Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Страна сомнений

    • Федор Лукьянов
      Два саммита, которые проходят в Минске, глав государств Таможенного союза и СНГ, выходят за рамки дипломатической рутины.
    • Розсилка
    Страна сомнений

    До саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, который заранее объявлен историческим, осталось три недели.

    До саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, который заранее объявлен историческим, осталось три недели. Чем ближе событие, тем почему-то больше неопределенности. Очередное сражение за Украину, которое несколько месяцев вели Россия и Европейский союз, приблизилось к кульминации, противостоящие стороны сделали все, что могли, чтобы склонить к себе чашу весов. Теперь слово за Киевом, только от тамошнего руководства зависит исход баталии.

    Иными словами – все ждут украинского выбора, который сегодня, когда отброшены все политесы, сводится к одному конкретному действию: отпустить Юлию Тимошенко на лечение в Германию или нет.

    Еще пару недель назад все выглядело решенным. Резкие шаги, которые предпринимала Россия вплоть до демонстративной остановки всего украинского импорта и запрета продукции крупнейшего производителя сладостей, эффекта, казалось, не возымели. Точнее, возымели противоположный – после столь очевидных мер воздействия ни Киев, ни Брюссель не могли позволить себе отступить, получилось бы, что Россия добилась своего при помощи давления.

    ЕС уже начал потихоньку готовиться к триумфу, ведь, с точки зрения европейских столиц, когда на кону такая ставка, как приобщение Украины к «большой семье» единой Европы, нельзя же цепляться за столь малую малость, как содержание под стражей политического оппонента. Тем более дамы. Ну и вообще, не разворачиваются же в противоположную сторону на такой продвинутой фазе.

    Правда, настроение Брюсселю подпортил армянский прецедент – в начале сентября Ереван, который тоже двигался к подписанию с Европейским союзом соглашения об ассоциации, объявил о намерении вступить в Таможенный союз. Но Армения в тяжелом геополитическом положении, и отказаться от настойчивого предложения России, основного гаранта своей безопасности, не может. Украину же Москве на протяжении всех 22 лет не удавалось затащить куда-либо, кроме объединений чисто декларативного характера.

    Впрочем, последнее должно было бы насторожить европейских стратегов. В Брюсселе это обстоятельство принято трактовать в том смысле, что Киев при любой власти объективно настроен на сближение с Западом.

    Однако возможно и другое объяснение – Украина органически не способна сделать выбор. Никакой – ни в пользу России, ни в пользу Европейского союза.

    Европейским политикам хорошо известна специфика Украины – страны внутренне глубоко неоднородной. Но рассматривается она преимущественно сквозь российскую призму – мол, Москва использует свое влияние на часть населения, чтобы саботировать европеизацию. Не будь этого фактора, и движение на Запад пошло бы куда живее, поскольку сама по себе европейская модель привлекает всех украинцев.

    Российское воздействие отрицать глупо, но и сводить все только к нему – неправомерно. Украина – государство, которое и сегодня находится в процессе строительства себя. До завершения работы далеко. Залог успеха – в минимизации конфликтного потенциала, поскольку всякое столкновение грозит катализировать противоречия. Не только культурно-психологические и территориальные, между востоком и западом, но и социальные, экономические.

    Ведь разнородность украинского общества отражается и в структуре экономики, построенной по кланово-олигархическому принципу и, соответственно, состоящей из конкурирующих устремлений. Понятие «национальный интерес» в украинском случае еще более, чем в других, распадается на множество интересов, которые трудно синтезировать в нечто целостное.

    «Многополярностью» Украины предопределяется и специфический политический стиль, отличающий ее от ментально близких России или Белоруссии. Это бесконечные вязкие переговоры, цель которых, – «замотать» любую коллизию, не делать окончательных выводов и необратимых шагов. Подобная тактика относится и к внутренней, и к внешней политике Киева. Добавьте высокую степень «ликвидности» действующих лиц, когда острый и, как кажется, принципиальный спор не мешает не просто договариваться о чем-то тактически, но при необходимости и менять сторону.

    Когда Украине удавалось воплощать в жизнь этот подход, она пребывала в наиболее благополучном состоянии. И напротив – обострение позиции, стремление куда-то рвануть и добиться своего заканчивались провалами. В этом смысле показателен пример Виктора Ющенко, президентство которого превратилось в цепь бессмысленных скандалов. Но и опыт Януковича, который перешел неформально принятую на Украине грань, отправив оппонента на долгий срок за решетку, показывает, что отход от умиротворительного невнятного курса чреват большим риском.

    Украинская политико-экономическая элита – плоть от плоти своего разнообразного народа. В совокупности она отражает не столько его интересы (при откровенно олигархическом устройстве это, скорее всего, невозможно), сколько его внутреннее состояние.

    Два с лишним десятилетия Киев плывет по течению, а течение действительно медленно несет его в западном направлении.Но это не сознательный выбор, а именно дрейф туда, куда получается.

    Украина заведомо отказывается проявлять волю к чему-то. Не случайно «оранжевая революция», казавшаяся девять лет назад настоящим переломом, точкой невозврата, сегодня выглядит всплеском, лишь ненадолго взбаламутившим водную гладь. И это, повторю, следствие объективного положения вещей, незавершенности, хрупкости национального проекта.

    К выбору Киев толкают внешние игроки. Евросоюз не склонен вдаваться в политическую психологию и применяет к Украине те же привычные нормативные инструменты, что сработали в Центральной Европе. Однако, во-первых, Киеву и другим странам «Восточного партнерства» никто не предлагает главного стимула – членства в ЕС, а во-вторых, Евросоюз впервые действует в условиях жесткого геополитического противодействия со стороны России.

    Единая Европа к такому не привыкла, современная европейская экспансия строится по другой, внешне неконфронтационной логике. Правда, инициаторы «Восточного партнерства» – министры иностранных дел Швеции и Польши Карл Бильдт и Радек Сикорский – наверное, самые геополитически мыслящие из сегодняшних политиков ЕС. Но они скованы европейскими принципами, так что махнуть рукой на Тимошенко и не глядя подписать соглашение с Киевом, что было бы верно с точки зрения конкуренции с Москвой, не получится.

    Действия России имели одну цель – «встряхнуть» украинскую верхушку, склонную отдать себя на волю волн, и довести до ее сведения, что предстоящая церемония – не формальный акт, после которого все будет как всегда, а реальное решение с последствиями. Киев это смутило. Во-первых, судьбоносного выбора он делать не собирается. Во-вторых, подсчет вероятных потерь, которых, как становится понятно, не избежать, наводит на печальные мысли о будущем не державы в целом, а конкретных ее влиятельных представителей.

    Отказаться от согласованных договоренностей в последний момент – практика, обычная в украинской политической ментальности.

    Более того – это своеобразный предохранитель, страхующий от принятия решений, которые предусматривают рискованную бесповоротность. Для ЕС, привыкшего действовать планомерно, это стало бы шоком, особенно потому, что в Брюсселе считают, что обо всем уже договорились.

    Нечто подобное было три года назад с Белоруссией – тот же Сикорский и его германский коллега Гидо Вестервелле полагали, что согласовали все с Александром Лукашенко: он проводит президентские выборы без громких скандалов, а Евросоюз приоткрывает Минску двери и кошелек. Результат обратный – после голосования случился настоящий разгром белорусской оппозиции, а отношения с Европой просто рухнули. И что? А ничего. Единая Европа вновь заигрывает с «батькой», ведь конкуренцию с Россией никто не отменял.

    Примерно так может заключить и Киев. Конечно, срыв подписания в Вильнюсе вызовет ярость в европейских столицах. Но деваться-то некуда, Украину «отменить» невозможно. Зато на этой волне Киев может что-то получить от Москвы, ну а через какое-то время начать снова очаровывать Старый Свет. Вильнюс, что бы там ни произошло, завершит не матч, а раунд. Потом все опять будет повторяться до тех пор, пока на берегах Днепра не сформируется нация и ее элита, способная принимать осознанные решения.

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ