Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Янукович предпочел интересы Фирташа государственным,- мнение

    • Сергей Высоцкий, «Фокус»
    • Розсилка
    Янукович предпочел интересы Фирташа государственным,- мнение

    Осведомлённый. Станислав Белковский уверен, что никакой практической пользы от Черноморского флота Россия не имеет

    Впервые за годы независимости украинская власть обменяла геополитические символы государства на коммерческую выгоду. Продление пребывание ЧФ в Крыму нивелирует шансы на интеграцию полуострова в Украину.

    Российский политолог Станислав Белковский всегда точно знает настроение кремлёвской элиты и её истинные мотивы. В интервью Фокусу он рассказал о том, к чему приведут харьковские договорённости президентов Януковича и Медведева и зачем они были нужны украинской и российской властям.

    – Что выиграла Россия от продления срока пребывания своего флота в Севастополе?

    – Ни военного, ни международно-политического значения ЧФ для России не имеет и не имел. Ясно, что в нынешнем его состоянии, особенно в сравнении с военно-морскими силами других ключевых игроков в регионе – США и Турции, Черноморский флот России не может быть серьёзным военным фактором. Своё истинное отношение к флоту Москва продемонстрировала тем, что даже не смогла укомплектовать его личный состав: численность моряков ЧФ (немногим более 16 тысяч) существенно уступает минимально допустимой (25 тысяч). При этом ЧФ никогда не играл никакой роли в украинской политике. Он не повлиял ни на одно значимое событие в Украине за годы независимости. Флот не является рычагом влияния на внутреннюю политику страны. Он лишь способствует консолидации антироссийски настроенных политических сил Украины – это его единственная политическая функция.

    – Тогда зачем вообще нужны были эти договорённости?

    – Для России флот имеет экономическое и символическое значение. Экономическое – потому что новая база близ Новороссийска стоит, по разным подсчётам, от 5 до 10 млрд. долларов. И это не только собственно военно-морская база, но и жильё, гражданская инфраструктура, рабочие места для членов семей моряков и так далее. Оставив флот в Севастополе, Москва избавляется от необходимости всё это создавать. Хотя в современной России любят мегапроекты – на них всегда можно немало украсть. Поэтому я, как и прежде, уверен: если бы Украина твёрдо дала понять, что пролонгация аренды после 2017 года невозможна по политическим соображениям, Россия могла уступить. Но украинское руководство сразу показало, что готово торговаться в вопросе флота. И тем самым дало Кремлю подачу, которую он успешно принял.

    – В России говорят о том, что новый газовый договор принесёт «Газпрому» одни убытки. В чём тогда логика харьковского соглашения с точки зрения российского госкапитализма?

    – У «Газпрома» никаких финансовых потерь не будет: 4 млрд. долларов в год ему компенсирует федеральный бюджет путём соответствующего снижения экспортных пошлин на газ. Поэтому за выполнение контракта станут рассчитываться российские налогоплательщики, а не «Газпром». Дело в том, что не «Газпром» является политическим орудием РФ, а государство Россия – орудием обеспечения интересов «Газпрома» и его фактических бенефициаров. В данном случае Российская Федерация отдала определённые ресурсы ради того, чтобы «Газпром» мог компенсировать на украинском рынке часть потерь от снижения экспорта российского газа в Западную Европу. Хотя в России многие представители правящей элиты считают, что договорённости российской стороне невыгодны, так как отдаем реальные живые деньги, а приобретаем старый ржавый символ, не имеющий практического значения. На мой взгляд, точно так же, только с обратным знаком, считает Янукович с компанией: приобрели реальный денежный выигрыш, а пожертвовали символом.

    – Можно ли говорить о том, что Украина больше потеряла, чем приобрела?

    – Украина показала, что готова теперь идти на уступки в важных символических вопросах, которые раньше считались «священными коровами». Как если бы Израиль вдруг согласился обсуждать с палестинцами статус Восточного Иерусалима. Кроме того, украинская власть продемонстрировала преобладание бизнес-мышления над политическим: она, похоже, действительно считает, что вопрос ЧФ не так важен, как, скажем, судьба некоторых предприятий, подлежащих приватизации, или присутствие россиян на внутреннем украинском рынке газа. То есть стратегический элемент украинской политики – вывод флота, который считался важной составной частью формирующейся геополитической идентичности Украины как государства, принесён в жертву коммерческим интересам. Это наносит ущерб и имиджу страны, и репутации её власти.

    – Обострилась ли ситуация, связанная с угрозами отделения Крыма?

    – Разговоры о том, что Украина отдала России часть своей территории, не имеют под собой ни фактической, ни юридической основы.Российская элита не претендует на Крым и рассматривает его как базу отдыха, но не как будущую часть России. Зато Крым претендует на Россию – в том смысле, что многие крымчане считают себя русскими и в глубине души надеются, что рано или поздно бабушка-Россия «заберёт их отсюда». Сейчас этим надеждам дана дополнительная пища. Сбыться им, конечно, не суждено, но и шансов стать реальной частью Украины, а не искусственно приделанным к ней анклавом у Крыма стало ещё меньше, чем было. Хотя, надо заметить, за годы независимости Киев не сделал почти ничего, чтобы интегрировать автономию.

    – Харьковские соглашения – это межгосударственный акт, в котором Россия гарантирует, что хозяйствующая структура – «Газпром» не будет повышать цены. Как это можно гарантировать? Не получится ли так, что в случае каких-нибудь разногласий между Киевом и Кремлём «Газпром» заявит, что никаких договорённостей никто с ним не заключал?

    – Теоретически такое возможно, и это узкое место харьковских соглашений. Но фактическая вероятность подобного развития событий не слишком велика. На газовом рынке наблюдается тенденция к сокращению спроса на российский газ и падению его стоимости. Скоро цена, которую получил «Газпром» в результате харьковских договорённостей, покажется ему достаточно высокой, чтобы ни в коем случае ничего не менять. Впрочем, нет гарантий, что новая украинская власть, если она придёт в 2015 году, не расторгнет соглашения – юридические возможности для этого есть, они заложены в самом договоре. И Кремль это понимает. В общем, с правовой точки зрения харьковские соглашения являются довольно зыбкими и, как минимум, небесспорными.

    – Соглашение по ЧФ может быть отвлекающим манёвром для прикрытия интересов коммерческого характера?

    – Конечно,прежде всего выиграла команда Фирташа – Бойко. Вероятно, теперь они получат возможность реэкспортировать поступающий из России газ (потому и неожиданно решили увеличить закупки газа уже в текущем году). Фактически реэкспорт газа и составлял основу процветания «РосУкрЭнерго» (поставки этой компанией газа на украинский внутренний рынок после 2005 года были убыточными). Кроме того, есть ещё украинские олигархи, претендующие на ОПЗ, «Укртелеком» и т. п. Теперь, когда за газ отдали пролонгацию пребывания ЧФ в Крыму, можно не идти на уступки россиянам в вопросах приватизации.

    – Кто с российской стороны стоит за принятием решения по ЧФ – Путин или Медведев?

    – Это идея Медведева. Его стиль. Путин как профессиональный газовый бизнесмен на такие договорённости не пошёл бы. Или, во всяком случае, тянул бы с решением. С точки зрения российской внутренней политики Медведев ещё раз показал, что способен на сильные самостоятельные решения. Это для него серьёзный плюс и аргумент в пользу того, чтобы остаться в Кремле после 2012 года. Сейчас, конечно, многие пропагандисты, особенно в Украине, будут кричать, что это Путин «дожал» Януковича. Образ Путина в качестве жупела удобнее образа Медведева. Сегодня в Верховной Раде бютовцы уже назвали харьковские соглашения «пактом Януковича – Путина». Однако к реальной политической подоплёке событий эта демонизация Путина отношения не имеет.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ