Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Вернулся с Украины. Докладываю

    • Ілля Пономарьов

      Колишній депутат Державної Думи, один із засновників «Лівого Фронту»

    • Розсилка
    Вернулся с Украины. Докладываю

    Если говорить серьезно, то новое правительство в Киеве ровно такое же, как и в Москве.

    На днях я вернулся с Украины. Ездил на конференцию левых сил, посвященную отношению моих коллег к Майдану (оно весьма противоречивое). Хотел посмотреть все сам, встретиться со сторонниками и противниками новой власти, рассказать о настроениях в российском обществе и во власти, а главное - по возможности подтолкнуть ситуацию в сторону мирного диалога. Теперь могу рассказать о том, что видел. А видел многое, не видел только бандеровцев, хотя активно искал во всех местах ;)

    Если говорить серьезно, то новое правительство в Киеве ровно такое же, как и в Москве. Группа олигархов и представителей крупного украинского бизнеса воспользовалась ситуацией, сложившейся в последние месяцы, и переделили между собой власть и собственность. Вне сомнения, Майдан - настоящие массовые народные выступления, а никакие не «проплаченные акции», как и во время оранжевой революции 2004 года. Но так же, как и тогда, все, чего добились люди – это только перераспределение власти на верхах. Назвать это революцией язык не поворачивается, потому что революция – это фундаментальная смена власти, изменение существующего строя. Я уже писал, что сомневаюсь, что целью Майдана было получить право выбрать президента из кандидатур Порошенко и Тимошенко.

    В связи с этим очень характерной была дискуссия о люстрации, в которой я принимал участие на украинском телевидении. Дело в том, что новые власти взяли на себя обязательство о проведении люстрации, так как это было одно из требований Майдана, и ломают теперь голову, как его исполнить. Пикатность ситуации в том, что провести они ее не могут: любой неимитационный вариант затронет спонсоров Майдана и тех, кто пользуется результатами его победы. Кстати, по той же причине люстрацию не мог провести Ельцин в 1991-92 гг. Но и спустить этот вопрос на тормозах ни Верховная Рада, ни правительство не в силах, иначе люди, выходившие на площади, будут сильно возмущены. Поэтому на данный момент словом «люстрация» назвали выборочное преследование проворовавшихся и дискредитировавших себя судей, хотя это не соответствует самому понятию люстрации - весь ее смысл в отказе от расследований в отношении конкретных лиц и совершенных ими преступлений в обмен на запрет определенным категориям граждан занимать определенные должности (например, запрет состоявшим в Единой России или служившим в ГИБДД работать на госслужбе).

    Еще о национализме. Я уже сказал, что никакой бандеровщины в Киеве нет и было. Отдельные личности или малые группы нациков тут не в счет - массового характера это явление не носит. Правый сектор – организация с несколькими сотнями бойцов-неонацистов, ровно такая же, как и российские скинхеды, выглядят они до боли похоже друг на друга, и количество их «активистов» примерно одинаковое (если у кого и есть численное и боевое превосходство - то явно у российских «соратников»). И те, и другие – взрощены и кормятся (кстати, в случае с Украиной – кормились, потому что нынешнее киевское МВД с ними начало реальную борьбу, для нового правительства это вопрос не пропаганды, а выживания) с руки властей. Все эти байки про бандеровский переворот и украинский фашизм – страшные сказки нашего телевидения для запугивания населения и промывания мозгов, для чего роль «Правого сектора» значительно преувеличили. И, конечно, российское руководство добилось того, что подняло против себя огромную часть украинского общества. К счастью, бОльшая его часть клеймит не русских, а весь направляет негатив в сторону Путина. Но тем не менее провести линию между российским народом и действиями России как государства – сложно, социологию все видят, поэтому восстанавливать отношения придется еще очень и очень долго.

    Благодаря моему голосованию по Крыму мне дали возможность выступить и обратиться к украинским политикам и простым гражданам. Я пытался во многих теле- и радиоэфирах объяснить украинцам, что россияне – жертвы государственной пропаганды, которые искренне верят, что страна спасает братский народ от фашистов, которые на деньги ЦРУ и Евросоюза захватили власть в Киеве. И что россияне не воспринимают себя как агрессоров, и их стремления (за отдельными исключениями) вовсе не империалистические. Понятно, что какая бы не была мотивация, украинцам от этого не легче, и мы для них – агрессор, но тем не меее…

    В Киеве молодежь массово записывается в ополчения и военкоматы, готовится к войне. Такого количества украинских флагов я там никогда не видел - очень большой патриотический подъем. На глазах рождается украинская нация. Вот где духовные скрепы-то! Но несмотря на наши действия в Крыму, которые воспринимаются украинцами как пощечина и обида, как оскорбление, в целом у меня создалось впечатление, что простые люди считали Крым не до конца украинским, и прекрасно понимают, что преобладающее там русскоязычное население всегда смотрело в сторону России. Впрочем, это не отменяет аморального характера отъема Крыма, в ситуации, когда мы воспользовались слабостью «братского народа» и разбродом новой власти… Однако в потере полуострова люди винят не только Россию , но и предыдущее руководство Украины (за то, что не обеспечило там достойную жизнь), а также нынешнее (за то, что не защитили). Вопрос только - что делать разъединенным семьям? Я за три дня в Киеве встретил четыре человека с крымскими корнями, все четверо - русские по национальности, все четверо в жесткой оппозиции к действиям Москвы, и для них происходящее является подлинной личной и семейной трагедией.

    Перейду к происходящему на юго-востоке. На фоне тревожного, спорящего, политизированного, но все же спокойного Киева там совершенно иная ситуация. В Донецкой области сейчас идут боевые действия. Российские СМИ это скрывают, но по моим данным (а источники находятся по обе стороны баррикад) – все выглядит именно так. Дезинформация распространяется обеими сторонами; но главное - идут перестрелки (из стрелкового оружия, конечно, никакой артиллерии и авиации никто не применяет), имеются жертвы, украинская армия и полиция слабы (хотя про массовый переход военных на сторону России это тоже неправда - по итогам Крыма лишь около 20% перешло на сторону РФ, остальные покинули республику, когда им дали возможность это сделать).

    Социологические опросы на тему расклада сил в трех проблемных регионах, которые я видел и в Москве до отъезда на Украину, и в Киеве по прибытии, практически совпадают. Не сильно округляя цифры, можно сказать про четыре почти равных группы населения Донбасса, луганщины и харькивщины: 25-30% хотят к России, 20-25% хотят остаться в составе Украины, но чтобы она стала федерацией, 25% хотят остаться в составе Украины как унитарного государства, и 25% не знает, чего хочет. То есть тут ситуация иная, чем в Крыму. В Россию хочет далеко не большинство. Поэтому все нынешние действия – пролог к полноценной горячей гражданской войне. Массового российского вмешательства нет, но есть силы спецназа (ГРУ?) и диверсионные группы, которые выполняют направляющую и организующую роль для так называемых сил самообороны.

    Главная причина народных выступлений на юго-востоке – это вовсе не желание быть с Россией, а скорее страх перед новой волной передела собственности и недовольство киевскими властями. Россия для протестующих, скорее, выступает в роли защитника и гаранта стабильности. Согласно тем же социологическим исследованиям (мультиответ), первая тройка страхов жителей восточных областей выглядит так: 60% населения боятся бандеровцев, порядка 48% - бедности и нищеты, а целые 38% - русских солдат. Поговорка «паны дерутся - у холопов чубы трещат» самая актуальная сейчас для востока Украины.

    В начале моего визита состоялась большая конференция левых сил, на которую приехали многие представители восточных областей. Они активно работают в среде протестующих. Очень многие говорили о том, что Донбасс видит пример Ростовской области, где позакрывали все шахты. Их там была добрая сотня, а сейчас осталось всего четыре (кстати, принадлежат они украинскому олигарху Ренату Ахметову). И вот шахтеры Донбасса вступать в Россию ну никак не хотят, потому что считают, что предприятия закроют и их выбросят на улицу. Хотя иллюзия высоких российских пенсий и пособий, о чем так много говорит наше телевидение, для многих, конечно, является привлекательной и смущает умы. Про проблемы же им Киселев не рассказывает, у нас тут кисельные реки повсюду...

    Люди на востоке недовольны тем, что их ни о чем не спрашивают, что к ним не приезжают представители новой власти (точнее, приезжают к своим ставленникам, и никто не рискнул провести встречу с гражданами), и что повестка дня полностью диктуется представителями центральных и западных регионов. Очень сильно восприятие Майдана подвело то, что губернаторами юго-восточных областях назначены олигархи, несмотря на то, что майдановцы говорили про антиолигархический протест. Только вот сразу после победы именно олигархи были назначены руководителями ряда регионов… Конечно, после этого люди с юго-востока в благие намерения и высокие идеалы не верят и уверены, что Майдан – банальный передел собственности и власти.

    Из всего этого вывод можно сделать простой: спасение Украины и мир в стране – в руках самой Украины. Киевская власть должна пойти навстречу востоку, если хочет сохранить его в составе страны. Хотя в этом я не очень уверен… Целый ряд высокопоставленных чиновников правительства этого не хочет, судя по некоторым разговорам «в высших эшелонах». Причины этого – нежелание содержать дотационные регионы, а возрождать промышленность никто из них не желает. Но если в новой украинской власти есть адекватные люди, то они должны выйти навстречу к людям – и кандидаты в президенты, и премьер-министр, и депутаты Верховной Рады. Они должны приехать лично и в Славянск, и в Краматорск, и в Харьков, и в другие города – выйти на площади, чтобы общаться с людьми, не боясь того, что могут закидать яйцами. А протестующие должны им обеспечить безопасность, ведь такое общение - в общих интересах.

    Также необходимо провести всеукраинский референдум о федерализации. Это единственный честный и законный способ, с помощью прямой демократии, выяснить настроения людей и расставить все точки над i. Думаю, что лишь половина юго-востока проголосует за федеративное устройство, а в целом по Украине этот показатель составит не более 20-25%. Я всегда за максимальное местное самоуправление и права регионов, удивлялся еще до Майдана, почему Украина не проведет подобную реформу, ведь проблема восток-запад отнюдь не нова; но сейчас слишком много будет страхов сепаратизма, и большинство, скорее всего, остережется федерализации. Однако это будет общее решение большинства, и параллельно с референдумом пройдут президентские выборы, на котором будет избран новый лидер, признаваемый всеми. Без референдума же выборы на востоке могут быть сорваны со всеми вытекающими последствиями.

    Мои разговоры на эту тему с представителями украинской власти начались еще в пятницу, когда я прилетел в Киев, и сначала они говорили категорическое «нет», но уже в понедельник и.о. президента Турчинов сказал, что он считает проведение подобного референдума необходимым. Это важный и позитивный сдвиг. Если это произойдет, то ситуация нормализуется.

    Следующий пост напишу о дискуссии в левой среде, а также о параллелях и отличиях между Майданом и Болотной. Оставайтесь с нами)

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ