Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Страницы крымской истории. Похороны Алексея Костерина

    • Гульнара Бекірова

      Кримський історик, член Українського ПЕН-клубу

    • Розсилка
    Страницы крымской истории. Похороны Алексея Костерина

    Говорят, смерть – то единственное, что объединяет всех.

    Говорят, смерть – то единственное, что объединяет всех. Но далеко не все проводы в последний путь превращаются в общественно значимое явление. Однако события, которые случились 46 лет назад в Москве, и сегодня достойны нашей памяти.

    Гульнара Бекирова, историкГульнара Бекирова, историк

    10 ноября 1968 года умер Алексей Евграфович Костерин – человек, который одним из первых возвысил свой голос в защиту «малых и забытых» – репрессированных Сталиным народов. 14 ноября состоялись его похороны, которые превратились в настоящий политический митинг.

    Фигура Костерина – сегодня в значительной степени забытая – заслуживает внимания.

    Алексей Евграфович Костерин родился 17 марта 1896 года в селе Нижняя Бахметьевка Саратовской губернии в семье рабочего-металлиста. После окончания реального училища работал журналистом. В январе 1917 он был арестован по обвинению в принадлежности к партии большевиков, освобожден из заключения после Февральской революции. С 1917 по 1922 жил на Северном Кавказе и в Закавказье. Член партии большевиков, участник Гражданской войны. В начале 1920-х Костерин – военный комиссар Чечни, затем секретарь Кабардинского обкома РКП (б). С 1922 по 1936 жил в Москве, занимался художественной литературой и журналистикой.

    6 мая 1938 года Костерин был арестован как «социально-опасный элемент» и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. Срок отбывал на Колыме. В 1953-м вернулся в Москву. Спустя два года реабилитирован Верховным судом СССР, затем восстановлен в Союзе писателей и в партии.

    В середине 1960-х в Москве вокруг Костерина и его друга, старого большевика Сергея Петровича Писарева, сформировался кружок инакомыслящей молодежи, противопоставлявшей современную советскую действительность «ленинским заветам». В 1966 к кружку присоединился генерал Петр Григоренко, называвший Костерина своим «другом и учителем». По признанию Григоренко, именно Костерин познакомил его с проблемами «наказанных народов».

    В середине 1960-х в поле зрения Костерина попадают проблемы репрессированных народов – немцев и крымских татар. В 1967 году им была написана получившая широкое хождение в самиздате и среди крымских татар статья «О малых и забытых".

    В конце февраля 1968 у Костерина произошел инфаркт, после которого ему уже не суждено было поправиться. Несмотря на болезнь, он по-прежнему активно занимался правозащитной деятельностью, за что в октябре партком Московского отделения Союза писателей исключил его из партии. Спустя неделю он написал письмо в Политбюро ЦК КПСС с протестом против нарушений Устава КПСС и сообщил о выходе из партии, приложив свой партбилет. 30 октября Костерин был исключен из Союза писателей СССР, а спустя несколько дней – 10 ноября 1968 года – скончался.

    Незадолго до 110-летнего юбилея Алексея Евграфовича Костерина мне посчастливилось пообщаться с его внуком – правозащитником Алексеем Смирновым-Костериным. Вот как вспоминал деда Алексей Олегович: «Дед крепко «вбил» в меня и уважение к другим народам, и к своей стране, в которой чувствовал себя хозяином. Он считал себя лично ответственным за окружающее, за свою землю и все, что на ней есть... К нам часто приходили дедовские друзья-чеченцы еще с гражданской войны. Тогда же большевики были восприняты как освободители от реального царского империализма. Поэтому их и приняли как своих. И я однажды спросил дедушку, как же так, почему те же чеченцы уже сейчас не могут полностью воспользоваться ленинским «правом наций на самоопределение» и немедленно уйти из СССР? На это дед ответил, что «тут диалектика – надо посмотреть, кто именно хочет такого, какие классы? Для пролетариата же не нужно куда-то уходить!»… При всей такой диалектике, не заведомо злой или обманной, была одновременно и такая мгновенная реакция на зло. При этом дед и ожидал и требовал такого же от наших партийных вождей. Он считал их молодыми, он САМ делал эту революцию, эту новую страну. А что были ошибки и преступления, то, вот, сейчас их и поправим, все вместе, группой товарищей».

    Первым, кто отказался от «ленинских» посылок среди активистов крымскотатарского национального движения, вспоминает Смирнов-Костерин, «был, пожалуй, Мустафа Джемилев, молодой да ранний, уже начитавшийся самиздата, наобщавшийся с московской продвинутой интеллигенцией».

    О высоком же авторитете Алексея Евграфовича Костерина, благодарности, которую испытывали к нему крымские татары, свидетельствует целый ряд фактов. Такие, например: Алексей Евграфович хранил письма от крымских татар с просьбой выслать статью «О малых и забытых» и с благодарностью за нее, в том числе от 19 школьников, которым автор написал: «Мою статью... поспрошайте у старших. Вы ее легко найдете». А банкет в честь его 72-летия, устроенный весной 1968 г. крымскими татарами в ресторане московской гостиницы «Алтай» – это и вовсе легендарное событие в истории правозащитного движения СССР. Болезнь помешала Костерину присутствовать на банкете. Его друг Петр Григоренко произнес там речь, которая была встречена овацией.

    Передо мной ветхий документ более чем 40-летней давности, сохранившийся в моем домашнем архиве, – «приложение к информации №65» крымскотатарского движения, в которой изложена речь представителя крымских татар, присутствовавшего на вечере. В ней говорится: «Олицетворением совести России является Костерин и его единомышленники-демократы. Их помощь нашему народу вносит в наше национальное движение новый момент, который значительно облегчит нашу борьбу и ускорит время торжества прогресса. Я уверен, что величие России будет определяться именно количеством таких людей, как А.Е.Костерин».

    Исследователь Геннадий Кузовкин проанализировал документы Алексея Костерина о проблеме крымских татар в архиве Московского «Мемориала», и вот некоторые его выводы.

    До 1967 г. в документах, где явно обозначено или несомненно установлено авторство самого Костерина, каких-либо развернутых упоминаний крымсокотатарской проблемы не встречается. Наиболее ранним документом, поднимающим эту проблему, в фонде Костерина оказывается письмо С.П. Писарева к Л.И. Брежневу, датированное январем 1965 г. Другой любопытный документ на эту тему, написанный приблизительно в это же время, – письмо Председателю Совета Министров СССР А.Косыгину. Оно более резко по тону и является реакцией на заявление Косыгина, сказавшего в Париже, что все нации в нашей стране имеют равные права. Автор указывает Косыгину на проблему крымских татар, в отношении которых справедливость до сих пор не восстановлена. По утверждению исследователя, С.П. Писарев был одним из авторов и этого обращения, а соавтором или человеком, которому, возможно, предлагали поставить под этим документом свою подпись, был А.Е. Костерин.

    Последний год жизни Костерина – 1968 – год бурных событий в истории демократического движения в СССР. Увы, смерть прервала правозащитную активность Костерина, однако даже его похороны стали значимым общественным событием. Православный писатель и диссидент Анатолий Левитин-Краснов написал в своей книге «Родной простор»: «Похороны Алексея Костерина вылились в волнующую демонстрацию… Власти всячески пытались предотвратить прощание... Во время похорон я в Москве не был, слушал отчет о похоронах в Пскове по радио из Лондона… Когда я вернулся в Москву, все мои друзья были под впечатлением проводов Алексея Костерина. Из уст в уста передавались сообщения о речи Петра Григорьевича Григоренко. Особенно запечатлелись у всех в памяти заключительные слова его речи: «Прощаясь с покойником, обычно говорят: «Спи спокойно, дорогой товарищ». Я этого не скажу. Во-первых, потому, что он меня не послушает. Он все равно будет воевать. Во-вторых, мне без тебя, Алеша, никак нельзя. Ты во мне сидишь. И оставайся там. Мне без тебя не жить. Поэтому не спи, Алешка! Воюй, Алешка Костерин, костери всякую мерзопакость, которая хочет вечно крутить ту проклятую машину, с которой ты боролся всю жизнь! Мы, твои друзья, не отстанем от тебя. Свобода будет! Демократия будет! Твой прах в Крыму будет!».

    Его похороны превратились в манифестацию всенародной дружбы, братства народов, продолжает А.Левитин-Краснов. Здесь были и крымские татары, и чеченцы, и ингуши… «Их общая скорбь, общие слезы скрепили братство народов больше, чем все на свете декларации и документы. Речь Григоренко, тотчас из стен крематория стала известной всей Москве, перешла через границы, потрясла весь мир. И русский народ побратался с крымцами, протянув им руку в лице лучших своих сынов – недавно умершего писателя Алексея Костерина и генерала Петра Григоренко, которые отдали столько сил за возвращение крымцев в родные места». Костерин и Григоренко спасли честь русского народа, заключает автор.

    Александр Даниэль, сын легендарных диссидентов Ларисы Богораз и Юлия Даниэля, также был в тот день на похоронах Костерина: «Помню толпу, заполнившую небольшой церемониальный зал. Помню крымского татарина, взошедшего на трибуну по мусульманскому обычаю, с покрытой головой, и произнесшего слова благодарности покойному от имени своего народа. Благодарность диссиденту от народа. Это звучало необычно. Помню Григоренко, пообещавшего Алексею Евграфовичу, что его прах в Крыму будет... И помню головокружительное чувство оттого, что впервые публично произносятся слова, которые можно услышать только в четырех стенах или прочесть в самиздатской машинописи. Траурная церемония превращалась в праздник свободы. Впрочем, хотя крымские татары уже вернулись на родину, но республика их так и не восстановлена. И могилы Алексея Костерина в Крыму до сих пор нет».

    Могилы Алексея Костерина действительно нет в Крыму, хотя есть улица в Симферополе, названная его именем. И очень бы хотелось, чтобы память о нем жила не только и не столько среди крымских татар, но и среди его соотечественников. Ведь прав был великий Лао-Цзы: «Кто умер, но не забыт, тот бессмертен».

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Аркадій Бабченко
    Аркадій Бабченко

    Журналіст

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ