаких проблем нет.

    Все-таки, вы для Партии регионов человек новый...

    Ну да, есть партийцы, которые стояли у истоков.

    Так сложилось, что в избирательный список партии власти вы не попали (а, наверное, пытались). В итоге вас отправили по округу в области, которая никогда особо не голосовала за регионалов.

    Я пошучу: в списки пытаются все попасть. Но я очень доволен, что пошел по округу. У меня полностью изменилось мировоззрение. Я за короткий период – чуть больше года – стал другим человеком. К сожалению, у нас, в целом, среди политиков много теоретиков, людей, которые не видят реальных проблем людей. Этого не скажешь о мажоритарщиках. И я очень доволен, что прошел мажоритарную кампанию, и могу помогать людям.

    Это вы сейчас довольны. А когда вас бросили на округ, который всегда поддерживал нынешнюю оппозицию, что вы ощущали: обиду, досаду?

    Тогда было страшно. (cмеется)

    Почувствовали, что вы еще чужой в этой властной команде?

    Когда было определено, что я иду по этому округу, были определенные колебания. Мне закидывали разные вещи. Первое – это то, что я не местный. Но я этого не скрывал и не скрываю. Я не родился в Умани. Политологи хотели придумать, что дедушка или прадедушка откуда-то из этих мест, но я сказал, что мы этого делать не будем. Зачем врать? Второе, накладывалось то, что какое-то время я был во фракции БЮТ. Поэтому было довольно тяжело. Но для себя я принял решение: буду пытаться выиграть. И я строил с избирателями честные отношения. В селах, когда проводили встречи, я в конце говорил: прошу либо всем селом за меня голосовать, либо не голосовать. Должно быть доверие.

    Послушались?

    Люди поверили, и я выиграл с отрывом чуть меньше 8 тысяч голосов. Я в округе и сейчас много работаю: у всех избирателей есть мой мобильный. Любой человек может мне позвонить. На прошлой неделе в Умани была запущена круглосуточно вода. Местные жители понимают, что это такое. Из 86 тысяч населения воду имели 13 тысяч. Остальные воду получали по графику, или пользовались скважинами. Сейчас круглосуточно вода есть абсолютно у всех. Я решал этот вопрос во всех кабинетах в Киеве. Благодарен поддержке президента, который вмешался. Это трудно было сделать, но удалось.

    Лучше расскажите, во сколько реально обошелся этот проект? И где взяли деньги?

    Для решения проблемы мы консолидировали финансы из городского бюджета, экологического областного фонда, областного бюджета, субвенции центрального. Это была большая оргработа. Был проведен технологический аудит. И мы с удивлением пришли к выводу, что вода может быть. Проблема - решаема. 26 октября в Умани провели праздник воды.

    Представьте, женщины не могли посуду помыть, не пользовались стиральными машинками, люди пораньше просыпались, чтобы принять душ. Условия были приближенными к каменному веку. Вода была два часа в день утром, два часа вечером. Тем более, утром в некомфортное время, когда дешевле тариф. Мы это сломали.

    А тарифы? Уманьчанам, наверное, придется теперь оплатить такой комфорт?

    Тарифы не поднимутся. Также будет открыт в ближайший месяц кольцевой водопровод – вторая линия – в Монастырище и в прилегающих селах тоже.

    «Из обещанного селу минимум половину не выполняют»

    Но проблемы вашего округа водой не кончаются. Ваши избиратели живут в селах. Для Центральной Украины, например, очень актуальна проблема распоясавшейся «молочной мафии». Крестьяне вынуждены вырезать коров, поскольку за литр молока закупщики предлагают максимум 2 гривны. Вы наверняка знаете об этой проблеме.

    Я подал законопроект по увеличению закупочных цен на молоко. Шансы прохождения в парламенте – так себе. Тут есть свое лобби. Область пытается что-то сделать, раздают телят людям. Но это не решение проблемы. Цены Кабмина, если не ошибаюсь, на молоко составляют 2,20, а покупают и по 1,80 гривен. Не хочешь – не продавай. Закон не работает. Конечно, здесь нужна комплексная реформа

    Давайте посмотрим динамику развития сел с 1991 года по нынешнее время. Количество населения сократилось примерно в два раза. Мы не можем на это влиять. Я кое-что сделал у себя. У меня есть программа «Современное село», в которой прописаны очень четкие стандарты. У меня есть карта конкретно каждого села, где отмечено, где освещение есть, где нет, где водопровод есть, где Дома культуры необходимо ремонтировать. Хочу привести жизнь населения к определенному стандарту. Но пока у людей не будет работы, тут будет проблема. Пока надо сделать так, чтобы хоть по паям арендаторы платили больше. Колхозы можно ругать, но раньше колхоз оплачивал дорогу, клуб, медпункты. Сейчас этого нет. Соцсоглашения, как правило, арендаторы не выполняют. Идут мини-войны. Есть политики, которые обещают золотые горы, а потом ничего не делают. Есть и такие арендаторы. Из обещанного селу минимум половину не выполняют.

    На Черкащине, и в вашем округе в частности, работают крупные агрохолдинги. Вы пытались как-то повлиять на их политику?

    Есть фирма «Агровит», есть «Зернопродукт», есть фирма «Райз». О них пока ничего хорошего сказать не могу. Как у депутата, у меня есть к ним претензии. Пока будем все решать в переговорном процессе.

    Чем конкретно они вас не устраивают?

    Речь о невыполнении обязательств перед селянами, либо полной невыплате арендной платы, либо выплате гнилым зерном, невыполнении условий социального договора. Я подал законопроект, который предусматривает формулу «5+2»: чтобы по паям было не меньше 5% только в денежном выражении, а село получало 2%. Это чуть снизит рентабельность арендаторов, зато даст возможность развиваться селу. В советское время колхоз давал работу людям. Сейчас все делает техника. Там, где раньше 50-100 человек работало, сейчас один тракторист.

    Если вернуться к вашей избирательной кампании. Ответьте одним словом: что помогло победить Антону Яценко? Подсказка зала: деньги.

    Нельзя за деньги купить здоровье, любовь женщины и отношение людей. Мне помогли искренние и хорошие, открытые, добрые и честные отношения с людьми. Не получается одним словом сказать.

    Ваш рассказ о том, как вы улучшаете жизнь своим избирателям, дает еще одно основание утверждать, что округа провластных депутатов получают намного больше помощи из центра, нежели те, где проголосовали за оппозиционеров?

    У каждого человека есть свое понимание совести, слова «честного купеческого», как говорил какой-то герой. Есть округа, где депутаты людей обманули, выиграли и уехали. А есть те, где дело выборами не завершилось. И мне не нравится риторика оппозиционных депутатов: моя хата с краю, мы боремся с режимом.

    Но депутат ведь должен задавать правила игры, разрабатывая законы, а не бегать затыкать дыры на округе.

    Я должен работать. А у оппозиционного депутата риторика простая: я ничего не могу решить, потому что я бідний, а «бідний - бо дурний». Потому я, мол, в лучшем случае напишу какой-то закон, в худшем, начну что-то кричать на передаче у Шустера или в Верховной Раде. Себя я отношу больше к депутату-хозяйственнику.

    Возвращаясь к контексту Партии регионов. У нее средний показатель по Черкасской области был 18,5%. У меня на округе – 23%. Считаю, в этом и моя заслуга есть.

    Вас уже оценили вас в Партии регионов?

    А как меня должны были оценить? Грамоту, медаль вручить? Или наградить палкой сервелата? Я работаю. Все нормально.

    «Мы рабами не являемся»

    Руководство фракции вас в парламенте сначала посадило возле сына премьера Алексея Азарова, но теперь вы сидите рядом с отцом и сыном Табаловыми, сбежавшими из «Батькивщины». Это не говорит о том, что вас все-таки не до конца считают своим? Нет ощущения, что вы сидите в санитарной зоне: где-то там на окраине с «тушками»?

    Помните, в «Ералаше» было: школа – это вам не зона. Я сидел там же, где я и сижу. Что касается рассадки, мы же, как вы знаете, по группам разделены. И группа сидит вместе. Если есть большое желание, депутат может поменять место. Но я не вижу в этом абсолютно никакой разницы. Мы же не в кино, не в театре, чтобы выбирать партер. Наверное, можно сделать исключение для Александра Ефремова, потому что ему, как главе фракции, нужно иметь возможность всегда выйти, уйти.

    Кто куратор в вашей группе?

    Я вхожу в группу, которую возглавляет Михаил Мироненко. Он занимается организационными вопросами. Например, информирует, что будет заседание фракции.

    Но я понимаю подоплеку вашего вопроса. Мы рабами не являемся, как пишут оппозиционеры. Это, скорее, к «Батькивщине» относится. Вон у них недавно прозвучало: кто не так проголосует один раз, сразу исключаем из фракции. Это какая-то нездоровая идея, с которой они носились еще в том созыве. В Партии регионов нормальная полемика, дискуссия.

    Опять же, сейчас вы меня спросите про руку Чечетова. Но любая фракция координирует голосования. Кто-то руку поднимает, кто-то кричит: «Голосуем!». В маленькой фракции все проще.

    Как вы сейчас общаетесь в парламенте с бывшими коллегами по оппозиции?

    Я со всеми депутатами общаюсь. У меня хорошие отношения со многими коллегами.

    А конкретно. Есть в «Батькившине» люди, которых вы можете назвать, если не друзьями, то хорошими приятелями?

    Никогда наша политическая сила не проявляла какую-то антагонистическую ненависть по отношению к другим людям, коллегам и так далее. Например, в комитеты Верховной Рады входят все депутаты, и нет никаких вопросов. Более того, как депутат со стажем, я считаю, что хороший закон – проработанный, когда за него голосуют все фракции, когда он уходит от политизации, и начинается профессиональное обсуждение. Приведу пример. Я провел через зал закон 0964. За него голосовали абсолютно все. Правда, в этот день БЮТ вышел из зала, не голосовал. Но никто не кричал…

    Можете назвать конкретные фамилии и сказать: вот это человек, с которым я часто общаюсь?

    Да я со многими общаюсь.

    То есть все обиды позади? Напомним читателям, что вас исключили из фракции БЮТ в 2010 году после вашего голосования за изменения в Конституцию…

    В тот момент стоял вопрос: быть или не быть мажоритарке? Я искренне считаю, что мажоритарка быть должна. Я не подписывался, когда шел в БЮТ, под рядом вещей…

    Вы это уже неоднократно говорили. Давайте упустим тему «вредного газового контракта»…

    Ну, упустить ее нельзя…

    Хотелось бы услышать другое. Например, где и как проходила ваша первая встреча с Тимошенко. Кто вас свел?

    Был съезд БЮТа, я ее впервые там увидел.

    Кого вы считаете своим «отцом» в политике?

    Я кумиров себе не делаю.

    Тогда назовите человека, который вас взял за ручку и привел куда-то или рекомендовал кому-то?

    Уж простите, буду нескромным. Я считаю себя человеком самодостаточным. Политика – это очень агрессивная среда, которая выталкивает из себя тех, кто оступился, тех, кто не смог выдержать конкуренцию...

    Еще до БЮТа вы успели поработать помощником тогда еще первого вице-премьера Николая Азарова. Расскажите о том периоде. Чем вы занимались?

    Я меньше года проработал. Это был 2003-2004 год.

    Тогда вам было…

    Мне было лет 25-26. Но я уже в 22 года я был уже кандидатом экономических наук. Имел два образования: юридическое и экономическое. Знал два иностранных языка. Я отвечал за ряд вопросов, связанных с взаимодействием между службой первого вице-премьера и Верховной Радой. Собственно, выполнял технические функции

    Как можете Николая Азарова охарактеризовать, как руководителя?

    Он очень порядочный и достойный человек.

    Он жесткий руководитель?

    Любой руководитель, если он дает слабину, руководителем быть не должен. Человек, которому приходится принимать в день, наверное, больше сотни управленческих решений, мягким быть не может в принципе. Он не должен всем нравиться, как стодолларовая банкнота.

    Николай Азаров много сделал для того, чтобы Украины после газовых соглашений, подписанных Юлией Тимошенко, хоть эта тема вам не нравится, не оказалась в состоянии дефолта. Но я понимаю, у многих людей так устроена ментальность: если человек занимает должность премьера, если это (конечно не Юлия Тимошенко, я пошучу) значит, он плохой.

    Скажите, чем вас Тимошенко так обидела?

    Нет, она ж не моя девочка. Чем она меня обидеть может?

    Просто в ваших словах, когда вы о ней вспоминаете, чувствуется что-то…

    У меня обида не проскальзывает. Но я вам скажу, что мне не нравится. Есть люди, так называемые «бесы». И я не понимаю, как человек подписал газовые контракты, где Украина потерпела убытки на 160 миллиардов, по сути, пытался поставить Украину на колени перед другим государством. Я как мажоритарщик вижу, что такое эти миллиарды. Я же понимаю, что это недостроенные дороги, больницы и так далее. Это большая сумма денег. Первое место в Европе по цене на газ у нас. Я вижу эти села, этих загнанных людей.

    Тимошенко – человек, который обманывает людей. Святых нет в политике. Вообще, нет святых людей, наверное. Но этот человек же еще называет себя лидером правой оппозиции, которая типа хочет интеграции в Евросоюз. Меня удивляет, что ее вопрос уже выведен в ранг с подписанием Соглашения об ассоциации.

    То есть вы считаете, что Тимошенко отпускать не нужно? Даже если это необходимо для евроинтеграции?

    Я не могу считать или не считать. Я не судья. У меня нет полномочий. Я могу только, если будет какой-то закон, голосовать или не голосовать.

    Но если нанесен большой ущерб стране, честнее было бы, чтобы Юлия Тимошенко сама заявила, что она уходит из политики. Я считаю, что человек, который такое совершил, не имеет морального права быть в политике.

    Вот вы заговорили о якобы дефолте, который чуть не спровоцировала Тимошенко. Но некоторые эксперты, депутаты признают, что ситуация сейчас хуже, чем в тяжелом 2009-м. Вы, как член комитета по вопросам финансов и банковской деятельности, тоже хорошо владеете ситуациией.

    Действительно, есть экономический кризис, он мировой. Мы видим, что творится в Америке. Куда уже дальше идти? Но у нас многие депутаты, особенно от оппозиции, любят просто что-то сказать, главное, чтобы ему хлопали в ладоши за то, что он вот такой смелый. Как написано в Библии, когда я вижу вола, произносящего умные речи, я думаю, до чего же запущена пахота. Не все разбираются, но что-то говорят. Так у нас, к сожалению, принято.

    Во второй части интервью с Антоном Яценко читайте о резонансных законах, несовершенстве нынешней системы госзакупок и реформе рынка оценки

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ