Раздел для русскоговорящего

Письма из Луганска. Как мы работаем на «вражескую» Украину

Эта война особенная, и все происходящее режет шаблоны таких понятий, как «свои», «чужие», «враг»… - Письма из Луганска. Как мы работаем на «вражескую» Украину
Эта война особенная, и все происходящее режет шаблоны таких понятий, как «свои», «чужие», «враг»…

Из самого популярного и не караемого никак – это работа по Интернету

Спецпроект «Главкома» «Письма из Луганска». Наша читательница все годы войны живет в оккупированном Луганске. Она рассказывает о жизни по ту сторону линией фронта: о том, как все начиналось, чем закончилось и можно ли еще что-то изменить...

То, чего не должно быть в принципе и что есть в «республике» все семь последних лет, это работа на Украину. Это примерно, как поезд «Москва - Берлин», который мог бы ходить в разгар войны 1941-1945 года. Но эта война особенная, и все происходящее здесь режет шаблоны таких понятий как «свои» и «чужие», «враг» и «война», «порядочность» и «долг». И работа на условного противника ложится как нельзя более органично в свете этой странной гибридной войны.

Из запрещенного и караемого по всей строгости военного времени – это работа на разведку противника. Местные новости пестрят странными разоблачениями о еще более странных агентах украинских спецслужб – то это едва ли не подростки-школьники, то престарелая и до смерти напуганная супружеская пара, которую завербовали при пересечении границы, то человек с инвалидностью по психическому заболеванию, то отчаявшаяся многодетная мать, готовая работать за кусок хлеба. Все завербованные раскаиваются на камеру и рассказывают странные истории о технологии вербовки – их задержали при пересечении границы сотрудники украинских спецслужб, стали запугивать, обещая козни им и проживающим в Украине родственникам, силой и хитростью уговорили на сотрудничество, присвоили весьма странный позывной (это обязательная часть вербовки) и вменили перечень еще более странных обязанностей. Например, сфотографировать и переслать здания «республиканских» военных объектов. Или внедриться в местную армию и раздобыть ее кадровый состав. И задания эти давали тем, кто для этого подходил меньше всего и вызывал подозрение буквально сразу же.

Все задержанные выглядели испуганными людьми, которые клялись в том, что делали это первый и последний раз в жизни, а обещанная им награда только подчеркивала странность всего происходящего. Но преступления такого рода приравниваются в «республике» к измене Родине и караются до 25 лет лишения свободы с конфискаций имущества, что уже очень сложно перевести в плоскость шуток или случайной нелепости. Такие судебные дела всегда показательные, раздутые до невозможности в профилактических целях и высмеянные донельзя местными СМИ. Украинские вербовщики рисуются в таких историях недалекими и агрессивными, а неудавшиеся Штирлицы запуганными беднягами, что никак не снимает с них ответственности за содеянное. И чем более жалко выглядит «агент» украинской разведки, тем мощнее на его фоне выглядит работа спецслужб «республики». Ролики с такими разоблачениями крутят в течение нескольких дней в профилактических целях. Но отчего-то при просмотре этих сюжетов, реакция почти всегда у всех обратная ожидаемой – это жалость, сочувствие, абсурд от всего. Это все тот же поезд «Москва-Берлин», которого в принципе не может быть, но он есть.

Да, чего нельзя делать и что в «республике» может повлечь снежным комом бездну проблем. Нельзя передвигаться в серой зоне. То есть фразы «гулял» будут рассматриваться как попытки диверсии, а самого диверсанта будут долго допрашивать и удерживать на принудительных работах. Нельзя фотографировать или фотографироваться на фоне стратегических объектов. Здесь не прокатит даже справка о невменяемости, потому что это потянет на статью об измене Родине.

Из самого популярного и не караемого никак – это работа по Интернету. Рерайтинг, копирайтинг, контрольные, курсовые, Интернет-магазины, дизайн, брачные агентства, сайты знакомств, переводы, уроки по Интернету, Интернет-медицина. Попробуйте-ка это отследить. Никакой статьи за тунеядство нет, отследить работает человек или нет невозможно. Умный будет на все вопросы отвечать уклончиво. Ссылаться на пенсию родителей, не открывая всех карт. Молодежь так та в принципе гордиться тем, что заработную плату получает в гривне на электронные кошельки или банковские карты украинских банков. Многие откровенно завидуют возможностям такой работы – свободный график, порядочность работодателя, оплата в самой твердой из валют по меркам «республики». Фраза «А я там смогу работать?» в ответ на сообщение о таком вот козырном месте работы звучит чаще всего. Понятно, что работник «министерств» вряд ли сможет совмещать работу такого рода безнаказанно. Но здесь уже все на умении держать язык за зубами и молча продолжать держать переменчивую удачу за хвост. При расспросах незнакомцы будут отвечать весьма уклончиво, редко сознаваясь в том, что платит им Украина. Вопрос морали не возникает ни у работодателя, и ни у работающего, и фраза «деньги не пахнут» здесь подходит больше всего.

Из очень популярного – коммерция. Посылки, грузы, запчасти и прочее. Но это бизнес, прочно налаженный за семь лет, и здесь вклиниться с кондачка уже не получится. Это своего рода пирамида, когда на одного человека в «республике» работает целая сеть несунов. К работе такого рода можно отнести и доставку более габаритных грузов, и работу с деликатными и дорогостоящими заказами типа телефонов последних моделей. Конечно, это риски – несунов задерживают, разоблачают так, будто это единичный вопиющий случай, изымают не только заказ, но и транспортное средство, если контрабандист перемещался на автомобиле. И снова эта акция носит телевизионно-профилактический характер в виде ролика во всех новостях.

Еще модно перевозить гривну и банковские карточки, делать документы на украинской стороне, что само по себе уже имеет некий преступный душок. И при всем этом и тех, кто пользуется этими услугами, и тех, кто живет этим, очень много, как и перевозчиков, работающих в плотном тандеме с Украиной.

Собственно, мой рассказ можно было бы ограничить единственной фотографией очереди под коммерческими центрами – это не всегда старики, снимающие украинские пенсии, чаще всего это молодые люди, кто обналичивает под 3% свой заработок с украинских банковских карт.

Мысли авторов рубрики «Мысли вслух» не всегда совпадают с позицией редакции «Главкома». Ответственность за материалы в разделе «Мысли вслух» несут авторы текстов.

Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

Письма из Луганска. Как мы работаем на «вражескую» Украину