Нардеп от Краматорска Максим Ефимов: Большинство жителей города понимают, кто их обстрелял

Нардеп от Краматорска Максим Ефимов: Большинство жителей города понимают, кто их обстрелял

Депутат-мажоритарщик от Блока Порошенко о «прифронтовом» синдроме

10 февраля боевики обстреляли Краматорск. По последним данным, погибли 16 человек. Еще больше 60-ти получили ранения. Среди них 29 украинских военнослужащих и 35 мирных жителей. В СБУ также сообщили, что в городе разрушен 41 дом. А ущерб от обстрелов в Донецкой облгосадимнистрации предварительно оценили в 3,5 миллиона гривен.

В ОБСЕ считают, что вчерашний обстрел – это попытка пророссийских террористов распространить насилие на новые территории в регионе. Однако важен и тот момент, что Краматорск, как и ранее Мариуполь, был обстрелян накануне важных переговоров. Как известно, сегодня в Минске собрались лидеры России, Украины, Франции и ФРГ, и в рамках их диалога действительно может решиться судьба Донбасса. Действенная практика Путина: страна-агрессор, готовясь к переговорам и торгам, всегда повышает градус.

Если сегодняшняя встреча хозяина Кремля с Порошенко, Меркель и Олландом пойдет верным путем, «нормандская четверка» представит план урегулирования ситуации на востоке Украины, либо же военная агрессия перейдет на новый уровень. Президент Порошенко уже признал, что стране нужно быть готовой к худшему.

О том, что сейчас происходит в Краматорске, который стал очередной целью боевиков, и какие надежды с предстоящими переговорами связывают его жители, «Главкому» рассказал народный депутат от Блока Порошенко, зашедший в Раду по мажоритарному округу с центром в Краматорске, Максим Ефимов.

Максим Викторович, какая обстановка в городе после вчерашних обстрелов? В Краматорск в последнее время, спасаясь от войны, бежали люди из оккупированных городов. Теперь они бегут из Краматорска?

Конечно, город не готов был к возврату в военное время. И люди к этому были не готовы. Город стал сегодня местом, куда, наоборот, приезжали беженцы. Переселенцы приезжали решить какие-то вопросы, искали себе тут жилье. Обстрел города стал шоком. Но, по данным автотранспортных предприятий, массовых выездов нет. Люди напуганы, но оттока нет. Пока все находятся в состоянии ожидания, в особенности ждут решений, которые будут сегодня приняты в Минске.

Человеческие потери известны. Подсчитан ли ущерб, в целом, нанесенный городу этим обстрелом?

Ущерб еще подсчитывается. Так случилось, что в этот день практически все руководство города выехало во Львов, чтобы поучиться там ведению хозяйства. В делегацию вошли и зам по экономике, и зам по ЖКХ, и зам по медицине… Даты поездки были определены давно. Они уехали в понедельник, 9 февраля, утром. И все это в Краматорске началось как раз в тот момент, когда они доехали до Львова. Им пришлось разворачиваться и ехать назад. Путь в одну сторону занимает 19 часов. Эти люди теперь будут активно заниматься всеми подсчетами. Но и без них уже организованы процессы определения размера разрушений, определяются механизмы взаимодействия с органами центральной власти по вопросу помощи (Донецкая облгосадминистрация предварительно оценила ущерб от обстрела Краматорска в 3,5 миллиона гривен, - «Главком»). Мы обсуждаем сейчас это все с мэром Мариуполя Юрием Хотлубеем – потому что у него такая же ситуация в городе произошла. Он должен подсказать, как в данной ситуации действовать, какие шаги делать первыми.

Сейчас также определяются потребности в медикаментах. Вчера вечером мы вместе с главврачом Краматорска Игорем Михайловым обсудили этот вопрос. Он отмечал, что до утра медикаментов хватает. Сегодня из 63 зарегистрированных часть пострадавших с легкими травмами уже покинула больницу.

Боевики от этого обстрела поспешили откреститься. По данным и.о. пресс-секретаря Генштаба ВСУ Владислава Селезнева, город был обстрелян из четырех установок РСЗВ «Смерч» из населенного пункта Ясеновка в районе Горловки. В ОБСЕ ограничились более общим определением направления: лишь отметили, что обстрел велся с юго-востока. Вы, насколько я знаю, составляли свою схему «поражения» города…

Да, есть схема, карта. Если провести линию, то направление, откуда стреляли – это Горловка, Ясиноватая. Снаряды прошли через весь Краматорск, через густонаселенные районы. Точнее – с точки зрения траектории и остального – скажут военные эксперты. Но это точно не были обстрелы со стороны Дебальцево или со стороны Славянска. Большинство людей, которые живут в Краматорске, понимают, кто их обстрелял.

Нажмите на картинку для увеличения

Обстрелы украинских городов – Краматорска, Мариуполя – свидетельствуют о том, что конфликт будет разрастаться дальше по Донецкой области? Террористы из «ДНР» не ограничатся уже оккупированными территориями? Краматорск готов к такому развитию событий?

Ситуация на Донбассе сегодня точно не улучшается.

Основной защитой города является то, что там находится Антитеррористический центр. Там большое скопление военных. Хотя это, к сожалению, сыграло и злую шутку. Никто ж не знает, был ли это неточный обстрел по Центру, или это было специально сделано, чтобы уничтожать жителей. Но показательно, что выбран был именно Краматорск. Могла же это быть Константиновка, мог быть Славянск. Но в Краматорске сидит и ДонОГА, и остальные. Потому все было сделано, чтобы дестабилизировать ситуацию в городе, максимально людей напугать и показать, какими могут быть последствия.

Готов ли Краматорск к полномасштабной защите? Думаю, что ни Краматорск, ни Славянск, ни Константиновка не готовы к тому, что возможны полномасштабные боевые действия. Основные заградительные рубежи были и есть в районе Дебальцево, в районе Ясиноватой, за Константиновкой. Думаю, что только после этого отстрела и после сегодняшней встречи в Минске, и будет понимание того, что нужно дальше делать в отношении Краматорска.

Жители Донбасса действительно питают какие-то надежды на то, что после сегодняшней встречи в Минске наступит мир? Предыдущие попытки добиться чего-то переговорами к явному успеху не привели.

Все хотят мира. Сегодня много сделано со всех сторон для этого.

Вы так уверены, что «со всех»?

Я имею в виду со стороны Европы, президента и других официальных лиц нашей страны.

Вы догадываетесь, на каких условиях сегодня в Минске может быть заключен новый мирный договор?

Достоверной информации у меня нет. Предположения озвучивать не буду. Но президент нам на фракции говорил, что будет защищать территориальную целостность Украины и закон. То есть, если мы говорим о референдуме, то он должен пройти по закону Украины. Если мы говорим о линии разграничении, то она должна быть зафиксирована в Минских соглашениях. Если мы говорим о федерализации, то она должна осуществляться только законным способом и только после референдума. В рамках этого и будет вестись диалог: возврат к линии разграничении, остановка боевых действий, отведение войск с тем, чтобы процесс урегулирования можно было продолжать дальше. Без этого невозможно делать дальнейшие шаги. Главное, что нужно сделать: прекратить друг друга обстреливать и отвести войска.

Нам пока остается ждать. Помогать раненным, помогать людям, которые попали в беду…

А кто, кстати, сейчас помогает городу, кроме властей?

У нас есть много волонтеров. И они, и городские власти, и просто обычные люди помогают сегодня пострадавшим.

А что насчет политиков, крупного бизнеса, который также представлен в городе? Вот на округе с центром в Краматорске на парламентских выборах 2014 года среди ваших конкурентов были: миллионер-регионал Юрий Боярский, сын бывшего донецкого губернатора и экс-министра регионального развития, строительства и ЖКХ при Януковиче Анатолия Близнюка Сергей, народный артист, любимиц Людмилы Янукович Вадим Писарев и многие другие. Где сейчас эти люди? Вы видите их работу в городе?

Ну, посмотрим вот, как они все отреагируют еще на эту ситуацию.

То есть пока никто не отрегировал?

Ну, возможно, будут еще. Просто только вчера произошел этот обстрел.

Но сюда уже несколько месяцев съезжаются переселенцы. То есть помощь можно было оказывать и ранее.

Ну, кто-то работал. Вот, тот же директор Новокраматорского машиностроительного завода Георгий Скударь. «Энергомашспецсталь» (металлургические предприятие на территории Краматорска, гендиректором которого до парламентских выборов 2014 года и был Ефимов, - «Главком») тоже помогает. По сути, восстановление после первых боевых действий, еще весной, происходило за счет предприятий и местного бюджета. Думаю, в этот раз все тоже так будет.

Но сегодня, конечно, возможности местных предприятий ограничиваются, уменьшаются. Потому хочется, чтобы и государство по-другому посмотрело на ситуацию. На Донбассе остались промышленные предприятия, которые пытаются сводить концы с концами, работать и хоть как-то поддерживать жизнеспособность городов, людей. Но у них все меньше возможностей остается финансово помогать региону. Они же были ориентированы на Россию, с Россией отношения день за днем становятся хуже, теряются рынки. Государство заменить эти отношения ничем не может. Промышленность востока должна работать на Украину. Мы не должны сегодня стимулировать покупку из-за границы, нужно давать возможности развиваться собственному производителю. А мы говорим только о войне. Война у нас сегодня – приоритет. Это должно меняться. Предприятием сегодня нужно помогать. Есть резервный фонд у нас в бюджете, за счет которого сейчас нужно таким городам, как Краматорск, помогать. Если так не делать – это будет очередная оценка работе правительства.

А как можете оценить работу в нынешних условиях местных властей?

Ситуация сложная. У нас же нет мэра, у нас есть и.о. – секретарь горсовета (Екатерина Воробьева, - «Главком»). Она делает все, что возможно.

Вот есть, например, местный бюджет, в прошлом году была ситуация, и она не улучшается, когда Казначейство не платит по счетам. По сути, городские деньги, деньги, которые город выделил на семьи потерпевших, не были освоены. Потому что Казначейство в декабре просто перестало финансировать незащищенные статьи. Простым языком: деньги у местного бюджета есть, но их не платят, Казначейство их не пропускает.

Вот сегодня мне поступила информация по дорогам в городе. Были сделаны работы, был выфрезирован асфальт, город должен был заплатить за эти работы, и деньги у города есть, но их не заплатили.

Казначейство сегодня управляется в ручном режиме. Это как, если бы у вас, по бумагам в банке был счет, но банк деньги вам бы не отдавал. Также и здесь. Как это можно объяснить, например, людям, которые остались без дома, без крыши над головой? Не знаю. Как объяснить людям, почему городские власти «раскрывают» улицу, и так все и остается? Не знаю. Это как «раскрыть» зуб, а пломбу не поставить. Как пациент к такому врачу отнесется? Это все больше похоже на вредительство, а не на помощь.

Как можете, в целом, оценить нынешние настроения в городе? Губернатор Донецкой области Александр Кихтенко, ныне также работающий из Краматорска, в интервью «Главкому» рассказывал, что в подконтрольных «ДНР» городах до 20% патриотически настроенных, проукраинских людей. Сколько, по вашим подсчетам, таких в Краматорске?

Скажу так. «Оппозиционный блок» сегодня в Краматорске имеет 45%. А было 35%.

С чем связан такой рост популярности?

Люди, кроме обещаний и болтовни, сегодня ничего не видят и не чувствуют. Никаких шагов и действий нет. Вот по ситуации в Краматорске и Славянске. Обещали отремонтировать дома. Потом сказали: отремонтируют местные власти. И, в конце концов, ничего не отремонтировали. Человеку, у которого сегодня нет дома, не объяснишь, что жить стало лучше.

В городе подпольно действуют какие-то группы сепаратистов?

Не думаю. И Краматорск, и Славянск уже пожили под «ДНР», под сепаратистами.

На сегодняшний день концепция там приблизительно такая: мы точно не хотим в «ДНР», но украинские власти нам не помогают. То есть там нет ярко выраженных сепаратистов, но при этом там нет и ярко выраженных патриотов.

Люди не верят Киеву. Когда в Славянске и Краматорске была война еще, когда Славянск обстреливали с одной, с другой стороны, когда этот референдум был, люди говорили: мы не хотим ни одних, ни других, оставьте нас в покое. Есть у людей там большое разочарование от всего. И в этой ситуации «Оппозиционному блоку» легко повышать свои рейтинги. Они все критикуют. Им ничего выдумывать не надо. Достаточно спрашивать: «Лучше не становится?». У нас же есть крупные предприятия, которые в свое время поддерживала Партия регионов, сейчас – «Оппозиционный блок». На этих предприятиях работают люди. Это электорат. И государству, надо работать с тем, что есть.

Сейчас людям там, после вчерашних событий, можно, конечно, помогать и советом, психологически. Но первое, чем мы должны им помочь – деньгами. Второе – надо создавать там дополнительные рабочие места. Краматорск также сегодня участвует в программе восстановления жилья за счет европейских денег, грантов. Но процедура слишком долгая. Когда грант, наконец, выделен, переселенцам уже можно назад возвращаться.

Нужно чтобы люди почувствовали разницу. Неоккупированная часть Донбасса является буферной зоной между оккупированной частью и остальной Украиной. Эта буферная зона испытывает много дополнительного негатива в сравнении со всей Украиной, начиная от стоимости продуктов питания и медикаментов, заканчивая отсутствием новых заказов у предприятий. Сильно влияет «прифронтовой» синдром. Нужно сделать так, чтобы жизнь на прифронтовой зоне была лучше, чем на оккупированной. Такой должна быть концепция государства: чтобы люди оттуда стремились сюда. У нас же в этом направлении ни то, что ничего не сделано, даже план действий не нарисован. Донецкая область – это Украина, ее нужно поддерживать, она остальную часть страны фактически собой защищает от войны.

Источник фото: Facebook


Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

Нардеп от Краматорска Максим Ефимов: Большинство жителей города понимают, кто их обстрелял