Арсен Аваков: В Харькове оппозиция выиграет два-три округа

    Опальный оппозиционер о том, как он в Италии производит моцареллу и руководит избирательной кампанией на Харьковщине
    Экс-губернатор Харьковщины Арсен Аваков покинул Украину в сентябре прошлого года. После ареста Юлии Тимошенко, очередь отправляться в СИЗО подходила к нему. Бывшего губернатора обвинили в незаконном выделении 55 гектаров земли в Харьковской области и ситуация развивалась явно не в пользу оппозиционера. Было понятно: вендетту с харьковским
    • Микола Підвезяний, «Главком»
    • 13 Серпня, 2012, 10:00
    • Розсилка

    Опальный оппозиционер о том, как он в Италии производит моцареллу и руководит избирательной кампанией на Харьковщине

    Экс-губернатор Харьковщины Арсен Аваков покинул Украину в сентябре прошлого года. После ареста Юлии Тимошенко, очередь отправляться в СИЗО подходила к нему. Бывшего губернатора обвинили в незаконном выделении 55 гектаров земли в Харьковской области и ситуация развивалась явно не в пользу оппозиционера. Было понятно: вендетту с харьковским политическим дуэтом Добкин-Кернес Аваков проиграл. Его политические конкуренты получили в регионе абсолютную власть, и видному соратнику Тимошенко придется несладко.

    31 января 2012 года Авакова объявили в международный розыск. А 25 марта он был задержан в итальянском городе Фрозиноне. Через пару недель экс-губернатора освободили. И теперь он дожидается решения суда по экстрадиции. Политик уверен, что из Италии его никто не выдворит. В этой стране он - не просто турист или опальный оппозиционер из далекой Украины. Аваков владеет здесь бизнесом, поэтому отношение к нему весьма лояльное.

    Уверенности «харьковскому беглецу» придает и проходное место в списке объединенной оппозиции. Уже осенью он имеет шанс получить мандат и неприкосновенность. Вопрос лишь в том, допустит ли это власть, которая так упорно охотится за Аваковым.

    Арсен Борисович, фактически прошел год, как Вы покинули Украину…

    Да, в сентябре будет год.

    Как вы оцениваете этот период? Это потерянное время, вынужденный отпуск? Или наоборот, если бы вы не покинули Украину, то все могло быть гораздо хуже?

    В жизни есть место всему. Без сомнения, это время нельзя отнести к хорошим периодам моей жизни. Любое ограничение свободы и прав неестественно для человека. Это было время вакханалии, это было время предательств, слабости товарищей, долгие годы находящихся рядом. Многие близкие ко мне люди почувствовали на себе всю силу несправедливости и зла, а я нечем не мог им помочь. Это грустно. Для меня это было время для размышлений и формирования позиции. Ну, все проходит, пройдет и это. И ситуация уже меняется!

    Когда планируете вернуться?

    У меня есть планы разбить лжеобвинение, которое в отношении меня выдвинуто. Оно абсурдно, не имеет под собой никакой ни юридической, ни смысловой, если хотите, мотивационной основы. Я надеюсь, что все-таки мои адвокаты докажут позицию защиты и мы прекратим дело относительно меня. Тогда я и смогу вернуться.

    У вас через несколько месяцев появится еще один повод вернуться в Украину. Вы на высоком месте в списке оппозиции. Вас без проблем зарегистрировал ЦИК. И несмотря на то, что вы пребываете за границей, вы являетесь руководителем избирательной кампании оппозиции в Харьковской области. Вот скажите, этот статус символический? Как Вам удается дистанционно руководить? Провластные кандидаты в Харькове очень плотно занимаются выборами. Мэр открыто водит их за ручку по дворам и агитирует. В то же время оппозиция поручает эту работу делать по скайпу соратнику, который изгнан из страны.

    Конечно, это полный сюрреализм. Вполне в духе знаменитой антиутопии Оруэлла. Накануне выборов власть полностью зачистила медийное пространство. Она, не имея на это оснований, выключила в Харькове все четыре оппозиционных канала, которые, так или иначе, имели отношение ко мне. До сих пор два из четырех каналов ведут судебное разбирательство. Это пока не имеет такого резонанса, как случай с ТВі, но это пока. Второе, они выдворили из страны меня, как одного из лидеров, и на этом примере пытаются погасить сопротивление любых здравых людей в Харькове. Рефрен очень понятен: Юлю посадили, Авакова выдворили…. Чего вы рыпаетесь? Вот это, так сказать, их ключевой тезис, с которым они атакуют Харьков, подавляя сопротивление инакомыслящих.

    Вместе с тем, как ни странно, для них ситуация не такая благоприятная в итоге сложилась и мы выстроили систему коммуникаций внутри оппозиционного штаба. Как я руковожу? У нас, без сомнения, работает штаб. Я действительно нахожусь в такой сюрреалистической позиции: несколько компьютеров на столе, несколько каналов связи, самых экзотических в том числе.

    Каких? Если это не секрет.

    Вам - полный эксклюзив. Представьте себе несколько игровых порталов, на которых регистрируются пользователи. Обычно они это делают это для того, чтобы стрелять друг в друга и набирать игровые очки, а мы это делаем, чтобы разговаривать (улыбается).

    С помощью игровых порталов вы пытаетесь избежать прослушивания?

    Естественно. Понятно, что телефонами нам пользоваться невозможно. И нам необходимо как-то изолировать себя от такой политической недобропорядочной конкуренции. Ведь власть возбудила псевдооперативные дела против всех оппозиционных лидеров. И в рамках этих дел она занимается и прослушиванием, и просматриванием.

    Вы считаете, что таким образом можно выиграть выборы?

    Без сомнения, оставшись без средств массовой информации, без адекватных финансовых ресурсов, достаточно сложно вести эту борьбу. У нас в ответ на это есть только одна стратегия – стратегия концентрации на тех вещах, которые мы можем дожать, на тех округах, где можем победить.

    Вы можете сегодня сказать, каким способом вы собираетесь «выгрызть» эту победу хотя бы в отдельных округах?

    Вы знаете, ситуация в Харьковской области не такая безнадежная и вязкая, как многие говорят и пишут об этом. Если взять последнюю избирательную кампанию в местные советы, они принесли достаточно хороший результат. Вспомните то количество людей, которые голосовали за меня в городе Харькове. Поэтому мы надеемся на них. Собираемся в Харькове выиграть два-три округа (всего в городе семь округов, - «Главком»). И еще в двух очень серьезно ввязаться в борьбу с тем, чтобы получить шанс. То есть мы концентрируем усилия, плотно там, где у нас достаточно сильные кандидаты. И по области Харьковской мы имеем 3-4 округа, из них два очень твердых и два, где мы тоже дадим бой (в Харьковской области). Общий партийный результат должен быть достаточно неплохим. (всего в Харькове и области 14 мажоритарных округов, - «Главком»).

    Вы сказали, что есть два округа по Харькову, где уверенно себя чувствуют кандидаты от оппозиции. На чем зиждется эта уверенность?

    Это округа, где на сегодняшний день предварительно мы по социологии выигрываем.

    Кто эти кандидаты?

    Это Александр Кирш, избирательный округ в Киевском районе. И это Дзержинский район, где традиционно сильны наши позиции, там баллотируется Игорь Балута. В этих двух районах, проживает интеллигенция и молодежь, там у нас традиционно высокие результаты, и мы полагаем, что сможем там обыграть наших соперников. В Московском районе нам противостоят «яркие» личности: из Партии регионов Дмитрий Святаш, от коммунистов депутат Алла Александровская. Поэтому мы считаем, что там позиции достаточно хорошие.

    То есть вы планируете сыграть на том, что в округе есть два сильных кандидата Святаш и Александровская, которые будут отбирать друг у друга голоса, и за счет этого оппозиционер Лилия Авдеева может проскочить?

    Не нужно употреблять уничижительное «проскочить» к Лиле Авдеевой. Она много лет известна в округе. Известна среди предпринимателей. Ее главный козырь – прямой контакт с людьми. А эти уже набившие оскомину у людей опытные депутаты многих созывов, пусть они думают, как проскочить.

    Отдельно скажу, что сильный кандидат у нас есть еще и Орджоникидзевском округе в Харькове – Александр Светличный. Афганец – прямой и честный! Так что мы дадим бой!

    Вот против оппозиционера Кирша от Партии регионов в Харькове идет нынешний депутат-«регионал» Ирина Бережная, против Балуты – депутат-«тушка» Валерий Писаренко. Плюс ко всему в этом округе есть еще кандидаты от «Удара», которые также рассчитывают на оппозиционно настроенный электорат. И сейчас ваша социология показывает, что у оппозиции есть перспективы?

    Именно.

    Есть мнение, что оппозиция, и Аваков в частности, выставили в Харькове не очень перспективных кандидатов? Не думаете, что по итогам выборов вас обвинят в том, что Харьков был сдан сознательно?

    Я не знаю, где вы такое услышали или прочитали. Но каждый имеет право сказать что угодно. А мы делаем то, что можем и то, что должны. У нас нет телеканалов, чтобы отвечать на такую пропаганду – мы ответим работой и результатом на выборах.

    То есть вы утверждаете, что названные фамилии – это самые проходные кандидаты, которые были в оппозиции в Харькове?

    Максимально проходной кандидат оппозиции для Харькова сейчас с вами разговаривает. Это без сомнения, без бравады – с сожалением говорю...

    Действительно, ваш результат на последних мэрских выборах позволял вам рассчитывать на уверенную победу в округе в Харькове.

    Но, к великому сожалению, мажоритарную кампанию вести дистанционно слишком сложно. Здесь точно не надо никого обманывать и обманываться самому не стоит. Поэтому мы приняли решение, что не мне, к сожалению, надо идти по городскому округу, а другим нашим сильным ребятам.

    Но есть еще известные харьковские политики, такие так, например, Владимир Филенко. Он в список Объединенной оппозиции не попал. Почему бы ему было не пойти по мажоритарке в Харькове?

    Признаю, непопадание в список Филенко, для меня величайшее огорчение. Для меня это очень плохой сигнал. Я не понимаю, как так выстраивала свою позицию многоуважаемая партия «Реформы и порядок», что Филенко не попал в проходную часть списка.

    Так почему бы ему не отправиться в округ?

    Мы, честно сказать, сходу не планировали, что Филенко будет бороться по мажоритарному округу, у нас была другая роль для него. И в последний момент не стали уже переигрывать эту ситуацию.

    Для него, политика со стажем и немалыми заслугами перед оппозицией, это удар?

    Могу вам сказать, как сейчас Филенко ведет себя. Он достаточно философски и мужественно отнесся к этому вопросу. Несмотря на обиды, которые прозвучали от многих коллег, попавших в такую же ситуацию, он сдержан. И мы созванивались буквально вчера. Он интегрирован в кампанию: он активно помогает по четырем округам, где его хорошо знают. И это - честь для меня. Он - ближайший мой товарищ и соратник. Думаю, что из политики он никуда не денется. Еще не вечер!

    С кем вы непосредственно коммуницируете в региональном штабе? Ведь сейчас приходится работать с людьми не только с «Батькивщины», но и с представителями других партий, которые вошли в Объединенную оппозицию. В частности с местным начальством «Фронта Змін», руководителем местной ячейки Александром Давтяном.

    Я являюсь руководителем кампании, после этого от «Фронта змін» есть руководитель штаба Виталий Немилостивый и первый зам начальника штаба от «Батьківщини» Ирина Ефремова.

    То есть, вы на связи с ними?

    Я со всеми коммуницирую. Хотя в большей степени, конечно, я непосредственно контактирую со штабными людьми и руководителями, которые реальные вещи делают, но я на связи и с тем же Давтяном.

    Кстати, Давтян получил 97 место в списке. Назвать его проходным сложно. Это вряд ли будет стимулировать его к тому, чтобы получить максимальный результат в регионе?

    Возможно, и не стимулирует. Но, это вопрос к каждому конкретно, по каким стимулам и причинам он идет в эту кампанию, понимаете? Я не берусь пока достоверно судить о людях, которые идут от партии «Фронт змін». Я все-таки нахожусь немножко не в контексте деталей этого процесса. Могу отвечать пока лишь за ту партийную организацию, которая строилась и подчинена мне, про харьковскую «Батьківщину».

    Скажем, Ефремова Ирина - мой ключевой заместитель и помощник сейчас в этом списке 130-я, но это не отменяет ее мотивации. У нас командная игра, а не личная.

    Когда вы увидели список оппозиции, что подумали в этот момент? Как его оценили? Можно с этими людьми побороть режим?

    Я с некоторым напряжением ждал этого списка, боялся увидеть в нем несколько фамилий, которые меня бы, так сказать, шокировали.

    Увидели?

    Нет.

    Назовете эти «страшные» фамилии?

    Нет, не буду. Когда я увидел этот список, то я, во-первых, понял, этот список лучше, чем список, составленный в прошлый раз, когда «Батьківщина» шла на выборы. Это объективно. И я знал, как не просто выстраивался это консенсус.

    Но вы не будете спорить, что и в этом списке много недостатков и опасных фамилий?

    Да, список мог быть лучше. Как и все в этой жизни (улыбается) Один из его недостатков - то что в этом списке нет Владимира Филенко, что в этом списке нет Тараса Стецькива, и еще нескольких человек, которые, на мой взгляд, могли бы быть полезными. Я не знаю в этом списке некоторых людей из других партий, что к нам присоединились. Но я верю априори, что это порядочные и достойные люди. А в целом не список меняет режим. Режим меняет общее настроение в обществе: готово оно, общество, к изменением, или не готово.

    А как вы прокомментируете информацию о господине Немилостивом, якобы он тесно связан с нынешней харьковской властью, а в список оппозиции его продвинул Давид Жвания, которого самого туда не взяли. Зато Партия регионов отдала на откуп Жвании округ в Одесской области. Не считаете, что оппозиция заложила очередную мину в своем списке?

    Одно из достоинств моего сегодняшнего положения – я научился отгораживаться от домыслов! Вам стоит спросить об этом Виталия Немилостивого самого – мы много обсуждали с ним эту контр-компанию на него – у него, поверьте, есть что ответить!

    Ваше мнение, Тимошенко видела окончательный вариант списка?

    Я не знаю.

    Вы получили проходное 24 место. Ожидалось, что при регистрации кандидатов у вас могут возникнуть проблемы. Ведь вы почти год находитесь за пределами страны. Но этого не случилось. Как думаете, с чем связана такая лояльность?

    Вряд ли это лояльность. Учитывая, как «товарищи» из нынешнего правящего режима со мной поступают по всем остальным направлениям. Я, находясь на дистанции, конечно же, предполагал, что такой вопрос возникнет. Мы детально прорабатывали эту ситуацию. Есть два аргумента, почему я был спокоен на этот счет. Вопрос первый: по беспределу они могут поступить так, как захотят. И тогда никакие аргументы правовые не помогут.

    Второй вопрос: а каковы правовые аргументы? Я их сформулировал и приложил к своим регистрационным документам с помощью моих юристов. А их два. Первый из них очень прост. Он заключается в том, что если человек находится за пределами страны в командировке, а не по личной инициативе, он не лишается никаких прав, в том числе быть избранным. А я с формальной стороны все-таки здесь нахожусь в оформленной командировке. Это первое.

    Кстати, кто вас в командировку отправил?

    Компания АО «Инвестор», где я являюсь главой наблюдательного совета.

    Второй момент заключается в том, что есть решение Европейского Суда по правам человека 2001 года, называется оно «Мельниченко Николай против Украины», где рассматривалась точно такая же ситуация. Тогда, если вы помните, Мельниченко не зарегистрировали из-за того, что он отсутствовал в стране 180 дней. Европейский Суд, рассмотрев дело, признал, что это нарушение. И этот анализ был приложен к документам. И мне, конечно, было удивительно, что эти аргументы были приняты во внимание. Я от этого, признаться, не стал хорошо думать про власть. Я просто подумал, что власть, таким образом, этими документами с моей стороны воспользовалась, чтобы прикрыть наготу в некоторых местах по своему списку.

    Вот именно! Может, это было сделано для того, чтобы не привлекать особое внимание к спискам партии Регионов или Королевской, где тоже есть люди, которые в Украине не живут?

    Я вам сказал свои все аргументы. Они очень просты. Факт есть факт. ЦИК абсолютно четко прислушался к решению Европейского Суда. Хотя, могли бы отморозится и сказать, что это не прецедентное право. В этом случае я бы немедленно подал в суд и через год, наверное, получил бы вердикт, что они опять неправы. Но, через год кто и где будет? Я считаю, что это хороший сигнал, хотя, повторюсь, это вряд ли добавило авторитета этой власти в моих глазах.

    В каком статусе Вы сейчас пребываете в Италии?

    Я нахожусь в ожидании суда по просроченной Шенгенской визе. Но поскольку итальянский суд обязал меня дождаться его результатов, то я здесь нахожусь, не имея конфликтов с итальянскими властями. Недавно итальянская Прокуратура заявила, что не поддерживает обвинения в мой адрес, но все равно без суда мы здесь не обойдемся.

    Арсен Борисович, уточните для читателей, какой именно суд и что он должен решить?

    Апелляционный Суд Рима. Туда подан иск Генеральной Прокуратурой Украины с требованием экстрадиции Авакова в Украину по возбужденному против меня уголовному делу. Украина предоставила документы в итальянский суд и прокуратуру, чтобы они могли их изучить и принять решение по сути вопроса. Итальянская Прокуратура их посмотрела и пошла на совершенно беспрецедентный шаг, редко такое бывает: итальянские прокуроры отказались поддерживать в этом обвинении украинских прокуроров. Мы рассчитываем, что в сентябре состоится заседание, на котором странная украинская Фемида получит ответ от европейской Фемиды.

    Будет решение суда. Вы ожидаете, что позитивное. Что дальше?

    Это будет означать, что Украине отказано в экстрадиции Авакова. И европейские институции дали оценку качества этого дела. Я надеюсь, что это послужит еще одним аргументом для Генпрокуратуры, для украинского суда, чтобы это фальшивое дело было закрыто.

    В отличие от Данилишина, который получил политическое убежище в Чехии, вы не попросили себе такого статуса. То есть вы изначально были настроены на участие в выборах?

    Конечно! Закон четко прописывает эту норму, если человек имеет политическое убежище, то он не участвует в избирательном процессе.

    Предположим, итальянский суд откажет Украине, дальше ваш статус будет каким?

    Дальше ко мне нет вопросов. На основании этих документов я обращусь в Интерпол с тем, чтобы по другим странам блокировать ордеры со стороны Украины. Возможно, итальянский суд предоставит мне какой-то статус специального пребывания в стране, как разновидность вида на жительства, возможно, продлят визу. Об этом пока рано говорить… Это все, если предположить, что я по-прежнему не смогу въехать в свою страну.

    По списку оппозиции вы гарантированно проходите в парламент. Но дальше возникает вопрос: по процедуре вам необходимо получить временное удостоверение депутата. То есть вам нужно приехать в Украину уже в ноябре. Но вы будете еще без депутатского иммунитета и можете попасть под преследование. Как намерены решать эту проблему?

    Отвечу вам, как отвечала на этот вопрос незабвенная Скарлет О’Хара: «Я подумаю об этом завтра». У нас достаточно много времени сейчас. Пока мы сосредоточимся на выборном процессе, а я пока подумаю, как поступить. В бороде или в женском платье я в парламент пробираться не буду, чтобы принимать там присягу. Думаю, мы найдем правовой путь.

    Давайте вернемся к событиям годичной давности. Перед тем, как уезжать из Украины, вы пытались решить свои проблемы путем переговоров с новой властью?

    Я пытался решать эти вопросы законно. Но в определенный момент я дал себе отчет в том, что разговаривать в приличных категориях с этими людьми невозможно, поэтому переговоры эти я не вел.

    Вы о Михаиле Добкине и Геннадие Кернесе?

    Тут действительно долго гадать не приходится.

    Чем же вы их так «достали»?

    Речь идет о рейтинговом политике (Авакове, - «Главком»), который выигрывает у каждого представителя партии Регионов в преддверии выборов. Естественно им нужно было убрать этого политика. Они построили ряд комбинаций на этот счет, получили на это поддержку в Киеве у своих боссов.

    О каких именно комбинациях идет речь?

    Одна из них – это участие Валерия Писаренко в выборах по округу в Харькове. Кернес пригласил Писаренко, поставил его на Дзержинский район и сказал: «Ты интеллигентный, ты здесь выиграешь!». Забыл только малость, - «забыл» сказать, что Аваков на этом районе имеет стартовый рейтинг 25%. И потом говорит: «Слушай, ну, давай, чтобы он тебе не мешал, получим поддержку этих ребят, твоих боссов, друзей, уберем его с пути».

    Это вы намекаете, что к вашему преследованию имеют отношения высокопоставленные чиновники?

    Вероятнее всего, так. Впрочем, не мне судить о грязных механизмах внутри этой команды. Кто кому босс – по большому счету мне не важно. Важно другое…

    На самом деле, все началось 5 августа прошлого года, когда посадили Юлию Тимошенко. Тогда из Киева был дан сигнал «Мы свою Юлю посадили, можете заниматься своими». В Харьковской области решили, что «мы теперь занимаемся Аваковым». И так дошло до условно говоря Зачепиловского района, где в сельской школе какой-нибудь учительнице, главе оппозиционной партии, это я говорю абстрактно, хотя у нас именно такие случаи и имели место, говорили: «Слышишь ты, значит, закрыла рот и делай так, как мы тебе сказали! Юля в тюрьме, Авакова «загнали»! Ты что сомневаешься, что с тобой не разберемся?». И это практически цитаты. Вот такая атмосферка. Ситуация так выстроена в рамках этого режима, такая вот манера общения с оппонентами.

    Последний раз, когда вы общались с Кернесом?

    Довольно давно. Наверное, на каком-то телеэфире. А так, чтобы без камер, то это было, наверное, примерно за год до прошлых выборов. Был конфликт по вырубке парка имени Горького, у нас там были очень жесткие противостояния. Я тогда с ним встретился, попытался убедить не идти на рожон. Там были, если помните, очень жесткие столкновения – можно было ожидать самого плохого. Но этот разговор ничем не кончился. И я тогда окончательно убедился, что он уже находится за гранью возможных переговоров.

    То есть, никаких контактов за все время вашего пребывания зарубежом с ним не было?

    Не имею такого сомнительного удовольствия. И, надеюсь, иметь не буду.

    Вы говорили, что решение уехать из страны было принято в связи с тем, что готовились провокации и против вас, и против вашей семьи. О чем шла речь?

    В моем близком окружении были арестованы и находятся в тюрьме три человека. Мой первый заместитель Гаевой Геннадий Иванович пока бегал на беговой дорожке на первом этаже своего многоквартирного дома, к нему ворвались работники УБОП. Сделали они это, несмотря на то, что его супруга – судья, а жилье судьи вообще обыскивать нельзя без соответствующих санкций. Они эту женщину отодвинули, рассыпались по комнаткам и, после чего, в этих комнатках внезапно обнаружили целую серию папочек с нужными им документами.

    Мы также нашли прослушивающие устройства в машинах, в кабинетах. Был еще целый ряд вещей. Все-таки я достаточно долго в этой области работаю и мне кое-что было известно. Поэтому я счел необходимым поберечься. Причем это «поберечься» коснулось не только меня, но и целого ряда людей. Я уверен, это было правильным решением.

    Вы вспомнили фамилию Писаренко, а есть еще Фельдман, и все они - выходцы из БЮТ. Выходит, вас и оппозицию уничтожают руками ваших же бывших соратников.

    Я не знаком лично с Писаренко, но знаком с Фельдманом. И на ваш вопрос я отреагирую некой общей философией, которая потом приведет к персональным оценкам. Все болезни нашей оппозиции, в том числе «тушки», не с Марса взялись. Это происходит из нашего общества. Какое общество - такая и власть. Какое общество - такая и оппозиция. Делала ли Тимошенко ошибки? Да, конечно делала. Признавала ли она их? Да, конечно, признавала. Будут ли делаться ошибки еще? Вероятнее всего, будут.

    Мне противно смотреть на ситуацию, связанную с Фельдманом, и еще одним харьковчанином - Камчатным. У меня большее уважение вызывают люди, которые стоят твердо на своих позициях, даже антагонистических, нежели такие себе флюгеры. На мой взгляд, это большая проблема для нашего общества. Вот такая политическая беспринципность, такой циничный прагматизм. Он возводится в норму. Что видит молодое поколение: экс-наперсточник руководит городом. Вот она жизнь, понимаете? Проблема не в том, что мы терпим и нам сейчас плохо, а в том, что у нас навязываются и устанавливаются новые безнравственные стандарты для следующих поколений.

    Ваша семья сегодня с вами в Италии?

    Конкретно сегодня нет, но я стараюсь, чтобы они были рядом. Я постоянно переживаю, чтобы против них не было провокаций. Сын уже взрослый ему 24 года, у него своя жизнь, своя работа. Он тяжело переживает все ограничения и ситуацию со мной.

    Жена последние три месяца была в Харькове, она работала в банке. Сын занимается рекламным бизнесом, импортом-экспортом с рядом стран. Сейчас приедут ко мне на некоторое время.

    Вы не скрываете, что являетесь собственником компаний, которые в Италии ведут бизнес. Чем именно эти фирмы занимаются, что конкретно производят?

    Ну, это не несколько компаний, а одна. Она здесь работает, по-моему, с 2002 года, производит сыр моцарелла. Не просто моцарелла, а моцарелла ди буфолла (моцарелла из молока буйволиц, - «Главком»). Надеюсь, вы отличаете разницу. Это устойчивое предприятие с квалифицированными работниками. Единственное что, - в украинских реалиях это мало кого интересующее предприятие.

    Почему же?

    Потому что размеры прибыли здесь, в Италии, невелики. То, что для итальянцев нормально, для наших промышленников просто смехотворно. Но на самом деле это устойчивое, уважаемое предприятие, входящее во всякие ассоциации. Компания поставляет продукцию во много стран, в том числе в США, Японию.

    Кроме прибыли, эта фирма, наверное, облегчает вам, как инвестору, пребывание здесь?

    Без сомнения, итальянцы с уважением относятся к тебе, если ты тут не просто так, а у тебя какой-то бизнес. Безусловно, мне здесь гораздо проще.

    Совсем недавно появился еще один итальянский узник из Украины. Вы догадались, разговор пойдет о Николае Мельниченко. Вы с ним контактировали. Какая информация известна вам о его задержании?

    Он позвонил мне на телефон и говорит: «Здравствуйте. Я в Неаполе. Здесь такая недружественная атмосфера. Меня задержали». И я понял, что на человека тоже свалилась такая проблема. Я помог ему связаться с адвокатами. Если вас интересует мое мнение: никакого успеха украинская прокуратура не добьется в деле Мельниченко. Думаю, он очень скоро выйдет на свободу.

    Раньше вы были с ним знакомы?

    Нет, не был.

    То есть этот звонок был для вас неожиданностью?

    Ну, мы с ним говорили по телефону, может быть, несколько раз мельком здоровались. Но сказать, что мы с ним вели разработку дела Кучмы, то нет. (смеется)

    Но это ничего не означает. Человек попал в беду, и я понимаю, кто его преследует, поэтому помог, чем мог.

    На минувшей неделе стало известно, что Юлию Тимошенко наградили премией Бонифация VIII. Сообщили об этом именно вы. Скажите откровенно, вы продвигали эту идею в Италии?

    Итальянцам чисто по-людски очень интересна судьба Юли. Они за этим следят. И когда я стал здесь известен, ко мне приехал один из заместителей главы Академии Бонифация – одно из самых авторитетных гуманитарных католических учреждений при Святом Престоле – и сообщил мне, что они хотели бы рассмотреть вопрос присуждения этой премии Тимошенко. Он пригласил меня поучаствовать в заседании совета директоров Академии и Научного комитета Международной премии. Я там присутствовал, видел процедуру. Само решение принималось в папском дворце 13 века, это очень впечатляюще. Я не настолько хорошо знаю итальянский, чтобы понимать беглую речь, но могу сказать: они активно обсуждали этот вопрос около часа. То есть это не была профанация. Это их задевало.

    Что представляет собой эта премия? О ней украинцам стало известно только из этого сообщения. В частности то, что ее получали видные деятели католической церкви, а также некоторые известные политики, в частности, президент Европейского парламента Ежи Бузек, президент Италии Оскар Луиджи Скальфаро и другие.

    Да, я почитал комментарии в интернете, и понял, что народ у нас любит фантазировать. Эта премия не дает ни денег, ни право бесплатного проезда в трамвае (улыбается). Эта премия – знак уважения. Это небольшая статуэтка папы Бонифация с девизом. Ее действительно получали нобелевские лауреаты, известные политики. Итальянцы считают, что в сентябре, когда закончатся отпуска, Юля приедет в Италию и сама получит эту премию. И когда, я аккуратно намекнул, что может не получится, что она сама приедет, они с сожалением сказали, что на крайний случай пусть тогда приедет дочь или адвокат. Здесь этому уделяется большое внимание. Эта Академия - это некий мостик между Святым престолом и обществом. Это не масонские ложи, не ярмарки тщеславия, это очень уважаемое событие и премия.

    На прошлой неделе наши коллеги из журнала «Фокус» назвали вас самым богатым кандидатом в депутаты от оппозиции.

    Неполиткорректно можно выразиться? Хорошо, не буду (смеется).

    Хотел бы быть таковым. И не стеснялся бы, если бы это была правда. К сожалению, мой бизнес разрушен полностью. Включая даже то, что ко мне имело отдаленное отношение.

    Тем не менее, ваше состояние оценено конкретной цифрой $189 млн.

    Я бы с удовольствие получил хотя бы 30% от нее, а потом отписал бы любому желающему эти активы.

    То есть бизнеса никого Украине у вас не осталось?

    Нет, конечно, что-то осталось. Как-то пытаемся сопротивляться. Более того, все, что несправедливо отобрано, будем возвращать. В том числе и в европейских судах. И эта работа идет. Но сегодня я вынужден признать, что со своими нынешними ресурсами не могу даже включиться нормальным образом в избирательную кампанию. Мы сильно ограничены в средствах, и это правда.

    Банк «Базис», к которому вы имеете отношение, сейчас нуждается в финансовом оздоровлении. Это тоже последствия атаки на вас?

    Банк «Базис» был атакован на ровном месте по совершенно политическим мотивам. Он за три-четыре месяца был доведен до кризиса ликвидности. На мои апелляции к тому, что банк находится в процессе смены собственников, и его надо оставить в покое, никто не обращал внимания. Было объявлено собрание, должен был вступить в права новый инвестор, которому я уступил давным-давно акции, но тут следует атака. Этот инвестор до сих пор пытается участвовать в оздоровлении, но я боюсь, что в этих условиях вряд ли что-то выйдет. Больше всего мне досадно, что вкладчики попали в ситуацию, когда ликвидный банк сделали проблемным. Но если я увижу, что процессы при санации банка идут непрозрачно, и будут попытки деребана в пользу какого-то искусственного кредитора или некоего псевдоинветора, который там сейчас собирается внести то ли 400 млн. то ли 500 млн., то я найду методы влияния и не допущу этого подпольного дележа. Хотя формально я уже отношения к этому банку не имею. Даже супругу мою уволили из этого банка. Это было последнее, что меня с связывало с ним. У нас есть какие-то там акции, деньги небольшие на карточке. Тем не менее, я строил этот банк 20 лет, и мне больно наблюдать за тем, как все это разрушают.

    И последний вопрос. Вы стали губернатором Харьковщины благодаря президенту Ющенко. Сегодня Виктор Андреевич снова пытается вернуться в большую политику и ведет свой политический проект в Раду. Как вы оцениваете этот шаг?

    К Ющенко я отношусь сейчас очень плохо. Не потому что он меня уволил за 2 дня до последних президентских выборов. А потому, что он не смог перешагнуть того мелкого чувства ненависти к женщине, которая сильнее его. И ради этого – уж простите за резкость - продал и предал всех. Янукович не стал бы президентом, если бы Виктор Андреевич ему не подыграл. И когда сейчас, с глубоким цинизмом Ющенко идет на выборы, совершенно ясно одно: он борется за то, чтобы как больше голосов забрать у оппозиции и отдать их Януковичу.

    Постыдный шаг, бессовестный шаг. И бог ему судья.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ