Виталий Гайдук: Доказательств, что Тимошенко заказала убийство, у меня нет, но…

Виталий Гайдук: Доказательств, что Тимошенко заказала убийство, у меня нет, но…

Очередной свидетель признал наличие конфликта между убитым Щербанем и Лазаренко

Просьбы Юлии Тимошенко доставить ее на досудебное заседание по делу об убийстве Евгения Щербаня не увенчались успехом и вчера. Очередного свидетеля Виталия Гайдука допрашивали без участия обвиняемой. Увидев парочку охранников у ворот Апелляционного суда, становилось понятно: власть не ожидает никаких протестов, которые так нередко бывали во времена, когда ЮВТ сюда еще привозили.

Заседание началось без опозданий. В десять с копейками следственная судья Оксана Царевич, еще не до конца оправившаяся после болезни, со спокойным выражением лица уже выслушивала возмущающегося адвоката Тимошенко Сергея Власенко. «Суду известно заявление начальника колонии о возможности Тимошенко участвовать в процессе», - уповал он на справедливость. «Сядьте», - устало успокаивала судья защитника. «Почему суд лишает Тимошенко возможности участвовать в допросе свидетеля?», - не успокаивался адвокат. «Она не желает, - парировала коронным аргументом на досудебном следствии Оксана Царевич. – Сядьте, или можете стоять, если вам так удобнее».

«Сегодня цинично в очередной раз были нарушены права Юлии Тимошенко. И судья даже не начала обсуждать этот вопрос. Даже формальные требования не были соблюдены», - комментировал после всего перепалку с судьей Сергей Власенко в коридоре.

Защитники Тимошенко Андрей Кожемякин и Александр Плахотнюк единогласно поддержали коллегу. Оксана Царевич прокашлялась в ответ. «Может, сделаем перерыв в заседании из-за вашего состояния здоровья», - с иронией, но не без надежды поинтересовался Власенко.

В зал пригласили экс-совладельца корпорации ИСД, свидетеля миллиардера Виталия Гайдука. В 1994-97 годах он занимал руководящие должности в Донецком облсовете и Донецкой областной государственной администрации. Заверив защитников, обвинителей и потерпевших в том, что он знаком и с Юлией Тимошенко, и с Евгением Щербанем, зачитав текст присяги, немногословный Гайдук отказался от дачи вольных показаний и попросил сразу задавать ему вопросы.

«Свидетель от защиты – пусть защита начинает», - махнула рукой судья. «Это не наш свидетель, - тут же подскочил со своего места Власенко. – Закон разрешает нам вызывать любого свидетеля на этой стадии. Мы вызвали свидетеля со стороны обвинения». Но Оксана Царевич обвинителям пальму первенства не передала, еще и напомнила: «Во время допроса дотрагиваться до свидетеля нельзя».

«Удобный» свидетель

Отвечая на вопросы защитника Александра Плахотнюка, Виталий Гайдук (повторяя сказанное в суде другими свидетелями) рассказал о желании Юлии Тимошенко поставлять газ в Донецкую область, о постановлении правительства, которое закрепило за каждой областью своего конкретного импортера, и о партнерском соглашении между ЕЭСУ и ИСД, подписанном 30 декабря 1995 года.

Несмотря на то, что ЕЭСУ было определено правительством, как главный поставщик газа в Донецкую область, некоторые предприятия все равно продолжали получать газ «в обход». «У двух комбинатов в Мариуполе был прямой контракт с «Газпромом». Не поставлялся ЕЭСУ газ на горловский «Стирол» - туда его «Итера» поставляла. А Донецкий металлургический завод получал газ напрямую от «Укргазпрома», - отметил он. И на уточняющий вопрос Сергея Власенко подтвердил: такими действиями все эти организации нарушали и 71-е распоряжение Донецкой госадминистрации, и постановление правительство №1033, «но заставить их тоже было нельзя».

Отношения руководителей компания ИСД и ЕЭСУ, по заверениям Гайдука, за границы бизнес-процесса не выходили. «В бизнесе идеальных отношений не бывает, это бизнес. Но здесь все регулировалось за столом переговоров», - отметил он.

На вопрос защитника ЮВТ Андрея Кожемякина о том, есть ли у свидетеля прямые доказательства о причастности Тимошенко к смерти Щербаня, Гайдук ответил: «Прямых доказательств, что Юлия Тимошенко – заказчик убийства у меня нет, но и обратных доказательств тоже нет». При этом вопрос защитника он посчитал некорректным, указав, что тот требует от него подменить следствие. Однако подобные «показания» все равно играли на руку и защитникам, и обвинителям. Первые в комментариях после процесса использовали первую часть фразы свидетеля, вторые – соответственно, вторую.

Правда, дальше его показания пошли несколько в разрез с показаниями предыдущего свидетеля Сергея Таруты. Если тот отмечал, что никакого конфликта между двумя компаниями не было, то Виталий Гайдук огласил иную версию. «Да, на уровне Таруты, как менеджера, конфликта не было. Конфликт перешел на другой уровень – на уровень губернатора Владимира Щербаня и Павла Лазаренко, - отметил он. – Любой звонок Лазаренко, даже когда он спрашивал о здоровье, воспринимался руководителями заводов однозначно». Евгений Щербань, по его словам, поддерживал Владимира Щербаня. Однако, как признал свидетель, Евгений никогда ему не говорил о своем возможном «побеге» за границу и угрозах со стороны Тимошенко и Лазаренко. «Он больше говорил об этом с Владимиром Щербанем», - уточнил свидетель.

Сергей Власенко более подробно остановился на очной ставке Виталия Гайдука с Владимиром Щербанем. «В чем разнились ваши показания?», - задал вопрос он. «Я не могу говорить о разнице наших показаний, я ее не вижу, - ответил свидетель. – Просто мы строили свои показания, опираясь на разные уровни взаимоотношений».

Любопытство судьи

«Можно мне стакан воды», - прервал допрос Виталий Гайдук. В зале, действительно, было душно. «Может, вам лучше перерыв», - практически повторила предложение, озвученное ранее Сергеем Власенко Оксана Царевич. «Пройдем этот шаг без перерыва», - заверил ее свидетель. «Беседу» с ним продолжили прокуроры.

«Была ли у вас возможность отказаться от услуг ЕЭСУ?», - задал вопрос Олег Пушкарь. «После постановления правительства – нет, - ответил Гайдук, но, увидев довольную улыбку на лице прокурора, спохватился. – Ну как бы теоретически была, но если бы вдруг произошло что-то, мы не могли так рисковать с предприятиями». Процедуру «поставки» Гайдук объяснял очень эмоционально, размахивая руками, пытаясь донести обвинителю, что выбор был, но делать его было не из чего. Однако его эмоции прокурора не «задели».

В целом, по его словам, в Донецком регионе были не очень довольны приходом на рынок газа компании ЕЭСУ. Еще до появления ЕЭСУ с января 1994 года Евгений Щербань искал альтернативные источники поставок газа.

Однако от более конкретных комментариев Гайдук отказывался – дескать, сам не видел, не знаю. «Я об этом ничего не знаю», - раздраженно парировал он вопрос о каких-либо платежах со стороны Тимошенко криминальному авторитету «Матросу» (Александру Мильченко).

«А, по словам Александра Момота, который вел переговоры со стороны ИСД?», - пытался «раскрутить» свидетеля на более подробный ответ прокурор. «Протестую, прокурор просит, чтобы свидетель опирался на рассказы других людей в своих показаниях», - снова подскочил с места адвокат Сергей Власенко. «Та ладно вам – мы ж пока только даем оценку», - покашливая, махнула рукой на его протест Оксана Царевич.

«Да не знаю я, кто там кому Рабинович», - самостоятельно парировал вопросы прокуроров Виталий Гайдук.

«Кто был собственником компании «Азовимпекс» в 2005 году?», - продолжили допрос обвинители. «Да Щербаня убили в 1996 году. Какое отношение к этому имеет то, кто был собственником компании через несколько лет?», - снова возмутился Власенко. Но наткнулся на любопытство Царевич: «Мне вот интересно послушать, так что оснований для снятия вопроса я не вижу».

Какой вопрос – такой ответ

Далее эстафета в допросе свидетеля перешла к потерпевшей стороне – сыновьям Евгения Щербаня Евгению и Руслану и их защитникам.

Правда тут все больше, как и на прошлых заседаниях, сводилось к поискам, куда «подевались» активы Щербаня после его убийства. Ответы в стиле «не знаю», видимо, не очень удовлетворяли потерпевших. Да и Виталий Гайдук уже, очевидно, подустал и с раздражением реагировал на не очень четкие и понятные вопросы.

Свидетель рассказал, что оформил свою долю в корпорации ИСД до смерти Егения Щербаня – «в июле 1996 года, когда я ушел с должности заместителя губернатора». В 1996 году, по его словам, акционеры ИСД дивиденды не получали – задачей ИСД было «иметь хотя бы нулевой баланс».

«Как вы считаете, получили бы дети Щербаня имущество, если бы Щербаня не убили?» - не унимался адвокат Андрей Осипов. «Странный вопрос», - фактически впала в ступор Оксана Царевич. «Я перефразирую», - пообещал адвокат и повторил то же самое. «Я не знаю, что было бы, если бы», - после минутной задумчивости решил не гадать на кофейной гуще Гайдук. «Следующий вопрос», - попыталась разрешить ситуацию понятным способом Оксана Царевич. «Я спрашиваю, как вы считаете…», - проигнорировав пасс судьи, обратился адвокат Евгения Щербаня к свидетелю. «Ну что за бред: что было бы, если бы что-то там», - попыталась еще раз донести свою точку зрения до защитника судья. «Не что-то там, а что-то конкретное», - не очень внятно парировал тот. «Не спорьте со мной. Следующий вопрос», - поставила точку в диалоге Оксана Царевич.

«Вот мы с вами выйдем отсюда, прогуляемся по парку, и там я вам расскажу, как я считаю, - пообещал адвокату Гайдук. – А так ничего не могу сказать по сути».

После того, как у стороны потерпевших закончились вопросы, Оксана Царевич предложила остальным задать уточняющие. От такого предложения не смогли отказаться Сергей Власенко и Андрей Осипов. Когда очередь снова дошла до последнего, Виталий Гайдук громко рассмеялся. «Что случилось?», - насторожилась Царевич. «Мы просто по кругу движемся», - развеселился Гайдук. «Это последний круг», - пообещала судья. «У ада семь кругов», - прошелестело в рядах журналистов. Но Осипову по большому счету слова не дал уже и сам Гайдук. На его не оконченное: «А может быть…?», он сразу парировал: «Может. Какой вопрос – такой ответ». Царевич завершила заседание в приподнятом настроении.

Суд по делу об убийстве Щербаня перенесли на 19 апреля. В следующий раз в режиме видеоконференции планируется допросить бывшего советника экс-премьера Павла Лазаренко Петра Кириченко, ныне проживающего в США. Предвкушая «шоу», адвокат ЮВТ Сергей Власенко заранее напомнил, что в прошлом году против жены Кириченко, благодаря людям Андрея Портнова, было возбуждено уголовное дело. «Она была задержана, и, несмотря на онкологическую болезнь, помещена в Лукьяновское СИЗО. Но 15 ноября ее отпустили, а 19 числа Петр Кириченко дал показания по убийству Щербаня», - отметил он. Прокурор Олег Пушкарь в ответ назвал высказывание Власенко попыткой заранее дискредитировать свидетеля.

Фото: пресс-служба ВО «Батькиівщина»

Также можно прочитать о том, как проходил допрос по делу об убийстве Евгения Щербаня свидетелей Сергея Зацева, Владимира Щербаня, Александры Кужель и Сергея Таруты.


Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

Виталий Гайдук: Доказательств, что Тимошенко заказала убийство, у меня нет, но…