Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    В жуткой кровавой истории с Шарли Эбдо есть один положительный момент

    • Георгий Мирский
      Историк, заслуженный деятель науки РФ
    • Розсилка
    В жуткой кровавой истории с Шарли Эбдо есть один положительный момент

    99% людей как у нас, так и на Западе просто не знают разницу между словами «мусульманин» и «исламист»

    Единственный положительный момент всей этой жуткой кровавой истории с Шарли Эбдо – начало полемики вокруг проблемы исламизма и «исламского терроризма». И различия мнений во многом объясняются тем, что 99% людей как у нас, так и на Западе просто не знают разницу между словами «мусульманин» и «исламист».

    Подавляющее большинство мусульман ( а их в мире почти полтора миллиарда) – это такие же нормальные, работящие и законопослушные люди, как христиане, индуисты или буддисты. Но есть нечто выделяющее их – глубокая приверженность своей религии – исламу. Если руководствоваться критерием, лежащим в основе одного из международных опросов – «играет ли Бог роль в вашей жизни» (в Европе положительный ответ дает около 20%, в США до 70%) – мусульмане выйдут на первое место. Ислам –это не только религия, но ключевой элемент идентичности людей, сплачивающий их в единое глобальное сообщество с такой степенью солидарности, какой в других религиях нет. И те миллионы мусульман, которые живут в Западной Европе, можно сказать, с молоком матери впитали в себя убежденность в одном: «мы – особая, отдельная община; самое страшное, недопустимое для нас – потерять свою исламскую сущность, раствориться в чуждом обществе, усвоить чужую культуру». Забыть эту истину им ни за что не дадут вездесущие мусульманские духовные лица, проповедники и главы общин, руководствующиеся словами Аллаха: «Вы лучшая из общин, которая выведена пред людьми» (3 сура Корана). Иными словами, избранная общность, мусульманская умма.

    Именно этим объясняется то желание во что бы то ни стало сохранить в чужой стране все «свое» –культуру, традиции, нормы поведения, – которое вызывает законное раздражение европейцев. Когда мусульманин приводит в больницу свою корчащуюся в муках жену, ее должен осмотреть доктор-мужчина, так как врачей-женщин в данный момент нет, и он устраивает скандал, избивает персонал, а потом подает на больницу в суд; когда женщина отказывается снимать в общественном месте даже не хиджаб, а никаб, полностью закрывающий лицо (хотя Коран этого не предписывает), и ее муж скандалит и бесчинствует, если ей делают замечание; когда мусульманин требует убрать с улицы распятие, мимо которого он каждый день вынужден проходить, и он не может этого вынести, а другие требуют убрать из витрин магазинов детские игрушки с поросячьими мордочками; когда, наконец, духовные руководители местной общины настаивают на том, чтобы их люди подлежали юрисдикции не общего, а особого мусульманского суда (это уже вообще государство в государстве) –это должно быть для уважающего себя европейского общества абсолютно недопустимо.

    Приехал в чужую страну – скажи спасибо, что тебя впустили, и живи по местным законам. Не хочешь – вали обратно, скатертью дорога. Так нужно разговаривать. Но что мы видим? Обратную картину. Политкорректность и мультикультурализм привели к тому, что из давнишнего приветствия «Merry Christmas and Happy New Year» слово «Рождество» убирается, из формулы «западная христианская цивилизация» исчезает слово «христианская», а с улиц пропадают рождественские елки. Но это еще цветочки. Так, в Великобритании в 2014 г. произошел скандал, потрясший страну. Выяснилось, что в городе Розерхэм в южном Йоркшире в период между 1997 и 2013 годами по меньшей мере 1 400 девочек –англичанок, многие из которых были несовершеннолетними, систематически подвергались сексуальному насилию со стороны банд мужчин, почти все из которых были пакистанцами. Городские власти, включая полицию и социальные службы, делали все, чтобы это замять, боясь быть обвиненными в расизме!

    Вместо того, чтобы давать решительный отпор всем этим безобразиям, власти западноевропейских государств (частично и из электоральных соображений, чтобы не отталкивать избирателей-мусульман) идут на все большие уступки. Карикатура на пророка–пожалуйста, а дать по рукам обнаглевшим главарям локальных мусульманских общин – это им не под силу. А в результате на поверхность выходят и начинают править бал в мусульманской общине исламисты, представители радикального политического течения. Это уже птицы другого полета. Они провозглашают беспощадную борьбу против «неверных» священным долгом мусульман; они доказывают, что Коран учит применять насилие по отношению к врагам ислама. Часть исламистов намерена искоренить всякое влияние Запада, пресечь все попытки внедрить в мир ислама элементы светского общества с такими ценностями, как права человека, свобода слова, равноправие женщин и т.д. Другая часть стремится превратить мусульманские диаспоры в Европе в самоуправляющиеся общины, имеющие право диктовать свои законы местной власти, что угодно запрещать. А есть и такие, которые считают, что они прибыли в Европу не для того, чтобы стать европейцами, а для того, чтобы сделать Европу исламской.

    Вот это и есть угроза. Это и есть опасность для всего мира, включая Россию. Одна и та же идеология направляла руки тех, кто врезался на самолете в нью-йоркские небоскребы, кто устраивал взрывы в московском и лондонском метро, кто стрелял в голову пакистанской девочке Малале за то, что она отстаивала права женщин учиться, кто уничтожает в Ираке шиитов, христиан и курдов. И для этих людей карикатуры на пророка Мухаммеда в европейских газетах были настоящим подарком – ведь это позволяет исламистам с торжеством говорить обычным мусульманам: вот видите, неужели вы и теперь не поймете, что Запад – вечный враг ислама, что Бен Ладен был прав, что нельзя давать пощады тем, кто издевается над самым святым, что у нас есть. И эти изуверы, по указанию которых была расстреляна редакция парижского еженедельника, будут ликовать– ведь им удалось еще на шаг приблизить то, что они считают делом своей жизни – войну цивилизаций.

    Поэтому я не могу считать правильным публикацию карикатур на пророка Мухаммеда. Свобода слова? А кто мешает самим ее ограничить? Говорят, что если бы журналисты отказались от таких публикаций, то все покатилось бы по наклонной плоскости и кончилось бы тем, что исламисты вообще диктовали бы европейским СМИ, что можно и что нельзя печатать. Не вижу логики; почему бы властям европейских государств не удвоить, утроить, ужесточить до предела свою политику в отношении иммигрантов в сфере п р а в а и к у л ь т у р ы, порекомендовав в то же время СМИ не касаться религии? Что вообще могут дать карикатуры на пророка, кому они нужны?

    И не соглашусь с коллегами, полагающими, что никаких социально-политических табу нет, что шутить можно на любую тему. А если бы они увидели карикатуру, изображающую, как Мейерхольда избивает до полусмерти следователь и мочится ему на голову, или веселую картинку, изображающую мать, из рук которой вырывают ребенка при сортировке прибывших в Освенцим людей прежде чем всех отправить в газовые камеры? Могут возразить, что отрицание Холокоста или сталинских репрессий– это отрицание фактов, а мусульманский пророк – совсем другое дело. А я отвечу, что для сотен миллионов мусульман передача пророку ангелом Джибрилом слов Аллаха, которые потом станут Кораном – это гораздо более достоверный факт, чем Холокост. Можно считать этих людей темными и средневековыми, но жить-то приходится рядом с ними, так разумно ли подливать масло в огонь? Еще раз повторю, что мусульмане останутся в Европе навсегда, только кровавый тиран вроде Гитлера или Сталина мог бы их изгнать. Надо решительно указать вожакам иммигрантских общин на их место и не допускать никаких уступок, но не делать ничего такого, что может приблизить «войну цивилизаций». Ее избежать можно. Пока еще.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ