Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Танки снова в Праге

    • Андрій Колесніков

      Журналіст (Росія)

    • Розсилка
    Танки снова в Праге

    Почему российское телевидение решило пересмотреть историю вторжения в Чехословакию

    Россия во второй раз в истории ввела танки в Прагу. Правда, виртуальные: телеканалом «Россия» был продемонстрирован документальный фильм «Варшавский договор. Рассекреченные страницы», оправдывающий вторжение в 1968 году войск Варшавского договора в Чехословакию. Что и спровоцировало вызов посла России в чешский МИД для объяснений.

    Здесь нет ни одной рассекреченной страницы: только подлинное черно-белое кино позднесоветского образца. А какие тут могут быть объяснения? Лично президент в своих выступлениях на исторические темы уже оправдывал финскую кампанию, пакт Молотова – Риббентропа, афганскую войну.

    Рано или поздно должен был настать черед Чехословакии — в тех же словах и в той же логике, которая использовалась 47 лет назад: «Мы ИХ освободили в 1945-м, а ОНИ…» И как всегда — 1945 год все спишет, в том числе и телевизионную поделку, наполовину состоящую из кадров советского пропагандистского фильма с соответствующими закадровыми голосами, включая сына Хрущева Сергея. Что характерно — по скайпу из Бостона.

    Казалось бы, к чему это кино, объясняющее вторжение кознями НАТО и бундесвера и подготовкой вооруженного переворота при поддержке Запада? Зачем портить отношения еще и с Чехией и Словакией?

    А к тому и затем, что, во-первых, фильм должен вызывать аллюзии с киевским «майданом» — вроде как сценарий революции тот же. Не зря сурово-ироничный закадровый голос с грустной горечью и праведным гневом полощет понятие «Пражская весна».

    Во-вторых, к тому, что фильм рассчитан не на внешнюю аудиторию, а на внутреннюю: та же Чехословакия — лишь повод для того, чтобы перебросить мостик от времен почти полувековой давности в сегодняшний день. Да кто ж мог подумать, что чехи возмутятся? И кто ж у нас помнит, что 1968-й — главная историческая травма и для чехов, и для словаков?

    Постсоветскому человеку, вроде бы уже почти четверть века не живущему при социализме, в кинофильме разъяснили, что войска были введены для спасения социалистических завоеваний. Ну а кроме того, из Швабии (!) к границам Чехословакии были переброшены войска НАТО. Более 300 тыс. немцев побывало в Чехословацкой Республике. Ну и, наконец, обнаружены были склады оружия, а «Клуб 231» готовил реваншистский «майдан».

    А ничего, что кроме «клубной закулисы» в истории бывает такой субъект, как народ? И этот народ хотел другой жизни.

    И ничего, что в Чехословакии поменялся первый секретарь ЦК КПЧ и им стал Александр Дубчек, который сначала устраивал Политбюро (ПБ) ЦК КПСС и которого Брежнев называл «Саша», а потом перестал устраивать? 6 мая 1968 года на заседании ПБ Леонид Ильич сказал, что программа действий КПЧ открывает «возможности для реставрации капитализма», и тут же предложил ввести на территорию ЧССР войска под прикрытием учений. И ничего, что это была оккупация в прямом смысле слова?

    Какой уж тут «Клуб 231» — здесь речь шла обо всем народе Чехословакии и его новом, реформаторски настроенном коммунистическом руководстве. О желании народа и элит превратить Чехословакию, как выразился Алексей Косыгин, для начала в Югославию, «а затем что-то похожее на Австрию».

    …В марте 1950 года чешская тайная полиция прямо в пражской пивной «У Герцлику» неподалеку от Народного театра арестовала несколько человек из блестящей сборной Чехословакии — лучшей команды Европы, чемпиона мира 1947 и 1949 годов. Хоккеисты были отправлены в тюрьмы и на урановые рудники за неправильные разговоры и намерения сбежать на Запад.

    Но уже 19 лет спустя, на чемпионате мира по хоккею 1969 года в Стокгольме, наследники той сборной отомстили и тайной полиции Чехословакии, и властям Советского Союза: легли костьми, но дважды переиграли сборную СССР.

    21 марта 1969-го на 33-й минуте матча ЧССР – СССР Ярослав Голик с подачи Яна Сухи забросил шайбу в ворота «красной машины». Вацлав Недомански (главная шутка-1969: «У СССР две проблемы: Даманский и Недомански») на радостях ударил ворота Виктора Зингера и сдвинул их, что-то крикнув советскому вратарю, а Ярослав Голик с размаху шарахнул по верхней перекладине и фактически ткнул клюшку в маску голкиперу, явно едва удержавшись от физического контакта. Бедный Зингер ответил за советских лидеров, за советских танкистов, за унижение чехословаков. Тогда-то и родилось вот это: «Вы нам танки, мы вам бранки (шайбы)».

    А в 1972 году, когда сборная Канады после победы в Москве в Суперсерии сыграла выставочный матч в Праге, болельщики овацией встретили канадского форварда Стэна Микиту, на самом деле — словака Станислава Гоута, чьи родители бежали за океан от коммунистов.

    Какая уж тут логика и справедливость вторжения, какие западные козни, при чем здесь НАТО? Почитали хотя бы Милана Кундеру, поняли, что происходило в этой стране…

    Очень легко на том историческом этапе, когда в России никто ничего ни о чем не хочет знать, внедрять «единое» представление об истории, а на самом деле по-настоящему переписывать ее, упрощая и подстраивая под свой страх перед мифическим «майданом».

    Телевизионному агитпропу давно пора заняться советскими диссидентами, объявив их предшественниками «иностранных агентов». Как раз пражские события дают очень удобный повод: выход семерых смелых на Красную площадь 25 августа 1968 года — это же все, ясное дело, инспирировано и проплачено Западом. А в качестве закадрового текста можно шарашить практически целиком приговор Мосгорсуда от 11 октября 1968 года — кто ж это заметит: «Богораз-Брухман, Литвинов, Бабицкий, Делоне и Дремлюга, будучи не согласны (так в приговоре. — А.К.) с политикой советского правительства, решили организовать сборище на Красной площади с целью пропаганды своих клеветнических измышлений».

    История сложна, в ней есть народ — источник власти и субъект многих процессов. И в ней есть даже такой персонаж, который в своем последнем слове перед советским судом объяснил свои мотивы, которые вдруг опять стали непонятны широким массам и сервильным элитам, – Лариса Богораз 11 октября 1968-го о своем выходе на площадь:

    «Я люблю жизнь и ценю свободу, и я понимала, что рискую своей свободой, и не хотела бы ее потерять… Я оказалась перед выбором: протестовать или промолчать. Для меня промолчать — значило присоединиться к одобрению действий, которых я не одобряю. Промолчать — значило для меня солгать».

    Источник: Газета.ру

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ