укр
    Раздел для русскоговорящего

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    История Второй мировой по Путину: реакция в Польше

    • Розсилка
    История Второй мировой по Путину: реакция в Польше

    По мнению польских экспертов, риторика российского президента направлена на раскол Евросоюза и дискредитацию Польши

    Во время своей пресс-конференции в конце декабря 2019 года российский президент раскритиковал поведение польских властей перед Второй мировой войной и в первые месяцы после ее начала.

    Владимир Путин пообещал «написать статью» на эту тему, а пока ограничился тем, что напомнил об историческом эпизоде, имевшим место в 1938 году: «Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И все, и забрала их».

    Говоря же об оккупации советскими войсками восточных земель Польши в сентябре 1939-го, Путин оговорился: «войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему». И далее: «войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские».

    Позже, во время расширенной коллегии министерства обороны РФ, Владимир Путин вернулся к теме Второй мировой, и, упрекнув тогдашнее польское руководство в попытке договориться с гитлеровской Германией, назвал посла Польши в Берлине Юзефа Липски «сволочью» и «свиньей антисемитской» за то, что тот предлагал выслать европейских евреев в Африку. Кстати, возможность создания еврейского государства в восточной части Африки (так называемый «угандийский вариант») была предложена британским правительством еще в 1903 году и тогда же была одобрена некоторыми руководителями сионисткого движения.

    Развернутый ответ на заявления Владимира Путина дал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. Он напомнил, что его страна стала первой жертвой Второй мировой войны: «Наша страна первой испытала вооруженную агрессию нацистской Германии и Советской России. Польша стала первой страной, вставшей на защиту свободной Европы».

    Глава польского правительства также отметил, что советско-германский договор, подписанный в конце августа 1939 года министрами иностранных дел двух государств, в реальности не был «пактом о ненападении».

    «Это был политический и военный союз, разделивший Европу на две сферы влияния – вдоль линии, образованной тремя польскими реками: Наревом, Вислой и Саном. Месяц спустя граница была перенесена на линию реки Буг в результате «Германо-советского договора о дружбе и границе» от 28 сентября 1939 года. Он стал прологом невыразимых преступлений, совершенных в течение последующих лет с обеих сторон этой границы…

    22 сентября 1939 года в Брест-Литовске состоялся большой военный парад – торжество нацистской Германии и Советской России, посвященное их общей победе над независимой Польшей. Такие парады организуются не подписантами пактов о ненападении – они проводятся союзниками и друзьями. Именно такими были Гитлер и Сталин, долгое время они были не только союзниками, но и фактически друзьями», –подчеркивает Матеуш Моравецкий.

    Наконец, в газете Rzech Pospolita опубликовано совместное заявление главного раввина Польши Михаила Шудриха и председателя польского Союза еврейских общин Клары Колодзейски-Полтын. В заявлении говорится, что в 1938 году Польша и сионисткое движение вместе поддерживали еврейскую эмиграцию. А также о том, что нынешняя ФРГ не скрывает факты о военных преступлениях гитлеровцев в годы Второй мировой войны. «Мы желаем подобной честности российским властям, которые начали войну как союзники Германии», – отмечают Михаил Шудрик и Клара Колодзейски-Полтын.

    А депутат Европарламента от партии «Право и справедливость» Яцек Сариуш-Вольский назвал заявления Путина о роли Польши в развязывании Второй мировой войны элементом кампании по дискредитации его страны на международной арене. «Заявления российского президента я рассматриваю как элемент геополитической игры с целью нанести вред отношениям между странами Западной и Центральной и Восточной Европой», – подчеркнул евродепутат.

    «В этом вопросе сплотились польские националисты, левые и либералы»

    Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила польских экспертов прокомментировать нападки президента России и ответ польской стороны.

    Заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия Лукаш Адамски (Lukasz Adamski) иронично заметил, что в российской истории уже был один «великий языковед». «Очевидно, Владимир Путин ему завидует, и решил стать великим историком», – добавил Адамски.

    По мнению собеседника «Голоса Америки», тон заявления Путина превзошел даже образцы советского агитпропа. «По крайней мере, в 70-е и 80-е годы в Советском Союзе предпочитали не упоминать о пакте Молотова-Риббентропа, поскольку там понимали, что этого документа нужно стыдиться. Историки знают, что после подписания пакта Вячеслав Молотов сказал: “Бессмысленно и преступно вести войну за уничтожение гитлеризма”, и что Сталин поздравлял Гитлера и так далее», – напомнил Лукаш Адамски.

    То, что президент России вернулся к образцам советской пропаганды 1939 – 1941 годов, когда Польшу обвиняли в развязывании войны, возмутило не только польских политиков, но и польское общество. «Особенно возмутил тот факт, что Владимир Путин и российская дипломатия в очередной раз оправдали агрессию 17 сентября 1941 года. К примеру, Путин заявил, что советская армия вошла на те территории, где уже не было польского государства, а месяцами раньше об этом же говорил Сергей Нарышкин», – продолжил Адамски.

    Очень возмутили слова Путина о польском после в Берлине. Тем более, что поводом для этих оскорблений стала одна фраза Юзефа Липского, вырванная из контекста. Кстати, это заявление, сделанное в канун Рождества по Григорианскому календарю, было воспринято, как намерение испортить полякам самый важный для них праздник. Соответственно, ответ Матеуша Моравецкого, который, по мнению Лукаша Адамски, «написан очень хорошо, но необычным для дипломатической практики прямым языком», был воспринят в Польше с большим энтузиазмом. «В этом отношении сплотились и польские националисты, и польские левые, и польские либералы – то есть, те, кто поддерживает правительство и оппозиция – заговорили одним языком», – свидетельствует заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия.

    Лукаш Адамски полагает, что антипольская риторика российского президента отчасти продиктована обидой на то, что его не пригласили в Польшу на памятные мероприятия к 80-й годовщине начала Второй мировой. «Я тогда писал, что его нужно было пригласить, но как представителя страны, которая вместе с Третьим рейхом осуществила агрессию против Польши. И тогда было бы понятно, почему Путин не приезжает. Но наши власти тогда решили, что в мероприятиях будут участвовать партнеры Польши – страны ЕС и “Восточного партнерства”, и что этот формат не подразумевает участия лидеров других стран, в том числе – Путина», – прокомментировал польский эксперт.

    Он также напомнил, что 27 января в Польше пройдут мероприятия, приуроченные к 75-летию освобождения Освенцима. «Путина там не будет, он вообще не хочет теперь приезжать в Польшу. Но он поедет в Израиль, и я думаю, там он еще раз скажет о Польше, как о государстве, ответственном за начало II Мировой войны, государстве националистическом и антисемитском», – предположил Лукаш Адамски.

    «Польша – довольно удобная жертва»

    Бывший директор Польского культурного центра в Москве, историк Марек Радзивон напомнил, что в сентябре 2009 года, на церемонии, приуроченной к 70-летию начала Второй мировой войны, Владимир Путин, находившийся тогда в ранге премьер-министра России, сказал, что именно Польша стала первой жертвой агрессии. «Любое сотрудничество с экстремистами, с нацистами ведет к трагедии. Да и не сотрудничество это, а сговор, который ведет к трагедии. Все договоренности с 1934 по 1939 год были с моральной точки зрения неприемлемыми, а с практической – бессмысленными и опасными», – сказал тогда Путин, отметивший, что Государственная Дума РФ осудила пакт Молотова-Риббентропа.

    А в своих последних речах, посвященных событиям, предшествующим началу Второй мировой войны, российский президент, по оценке Марека Радзивона, умышленно допустил искажение исторических фактов. В частности, это относится и к трактовке слов Юзефа Липского, которые «ни в коем случае нельзя считать серьезным политическим предложением», и ко всей оценке «мюнхенского сговора». «В концепции Путина то, что произошло в 1938 году в Мюнхене, гораздо важнее пакта Молотова-Риббентропа, который в такой трактовке совсем «уходит в тень». А такая концепция, конечно, ложная», – считает польский историк.

    По свидетельству Радзивона, с конца декабря и польская общественность, и пресса страны задаются вопросом, почему Владимир Путин выступил со столь резкой и необоснованной критикой Польши? Помимо упомянутого Лукашем Адамски 75-летия освобождения Освенцима, в числе причин называется и вторая приближающаяся годовщина – 75-летие окончания Второй мировой войны в Европе.

    Стало известно, что президент Польши Анджей Дуда отказался от поездки в Иерусалим для участия в мероприятиях в мемориальном комплексе «Яд Вашем», поскольку там будет присутствовать Владимир Путин. В свою очередь, российский президент, как полагает собеседник «Голоса Америки», всей видимости, будет подчеркивать, что мероприятия на территории бывшего Освенцима носят исключительно маргинальный характер.

    Что же касается второй даты, напоминает Марек Радзивон, в мае 2015 года в Москву, за редким исключением, не приехал никто из европейских лидеров. Поскольку тогда появиться на трибуне рядом с Путиным, фактически, означало бы проявить «понимание» российской аннексии Крыма и вооруженного вмешательства России на юго-востоке Украины. «То есть, с пропагандистской точки зрения это было полное поражение Кремля. А сейчас Путин намеревается отпраздновать очередную годовщину в Москве самым серьезным образом. И для него очень важно продемонстрировать, что один из членов Евросоюза не является частью международного сообщества, празднующего победу над нацизмом», – отмечает Марек Радзивон.

    Польский эксперт полагает, что российское руководство, и Владимир Путин в частности, никогда не воспринимали Европейский Союз как единое целое и не считали Брюссель столицей объединенной Европы. «Любые переговоры России с Западом – это переговоры Кремля с отдельными столицами. Это касается как глобальных политических, так и частных экономических вопросов. И в этом смысле Польша – довольно удобная жертва. Во-первых, потому что это не такая значительная держава, как страны “старой Европы” – Германия, Великобритания или Франция. А во-вторых, как ни жаль, но статус Польши сейчас в Евросоюзе намного слабее, чем пять лет назад. Поэтому грубые высказывания по поводу Польши рассчитаны на то, что никто в Евросоюзе заступаться за нас не будет. И это, к сожалению, подтверждается. Есть ответ польского премьер-министра Путину, есть заявления польских политиков и чиновников. Но это все на национальном уровне.

    А высказывания зарубежных политиков, в том числе и из США, звучат чаще всего на уровне послов в Польше. Но это – не тот уровень, который следовало ожидать», – подытоживает Марек Радзивон.

    Анна Плотникова

    Джерело: Голос Америки

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ