Имидж пошел по проводам

    • Зоя Роман, «Известия в Украине»
    • Розсилка
    Имидж пошел по проводам

    На днях наша страна присоединилась к Европейскому энергетическому сообществу.

    На днях наша страна присоединилась к Европейскому энергетическому сообществу. Власти уверены, что теперь привлечь кредиты на модернизацию ГТС будет гораздо легче, а уговорить Европу отказаться от альтернативных газопроводов — проще. Но эксперты считают, что членство в ЕЭС — вопрос имиджа. А за кредиты еще придется побороться.

    Борьба за мечту

    Сейчас членами Европейского энергетического сообщества являются все страны Евросоюза, семь балканских государств и Молдова. Главой этой организации в нынешнем году является Македония. Поэтому договор о присоединении Украины подписывали министр топлива и энергетики Юрий Бойко и министр экономики Македонии Фатмир Бесими в Скопье. Членства в этой организации Киев ждал почти четыре года. Сначала пришлось довольствоваться ролью наблюдателя и реформировать собственный энергетический рынок, приводя его в соответствие с европейскими нормами.

    Первым шагом в этом направлении стал принятый в июле этого года закон о рынке газа. Документ предусматривает либерализацию рынка и равные права доступа к единой газотранспортной системе Украины и подземным хранилищам газа всем участникам этого рынка. Там также содержится норма о том, что предприятия, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, а также их филиалы должны ежемесячно продавать весь добытый на Украине газ уполномоченному правительством субъекту. А он этот газ будет реализовывать на внутреннем рынке для нужд населения.

    Кроме либерализации рынка, пошло правительство и на непопулярные меры — повысило цены на газ для населения и предприятий теплокоммунэнерго, из-за чего выросли тарифы на горячую воду и отопление. Но европейцам реформы понравились. И Украина, наконец, стала членом ЕЭС.

    Теперь, как заявил представитель Еврокомиссии Марлин Холзнер, Украина сможет начать фактическую реализацию нового законодательства о функционировании рынка газа. В частности — обеспечить распределение функций НАК «Нафтогаз», который сегодня одновременно и производит газ, и осуществляет его закупку у российского «Газпрома», и занимается транзитом, и продает голубое топливо потребителям.

    Норма о разделении функций транспортировки, распределения и снабжения природным газом действительно содержится в законе. Однако выполнение ее не принесет Украине ничего, кроме лишних проблем. «Ни один из европейских газовых монополистов не разделяет функции. И Gaz de France, и ENI (итальянский газовый монополист) являются единым целым. Рекомендации такого рода в украинских реалиях нецелесообразны: мы рискуем потерять контроль над энергетическим сектором. Ведь если мы создадим новые компании, они будут приватизированы и потеряны», — рассказал «Известиям в Украине» Валентин Землянский.

    Простое разделение компании тоже смысла не имеет, это только усложнит ее и так запутанную структуру. Тогда вместо одной вертикально интегрированной компании НАК «Нафтогаз Украины», которая занимается добычей, транспортировкой и продажей газа и находится под государственным контролем, у нас появится 4—5 маленьких НАКов, проконтролировать которые будет значительно сложнее.

    Кредитный вопрос

    Как заявил президент Виктор Янукович, вступление Украины в ЕЭС — «это стратегически важный шаг для обеспечения энергетической безопасности Украины и Европы в целом». Он также свидетельствует о том, что Киев выполняет свои обязательства по реформированию энергетического сектора.

    Теперь Европа должна выполнить свои обязательства — помочь нам в реконструкции газотранспортной системы (ГТС). «Прежде всего, для нас вступление в ЕЭС — это очередной шаг для того, чтобы Европа давала нам дешевые кредитные средства, которые пойдут на модернизацию оборудования, а это, в свою очередь, повысит безопасность и сократит расходы, то есть уменьшит стоимость энергоносителей для наших внутренних потребителей», — рассказал Юрий Бойко.

    Эксперты, впрочем, в этом сомневаются. «Вопрос привлечения инвестиций лежит все-таки больше в экономической плоскости. Но в перспективе это создаст дополнительные положительные условия для Украины», — говорит независимый эксперт по энергетическим вопросам Валентин Землянский.

    Согласен с ним и вице-президент Центра исследований корпоративных отношений Вячеслав Бутко. «Я не вижу прямой взаимосвязи между вступлением Украины в ЕЭС и возможностью привлечения кредитных ресурсов. Такая возможность — это переговоры с конкретными финансовыми учреждениями. А их в первую очередь интересуют возможности заемщика по возврату и обслуживанию выданных кредитов и обеспечение по этим займам. Поэтому кредитование — это самостоятельный процесс, и на его параметры него не влияет вступление Украины в те или иные межгосударственные организации», — объяснил он «Известиям в Украине».

    К тому же сегодня Европа относится к Украине крайне осторожно. «Скорее всего, Евросоюз в условиях сближения с Россией и возможности построить обходные газопроводы сомневается в целесообразности инвестирования в Украину», — говорит независимый эксперт по энергетическим вопросам Владимир Сапрыкин.

    Беспроводная выгода

    Еще один несомненный плюс вступления Украины в ЕЭС, по словам Юрия Бойко — возможность влиять на принимаемые сообществом решения, в частности по строительству газопроводов «Набукко» и «Южный поток». «Мы получим право голоса в европейских комиссиях как партнеры энергетических компаний Европы, и к нам теперь будут прислушиваться, потому что мы — полноправный член Энергетического Сообщества», — рассказал министр. По его словам, «мы пытаемся убедить наших партнеров и в Европе, и в России в том, что наша ГТС — путь, экономически более выгодный и безопасный для транспортировки российского газа в Европу, чем прокладка нового маршрута».

    В экономической целесообразности транзита газа через Украину никто не сомневается. «Модернизация украинской ГТС — это максимум $5 млрд, а по минимуму — $2,5 млрд. А строительство «Южного потока» — это $20—25 млрд. Нам достаточно достроить Богородчаны–Ужгород, чтобы разогнать систему до космических высот, даже 160 млрд кубометров газа в год — успевала бы Европа его выбирать», — говорит Валентин Землянский. Он полагает, что речь сейчас о другом: «К нашему мнению как члена организации должны прислушиваться. Но прислушиваться будут, только если экономика будет преобладать над геополитическими играми. Именно поэтому сейчас в игру должно вступать даже не Министерство топлива и энергетики, а Министерство иностранных дел. Потому что вопрос здесь скорее не в экономике, а в политике».

    Таким образом, Украине членство в Европейском энергетическом сообществе выгодно только с точки зрения имиджа, по крайней мере, сейчас. Потому что повышается статус страны как партнера, как члена европейского сообщества в энергетической сфере. Выгодно оно и сообществу. «На сегодняшний день это удобнее для Европейского Союза: у него появится возможность влиять на формирование законодательства в энергетической сфере Украины. Для нас вступление в ЕЭС — это доступ к европейским рынкам газа, электроэнергии, технологиям и инвестициям. Однако в условиях нынешних — не реформированного ТЭК и низкой конкурентоспособности украинской электроэнергии — это практически ничего не меняет. Только добавляет к имиджу», — пояснил «Известиям в Украине» Владимир Сапрыкин.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ