Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Страна победившей Болотной

    • Ілля Пономарьов

      Колишній депутат Державної Думи, один із засновників «Лівого Фронту»

    • Розсилка
    Страна победившей Болотной

    Продолжая тему моего украинского визита, хочу рассказать о положении дел в левой среде, отношению левых к Майдану и поразмышлять о параллелях - пусть и рискованных - между Майданом и Болотной.

    Продолжая тему моего украинского визита, хочу рассказать о положении дел в левой среде, отношению левых к Майдану и поразмышлять о параллелях - пусть и рискованных - между Майданом и Болотной.

    Надо сказать, что левых, которые бы безогорочно поддержали Майдан, как это сделали наши либералы, не существует. Позиция моих коллег варьируется от полного неприятия (подавляющее большинство международных левых, как европейских, так и российских), до необходимости бороться против националистического и неолиберального дискурса изнутри Майдана (часть украинских товарищей). На Украине этот раскол переживается весьма болезненно, тем более что такой характер Майдана - это, безусловно, свидетельство кризиса в левой среде. Не только нашего организационного бессилия перед лицом правых, но и сдачу им ключевых ценностных вопросов левых - прежде всего вопросов самоуправления граждан и их антиолигархической борьбы. Не удивительно, что часть левых попыталась зацепиться за низовые структуры самоорганизации Майдана, встраиваясь в чужие инициативы. При этом развернуть красный флаг перед лицом радикальных националистов оказалось слишком страшно.

    В общем, на конференции левых сил развернулась большая дискуссия. Как известно, с жесткой критикой Майдана и сформированного им неолиберального правительства Яценюка выступила Левая Партия Германии и Левый Фронт Франции (их представители были на конференции). Российский Левый Фронт занимает аналогичную позицию. Я ее считаю полностью оправданной, так как Майдан стал воплощением союза двух наших главных врагов: крупного олигархического бизнеса, который не волнует ничего, кроме роста своего благополучия, и крайне правых консерваторов. Меня лично даже Правый сектор волнует гораздо меньше - это несколько сотен уличных бойцов, в то время как по российским городам бродит несколько десятков тысяч бритоголовых точно таких же фашиков (причем если у ПС портреты Бандеры, то у наших - Гитлер и вся 1488 символика). Зато Партия Свободы, стараниями Януковича, прошла в Раду, и ее представители сидят в правительстве (хотя и не на самых важных ролях) - это куда серьезнее.

    У меня есть очень хороший друг на Украине, хотя и с далекими от меня взглядами «просвещенного национализма», родом с Галичины, активист «оранжевой революции» 2004 года. Мы пошли на экскурсию на Майдан, и он мне сказал: «в этом году это была не моя битва. Я был здесь, протестуя против избиения детей в ноябре, я был здесь после принятия январских законов, но собравшаяся здесь публика с консервативными ценностями из западных деревень - не мой выбор». Ох, как это оказалось похоже на Болотную, где зимний карнавал вошел в конфликт с битвой 6 мая, а та, в свою очередь - с самоуправляющимся бульваром у памятника Абаю... И конец тот же: в Киеве - формирование перпендикулярного духу Майдана правительства, в Москве - выборы в Координационный Совет, оказавшегося в разных реальностях с массовым движением в стране.

    Майдан, так же, как и Болотная, начался как аполитичный стихийный протест «снизу», как реакция на произвол властей (евроассоциация в случае Украины, нечестные выборы в случае России). Так же, как и в России, на Майдане аморфная интеллигенция и «офисный планктон» нуждались в организующем стержне, и в условиях отсутствия собственной идеологии и программы должны были опереться на чужую организацию, с командованием и планом действий. В Москве этой организацией стал союз «Солидарности» и Левого Фронта; в Киеве - пресловутый Правый сектор. Успех ультраправых консерваторов на Украине не связан с настроениями в обществе, а сугубо ситуативен: правые либералы в этой стране легальны и находятся в Раде (поэтому не имеют уличного крыла), левая повестка дня отсутствовала в СМИ и не была актуализирована для среднего класса, зато тема «западного либо восточного» выбора играла на националистов. В России, напротив, либералов вытеснили на улицу; регулярные социальные протесты, начиная с монетизации льгот, дали жизнь закаленному и решительному Левому фронту; а националисты были вне повестки «честных выборов». Однако на Украине, как оказалось, Правый сектор был готов идти до конца, а в России более рафинированная «Солидарность» к этому не была готова, в отличие, кстати, от Левого фронта. Собственно, в значительной степени именно это и предопределило непоследовательность действий на улицах Москвы и итоговое поражение протеста.

    Отсюда следует первый вывод - чтобы не плясать под чужую дудку, у сторонников мирного протеста должна быть четкая структура, план действий и руководящий состав, разделяющий цели большинства людей. Без этого срабатывает эффект толпы, а у руля становятся люди, чьи действия либо приводят к трагическим последствиям, либо болтуны, не способные брать на себя ответственность и добиваться победы.

    Сходств между Майданом и Болотной пугающе много. Я даже, забавы ради, начал проводить параллели: Яценюк - Немцов, Тягнибок - Навальный, Кличко - Каспаров :))) Удальцова только вот нет... Но если серьезно, речь идет не о внешнем сходстве. Болотная, как и Майдан, опиралась на огромное аполитичное большинство, но направлялась политизированным меньшинством, в котором 50% голосов принадлежало правым либералам, треть - левым, и остаток - националистам, правым консерваторам. То есть основа повестки дня Болотной, как и Майдана, была правой - что правильно понял и использовал Путин, противопоставив нам искусственно сконструированную тему Поклонной, Уралвагонзавода, и далее последовательно заставляя активистов Болотной защищать праволиберальные ценности.

    Означает ли это, что левым не надо было идти как на Болотную, так и Майдан? Думаю - и это мой второй вывод из поездки на Украину - в Москве мы заняли правильную позицию: участвовать в общегражданском протесте, организовывать структуры самоуправления и поддерживать все гражданские неполитические инициативы, в то же время жестко сохранять собственную идентичность и повестку дня, идти под красными флагами, переводить движение в целом на свою ценностную платформу. В итоге на протяжении первой половины 2012 года все видели, как протест левел, а популярность левых идей и методов росла. Украинские товарищи, напротив, либо разделили сейчас ответственность за реформы правительства Яценюка по лекалам МВФ, либо приобрели клеймо предателей, участвуя в антиолигархических и антиправых протестах на востоке, которые как российские, так и украинские СМИ трактуют исключительно в сепаратистском ключе.

    К сожалению, в российском случае власти вовремя разглядели стратегию левых. Мы быстро приобрели статус главных врагов государства (о чем свидетельствует разгром Левого Фронта, преследование Удальцова, аресты моих помощников, которые в своей массе являются координаторами региональных отделений ЛФ). В каком-то смысле власти даже начали подыгрывать менее опасным для себя представителям либерального лагеря, чтобы нейтрализовать левые тенденции - ничем другим «свободные» выборы мэра Москвы и постоянное подкидывание оппозиции провокационных тем, которые приводят к бесконечным разборкам между нами в соцсетях, я объяснить не могу.

    Совершенно убежден, что если бы мы не заняли изначально такую твердую и ответственную позицию, то мы имели бы быстрый рост влияния националистических групп в Москве, уже в декабре 2011-го находившихся в союзнических отношениях с медийным лидером протестов Алексеем Навальным. И структура Болотной стала бы полностью идентичной структуре Майдана. Правда, на том этапе это вряд ли бы привело к победе национал-неолиберального союза в России, как на Украине, хотя как знать - во всяком случае стратегия «Уралвагонзавода» здесь оказалась бы неэффективной.

    Я по-прежнему поддерживаю идею, что оппозиция должна уметь договариваться друг с другом. Когда мы объединяемся – мы можем побеждать. Новосибирск – яркий тому пример. Но преобразования должны быть предсказуемыми, понятными и желанными для большинства населения страны и приводить к коренной перемене курса, а не к перестановке олигархии с одной шахматной клетки на другую. Россия, как и Украина, устала от неолиберальных реформ, спровоцировавших несправедливость и произвол союза власти и крупного бизнеса.

    Мой главный вывод из прошедшей дискуссии: движение вперед, даже с точки зрения либеральных требований определенности в вопросах о собственности, о праве, о нации, возможно сегодня только с левых позиций. Украинские товарищи упустили момент для действия. Их неудача и удача правых на Майдане - важный урок для нас. Будущее России сейчас решается на Украине!

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Аркадій Бабченко
    Аркадій Бабченко

    Журналіст

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ