рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Василий Волга: В тюрьме я был библиотекарем

    • Наталья Литвинова, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • Розсилка
    Василий Волга: В тюрьме я был библиотекарем

    «Янукович любил рассказывать, как он работал начальником гаража и как в гараже решались вопросы»

    Экс-председатель Госфинуслуг и лидер партии «Союз Левых сил» Василий Волга был задержан и отправлен в СИЗО в 2011 году. Суд признал его виновным в деле о покушении на взятку в размере $500 тысяч в обмен за досрочное выведение временной администрации из «Первого кредитного общества», а также в растрате 47 тыс. грн бюджетных средств в результате назначения личного водителя на должность главного специалиста отдела корпоративного управления.

    Чиновнику, который после победы Януковича получил высокую должность по квоте Компартии, суд дал 5 лет тюрьмы. Своей вины Волга не признавал до конца. Из положенного срока он отсидел три с половиной года. Говорит, что на досрочное освобождение повлияла смена власти, ведь «сел» он с подачи прошлого преступного режима. Сейчас Волге еще предстоят исправительные работы – 1 год и 7 месяцев. Василий Александрович уже работает аналитиком консолидированной информации отдела финансов в ООО «Финансовая компания №1». По словам Волги, его официальный заработок составляет 2800 грн, 20% из которых (560 грн.) уходят в доход государства.

    Как три года, проведенные в неволе, сказались на Волге, можно судить по фото. Он находится в хорошей форме: так же подтянут, энергичен, амбициозен и пафосен в высказываниях. Экс-чиновник обещает вернуться в политику и возродить в стране «мощное левое крыло».

    Чтобы понять, что на самом деле может «возрождать» Василий Волга, стоит вспомнить, чем запомнилась его прежняя политическая деятельность. В 2008 году Волга был автором так называемой «Карты русского». Политик тогда призывал Россию взять на себя обязательства по защите прав русских в Украине. С предложением поддержать эту инициативу он обращался даже к лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому. Также Волга активно поддерживал позицию придания русскому языку статуса второго государственного. Когда в сентябре 2008 года издание «Коммерсант» поинтересовалось у политика, как он относится к тому, что его "Союз Левых сил" называют проектом Кремля, он недолго мудрствовал с ответом: «Для меня это большая честь. Если кто-то считает нас проектом Кремля, то я приму такое определение с большим удовольствием».

    На пике своей карьеры в должности председателя Госфинуслуг Волга продержался чуть больше года. За это время Генпрокуратура установила, что ведомство нарушало законы «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг» и «О кредитных союзах». Руководителя Госфинуслуг обвиняли также в растрате бюджетных средств и в махинациях. Но Волга все отрицает и при всей своей любви ко всему русскому надеется на Европейский суд, который снимет с него все обвинения и полностью оправдает.

    Вы досрочно вышли из тюрьмы, но окончательно считать свободным вас пока нельзя: впереди еще полтора года исправительных работ. Чем вы сейчас занимаетесь?

    Мы сейчас с вами находимся в кабинете компании (ООО Финансовая компания №1, «Главком»), которая мне предложила работу финансового аналитика. 2800 гривен – это действительно та заработная плата, которая предусмотрена условиями решения суда. Но, в соответствии с законом, я имею право также на преподавательскую деятельность, на предоставление консультаций. Но главное, за счет чего мы живем, — это сдача в аренду нашей квартиры в Киеве. Мы с семьей съехали на дачу под Обухов.

    Вернемся к событиям 2012-го года. Расскажите, как вы угодили за решетку? Брали ли вы ту взятку или нет?

    Вы же, наверное, хотите слышать фамилии людей, которые заказывали этот процесс, проводили его. Скажу так: на самом деле все произошло потому, что я переоценил свои собственные силы.

    В чем именно переоценили?

    Я решил бороться с «Семьей» в лице Александра Януковича и Сергея Арбузова, их зверским поведением на финансовых рынках. Арбузова интересовало одно единственное – новые схемы, использование страховых, финансовых кампаний для отмывания средств, в том числе под Евро-2012. Они потребовали, чтобы я провел через Госфинуслуг некоторые решения. Предоставить некоторым компаниям режим преференций, а других — ущемить в возможности работать. Эти решения были заведомо преступны. Я отказался это делать. Но это лишь часть вопроса. Был подготовлен указ президента о моей отставке, и этим бы все закончилось. Но, тут вмешался политический фактор. Этим политическим фактором оказался мой коллега по прошлой деятельности, по избирательной кампании Петр Симоненко. Перед задержанием он пригласил меня на разговор и начал с того, что впереди парламентские выборы. «Мы же идем блоком? Мы дальше идем вместе?», – спросил он меня. Я отказался, так как уже увидел поведение коммунистов во власти.

    Давайте по пунктам. Когда вас конкретно попросили провести «некоторые решения» через Госфинуслуг. О чем конкретно шла речь?

    Прекратите, вы что, вы хотите, чтобы я вам сделал заявление о преступлении?

    То есть вы «боролись с Семьей», но даже теперь нельзя рассказать как? Хотя бы упомянуть названия компаний, которые Семья лоббировала?

    Во-первых, эти компании до сих пор работают на рынке. Во-вторых, эти компании сейчас аффилированы к некоторым власть предержащими.

    О современном положении вещей говорить мне просто страшно, потому, что я вижу, какие репрессии сейчас развернуты против инакомыслящих и я не собираюсь попадать в эту «копилку».

    Поскольку названия компаний вы не хотите говорить…

    Ни в коем случае.

    … расскажите тогда, на каких условиях вы скооперировались с Петром Симоненко?

    Когда создавали блок, то подписывали соглашение, которое было зарегистрировано в Центральной избирательной комиссии. В ЦИК есть все документы, условия. Согласно им мы должны были работать совместно. Петр Симоненко – единый кандидат, которого выдвигают партии, вошедшие в блок. По результатам выборов, политические партии, которые принимают участие в блоке, добиваются хотя бы какой-то части власти, участвуют в совместном использовании этой власти.

    Из тех 3%, которые получил на тот момент Петр Симоненко, 1,5% - были мои

    И вот победил Янукович, вы триумфально вошли во власть. А потом вас взяли уволили и посадили. И только тогда вы наконец-то поняли, что Симоненко служит режиму и олигархам?

    Вопрос интересный. Знаете, пока не попробуешь – не узнаешь. Я никогда не действовал и не действую по принципу «ОБС» - «одна баба сказала». Я видел его публичную позицию, слышал слова, которые произносились Симоненко и людьми, которые его окружали. И я понимал, что эти люди имеют традиционный устойчивый электорат, который верит в то, что говорит Симоненко, и это то, что необходимо для того, чтобы были проведены необходимые изменения в политической структуре. Я тоже в определенном смысле верил, что он действительно чист сердцем в смысле своих устремлений. Но, когда мы уже непосредственно столкнулись в работе, то тогда я увидел, что все далеко не так.

    В итоге получается, что вы просто воспользовались рейтингами КПУ и Симоненко, скооперировались и по его квоте получили весьма неплохую должность.

    Я получил не по его квоте. Я получил по квоте «Союза Левых сил». Это было предусмотрено нашим соглашением. Из тех 3%, которые получил на тот момент Петр Симоненко, 1,5% - были мои. И это было предусмотрено тем, что я получил не только свою должность, но и еще ряд должностей во власти, которые заняли члены «Союза левых сил».

    Что именно вам не нравилось в поведении партнера, с которым вы еще недавно сотрудничали?

    Жадность. К сожалению, те, кто был делегирован на тот момент коммунистами во власть – это были люди, не имеющие совершенно никакого отношения к левой идее. Это люди, которые дальше продолжали обслуживать олигархат. Как результат: они все на свободе, а я попробовал противостоять этому и оказался в тюрьме.

    Я «выжал» все из страховых компаний

    Как именно вы «противостояли»?

    Я сразу перевернул работу Госфинуслуг. Приведу пример: когда я пришел, задолженность страховых компаний перед страхователями по автогражданке была 800 млн. гривен. Страховые компании не выплачивали клиентам. К концу моей каденции осталось 200 млн гривен долга. Я «выжал» все из них.

    Я инициировал изменения в Налоговый кодекс, в соответствии с которыми, был перекрыт огромный канал обналичивания. Это от 10 до 15 миллиардов гривен, которые ежегодно уходили через систему перестрахования. Так называемое «искусственное перестрахование». В законе было запрещено относить это на валовые затраты. Мои изменения были приняты летом 2011 года. 19 июля я был арестован, а 10 октября этого же года Партией регионов было внесено изменение в Налоговый кодекс, которым «искусственное перестрахование» снова было реанимировано.

    Я откровенно сказал Симоненко, что «Союз левых сил» в парламент 2012 года будет идти на выборы самостоятельно. Тогда Петр Симоненко, используя свое влияние на президента Виктора Януковича, сыграл ключевую и трагическую роль в моей судьбе.

    Так что именно он сделал?

    Это очень долго рассказывать. Потому, что нам придется с вами вернуться в совместную поездку Петра Симоненко и Виктора Януковича в Пекин в 2010 году.

    Ну, вы можете кратко все изложить.

    После поездки в Пекин, если вы ее помните, с китайскими товарищами был подписан целый ряд соглашений, связанных с кредитованием нашей экономики. Тогда же Янукович подписал некоторые инициативы по Крыму: кредитование, инвестирование, строительство портов. Рассматривались вопросы Керченского транспортного перехода.

    И вот когда наше внешнеполитическое ведомство начало работать над эти визитом Виктора Януковича в Китай, китайцы вдруг поставили условие. Они сказали: не надо МИДа, пускай подготовкой визита займется Игорь Алексеев, второй секретарь Компартии, у него есть дипломатический опыт. Ну, Янукович и все остальные изначально от этого обалдели. Но потом вынуждены были пойти на это условие. Также было требование включить в делегацию Петра Симоненко и других лидеров Компартии. На этой встрече Януковичу объяснили: мол, послушай, дорогой президент Украины, мы своих братьев по крови (коммунистов, - «Главком») не бросаем. Мы являемся лидерами мировой экономики, мы «прем вверх», мы можем с вами сотрудничать, но только при условии, что коммунисты будут находиться на особом положении. То есть дали понять: не будете прислушиваться к мнению коммунистов – мы с вами работать не будем. После этого Петр Николаевич вернулся из Китая, как на крыльях прилетел. Я с ним встречался после этого, он был счастлив, «выше крыши».

    И, когда возникла эта ситуация вокруг меня, когда меня должны были убрать с должности, Симоненко понимал, что мы вместе не пойдем в парламент, что между нами будет большая конкуренция, а это большие риски. Ему достаточно было одного разговора с Януковичем…

    Вернемся к взятке, за которую вам дали срок.

    Я – единственный чиновник, который отсидел срок за покушение на взятку.

    Если взятки не было, то чем руководствовались следствие, суд, когда вас упрятали за решетку?

    Указаниями сверху.

    Кто конкретно давал указания сверху?

    В процессе следствия конкретно указания давал Ринат Кузьмин. Именно он несколько раз приезжал в главное следственное управление, сначала он меня шантажировал. Но, правда, были предложения, мол, возьми все на себя, и мы тебя быстренько отпустим, под условный срок. Мы тебя трогать не будем. Но, когда я отказался это делать, мне угрожали 12 годами тюрьмы. С конфискацией имущества. Но ничего не получилось. Вся фальсификации в моем деле полностью контролировал Ринат Кузьмин.

    А вы пробовали договориться полюбовно, если так можно сказать?

    Как это? Вас арестовали, бросили в обезьянник, в Лукьяновку. И вы говорите, о том, чтобы с этими людьми о чем-то договариваться? Не пробовал.

    Я должен был взять на себя то, что они на меня вешают, то есть, согласиться, что хотел получить эту взятку. Но взятки то нет, ничего нет, денег нет. Но я должен был с повинной явиться к ним. Они бы мне дали три года условно, и тогда, мол, все – я бы никому ничего не был должен. Я не пошел на это.

    Для того, чтобы ситуация была понятнее, и, кстати, аморальность происходящего сейчас, я напомню о событиях 2011 года. К ноябрю 2011 года в Лукьяновском СИЗО находилось 5500 человек. При том, что мест там было в два раза меньше. В следственном изоляторе сидели, в основном, предприниматели Киева. На 2-х этажах есть 40 следственных комнат, в которых проходят следственные действия со взятыми под стражу.

    В двух кабинетах сидели нотариусы. «Вы хотите выйти на свободу? Пожалуйста!».

    И вот, до Нового года, до декабря СИЗО разгрузили до 3000 человек. 2500 разного уровня предпринимателей, как правило, тех, кто владел землей в Киеве, либо объектами недвижимости, приносящими постоянную ренту, отдали бизнес и ушли домой. Те, кто не отдавал, попадал в тюрьму. В зоне, где я сидел, это Полтавская 64-я исправительная колония, я знаю десятки осуждённых депутатов областного, городского уровней, которые решили противостоять беспределу.

    И вот я сейчас задаю вопрос: почему мы сейчас всей страной занимаемся незаконным осуждением Тимошенко и Луценко, а все простые незаконно осужденные остались сидеть в тюрьмах? Что с ними делать? Они надеялись на то, что после Революции достоинства будет пересмотр их дел, но о них все забыли. Не создано никакой комиссии, никто не перепроверяет их дела. Все совершенно забыли о тех людях, с которыми себя власть Януковича вела гораздо страшнее.

    С Януковичем встречи были интересные. Его эти доклады не интересовали

    Часто ли вам приходилось встречаться с Януковичем, когда вы были председателем Госфинуслуг?

    Янукович был мой прямой и непосредственный начальник. У меня никаких начальников больше не было.

    А в правительстве кто вас курировал?

    Сначала Сергей Тигипко. Но потом, когда Госфинуслуг получил статус национальной комиссии, то напрямую только президент. С Тигипко у нас были постоянные скандалы.

    На какой почве?

    На почве его либерализма. Я категорически против того «либеральныго эксперимента» с названием «дикий капитализм», который на протяжении 23-х лет разыгрывается в нашей стране. Тигипко – крупнейший капиталист. Естественно, наши взгляды не совпадали.

    Ну а с Януковичем вы общий язык находили?

    С Януковичем встречи были интересные. В соответствии с законом, я ему раз в месяц докладывал о ситуации на финансовых рынках. Но его эти доклады не интересовали.

    Когда они грабят страну, рыбу я ловить не буду

    Что интересовало Виктора Федоровича?

    Он любил рассказывать, как он работал начальником гаража, какие вопросы и как в гараже решались. Может быть, с другими руководителями центральных органов исполнительной власти он по-другому разговаривал…

    Как-то мы с ним проговорили 4,5 часа. Мы обедали, он рассказывал, а я слушал. Тему доклада обсуждали 15 минут. Вопрос был такой: «Как там дела?» – «Нормально, Виктор Федорович. Мне необходимо для стабилизации ситуации здесь и здесь принять такой-то закон». Он: «Хорошо, что кто должен?». Я говорю: «Этот должен сделать это, этот – то». Он давал указания Левочкину — на этом все заканчивалось. Дальше были разговоры о другом.

    О коррупции или схемах?

    Нет. Я справедливости ради скажу: никогда никаких схем Янукович со мной не обсуждал. Никогда никаких установок или даже намеков на то, что я должен сделать то или иное. Именно на этом основании я был уверен, что когда его «дети» начали резвиться (Сергей Арбузов и Александр Янукович), то это самодеятельность и мне нечего волноваться. Но когда я увидел, что Янукович на доклад меня больше не принимает, я понял, что его отношение ко мне уже было сформировано этими «детьми». И таким образом мне давался сигнал, что я должен пойти на требования Саши Януковича, Сергея Арбузова, тогда мне, мол, откроется дорога. Но я отказался.

    Кто из политиков вам помогал выйти досрочно?

    Никто.

    То есть вы вышли благодаря «хорошему поведению»?

    И не только. Я вышел в соответствии с тем законом, который действует на данный момент: имею право на льготу. По прошествии определенного срока при моем хорошем поведении, при моем участии в общественной жизни, а я в тюрьме вел кружки разнообразные, лекции читал. Я был библиотекарем, это было очень удобно. Вокруг меня собрался целый круг людей.

    Ну, конечно, в первую очередь, повлияла смена власти. Хотя я вижу, что сейчас мои осторожные шаги по возвращению в политику, первые шаги по восстановлению структур «Союза Левых сил» уже соответствующим образом воспринимаются действующей властью. За мной снова следят. Они, наверное, думали, что я выйду и буду себе просто рыбу ловить. Когда они грабят страну – рыбу я ловить не буду.

    И кто же сейчас заинтересован в слежке за вами?

    Действующая власть. А за кем она не следит сейчас? Мы просто все делаем вид… потому что все боимся. Вы боитесь, я боюсь.

    Мы простые журналисты, чего нам бояться?

    За инакомыслие вы тоже можете попасть.

    Выбирали среди тех, кто читать умеет. Вот меня и выбрали.

    В колонии вы были библиотекарем. Что читают люди в заключении? Вот Юрий Луценко особое внимание уделял Бродскому, у вас какие были предпочтения?

    В тюрьме я жил целью выйти из тюрьмы и создать настоящий социал-демократический проект, украинское левое движение. Соответственно, все мое чтиво было этому посвящено.

    Как же вы стали библиотекарем? Это, прямо скажем, «жирная» должность в тех условиях..

    Просто там сидят люди, которые не все читать умеют. Выбирали среди тех, кто читать умеет. Вот меня и выбрали.

    Какие были бытовые условия в тюрьме у вас?

    В Лукьяновке были ужасные. Но если хотите узнать, какие именно, прочитайте, у Юрия Луценко в книге написано («По обе стороны колючей проволоки» – «Главком»), у нас камеры рядом были.

    А в Полтавской исправительной колонии №64?

    Там было очень хорошо. Это был как лагерь. Конечно, это не домашние условия.

    Там был лагерный тип помещения, то есть, это барак. Он был разбит на несколько спальных помещений, помещение, где я находился, спали 20 человек.

    А бытовые условия: душ, туалет?

    Душ был раз в неделю. Туалет достаточно примитивный, но это было не так страшно. Например, Лукьяновское СИЗО – летом 45 градусов, а ночью ниже 35 градусов не падает. Зимой вы ничем согреться не можете, так как отопления просто нет в камерах. Там оно не предусмотрено. А в Полтаве и с отоплением решался вопрос.

    В Полтавской колонии вы пропустили столько событий: революцию, начало войны, выборы… Что вас больше всего поразило, когда вы вышли на волю?

    Больше всего поразило - но не в смысле удивления, а в смысле ужаса - ненависть, которая сейчас во всех нас. Мы находимся в состоянии информационной войны — все врут и у меня очень много вопросов по Майдану.

    Украину погубила пропаганда

    А как на счет изменений в политикуме. Две волны досрочных выборов дали свой результат?

    Ничего не изменилось. Только лица поменялись. Система не изменилась. Простой человек в этой стране как ничего не значил, так дальше ничего и не значит. Людей бросают в топку войны. Но капиталу война выгодна. Я вижу, сколько сейчас зарабатывают некоторые олигархи на этой войне.

    Если будет проводиться следствие и будут раскрыты все преступления, в которых принимали участие Арбузов, Янукович, Азаров, то не кажется ли вам, что очень многие персоналии современной политики окажутся замаранными в тех преступлениях? А кем была та «троица» лидеров? Он были в то время вмонтированы в эту систему. Это одна гидра, но головы у нее разные.

    Вы родом из Северодонецка. Как считаете, какая судьба ждет Донбасс?

    Украина возможна только тогда, когда она будет вместе с Донбассом. Ведь если для нас с вами потеря Крыма – это потеря эстетики, постоянной веры в то, что летом я знаю, где я буду отдыхать, то без Донбасса существование Украины невозможно. Украину очень во многом погубила пропаганда. Когда всей стране сказали неправду о том, что Донбасс – это убыточный регион, что это регион дотационный, что мы только на него деньги тратим и из него ничего не получаем, то граждане Украины сказали: да шут с ним, с этим Донбассом. Гори он ясным пламенем. И Донбасс загорелся.


    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ