Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    «Мирні шахтарі» з гарматами, або Про особливості донбаських феєрверків

    • Костянтин Машовець

      Координатор групи «Информационное сопротивление»

    • Розсилка
    «Мирні шахтарі» з гарматами, або Про особливості донбаських феєрверків

    Командування гибридно-окупаційних формувань російських військ надає особливого значення застосування артилерійських і мінометних підрозділів в ході ведення бойових дій.

    Мовою оригіналу

    Как мы уже выяснили, основными причинами применения артиллерии и минометов агрессором в условиях ведения позиционной войны может быть необходимость выполнения достаточно широкого круга задач - от информационно-психологических операций, до огневого поражения целей в глубине боевых порядков ОС.

    Но даже при условии принятия однозначного решения - применить именно артиллерию или минометы - командованию боевиков приходится учитывать множество реально существующих условий и факторов по выполнению этой задачи - от уровня обученности и натренированности «мирных шахтеров с пушкой», до уровня укомплектованности ими боевых артиллерийских расчетов, степени противодействия противника (т.е. ОС ВС Украины), состояния соответствующих вооружения и военной техники или наличия необходимых для конкретной задачи боеприпасов и подготовленного личного состава. Именно поэтому сделать это не так просто, как кажется на первый взгляд. Простого приказа в стиле - «поезжайте в городскую больницу, станьте в парке и полчаса постреляйте по укропам» уже явно недостаточно. Как убедительно показывает практика, сами «укропы» уже привыкли довольно метко и мощно в таких случаях отвечать, а местами даже - опережать любителей «мусоровозов с минометами».

    Поэтому, в ныне существующих условиях позиционной войны, командованию так называемых 1-го и 2-го АК приходится обставлять применение артиллерийских систем и тяжелых минометов рядом условностей и нюансов. На сегодняшний день специалисты выделяют в действиях артиллерийских и минометных подразделений врага три зафиксированных периода их применения в зависимости от сроков конфликта и соответственно существовавших тогда условиях их применения.

    Первый, и, пожалуй, наиболее короткий, он продолжался во время начального этапа украино-российской войны в Донбассе, условно называется «стреляй и беги». Датируется временем появления на вооружении боевиков Стрелкова-Гиркина первых 120-мм САУ типа «НОНА-С». Его характерными особенностями стало применение боевиками артиллерийских средств по одиночке или мелкими группами по 1-2-3 единицы, по заранее разведанным целям, с ограниченным количеством боеприпасов. Именно так действовали боевики, применяя против частей и подразделений ВС Украины свои первые орудия и минометы, полученные в рамках активной деятельности кремлевского «военторга». Вспомним, например, случай с применением одиночной установки 122-мм РСЗО БМ-21 «Град» в районе Доброполья летом 2014-го (уничтожена в результате ответного огня ВС Украины), или обстрелы позиций украинских войск из 82-мм и 120-мм минометов в ходе боев за Славянск и поселок Семеновка (скрытое выдвижение на огневую позицию, стравливание 6-8 мин или снарядов, реже до 10-и и максимально быстрый уход или изменение позиции) и целый ряд других характерных случаев. И везде просматривался один и тот же «стиль», которому присущи были несколько основных черт, продиктованных условиями, существовавшими в то время - наличием ограниченного количества артиллерийских и минометных «стволов» у боевиков, отсутствием централизованного снабжения боеприпасами и низким уровнем обеспечения транспортными средствами, способными обеспечить нужную мобильность для тех редких орудий и минометов, которые уже успели получить боевики из хранилищ путинского военторга.



    Поэтому до того момента, когда нужные оккупантам артиллерийские и минометные «стволы» на горящий Донбасс пошли сплошным потоком «из-за поребрика», им приходилось очень осторожно использовать то, что они имели. Стрелять приходилось исключительно по важным, стационарным или маломаневренным целям, в которые трудно не попасть и которые можно было «доразведать» почти в режиме «онлайн», экономить боеприпасы к минометам и пушкам. Например, позиции украинских десантников на горе Карачун, или «цепочка» блокпостов за Семеновкой, или укрепления у комбикормового завода хотя и обстреливались регулярно, но достаточно «экономно».

    В этом смысле такие позиции и объекты были вполне подходящими целями. Чтобы обстрелять их, при минимуме «стволов» и мин, большого ума или особого «напряжения» воображения проявлять было не нужно. Заранее выбрав скрытую огневую позицию, привезти туда (желательно гражданским транспортом вечером или ночью) 1-2 миномета и с десяток мин, быстро выстрелять их «в ту сторону», а затем скрыться (часто даже бросив «засвеченный» и «отстрелянный» миномет).

    Алгоритм простой и вполне реальный, для его выполнения достаточно лишь иметь сам миномет, тот же десяток мин, который может привезти на заранее выбранную огневую позицию отдельно, в багажнике гражданских «Жигулей» и пикапчик, который не бросается в глаза и будет способен тянуть «трубу» миномета или везти его в сложенном виде в кузове. Все, с технической точки зрения вы готовы. А если у вас есть хотя бы элементарные знания и навыки по стрельбе из миномета, то очередная «веселая ночь» для «укропов» обеспечена…

    Конечно, этот способ использования отдельных артиллерийских орудий и минометов, или их мелких групп, имел определенные ограничения. Реально повлиять на общий ход и смысл боевых действий он не мог, как из-за ограниченного общего объема взрывчатки, который они были способны «выгрузить» безнаказанно на украинские позиции, так и отсутствия таких обязательных для более или менее эффективного результата огневого поражения элементов управления огнем артиллерии и минометов, как корректировка и артиллерийская разведка. Эти обстрелы обычно осуществлялись по принципу «примерно в ту сторону» и носили преимущественно «диверсионно-беспокоящий» характер. Называлось это «кошмарить укропов»...

    Хотя, в 20-км полосе, прилегающей к российско-украинской границе в этот же период, ситуация с обстрелами отличалась кардинально. Подразделения реактивной и ствольной артиллерии регулярного российского войска со своей территории время от времени наносили вполне прицельные, массированные и мощные огневые налеты по позициям ВСУ, которые в то время блокировали коммуникации в пограничной зоне, по сути, осуществляя огневую поддержку формирований боевиков. По своему смыслу, это было прямым актом агрессии со стороны России, полным пренебрежением с ее стороны любыми, даже элементарными требованиями международного права. И собственно, во многом, именно благодаря этому формирования боевиков сумели «удержаться» в пограничной полосе и избежать полного разгрома, продержавшись до прямого вторжения российского кадрового войска в августе 2014-го года. Это истина настолько, насколько истина и то, что уголовную ответственность за эти преступления нынешним российским руководителям придется в свое время понести.

    В отличие от «результативного» огня боевиков, эти действия артиллерийских и реактивных подразделений армии РФ характеризовались, если так можно сказать, большим уровнем профессионализма и «системностью». Им были присущи тщательная артиллерийская разведка целей и объектов (часто с использованием спутниковых данных или БПЛА), основательная подготовка к нанесению огневого налета (включая организацию непосредственной охраны артиллерийского или реактивного подразделения, как при осуществлении маневра, так и непосредственно на позициях, подготовки самых огневых позиций, как основных, так и запасных и т.д.), непосредственное управление огнем, включая его корректировки и оценку результатов огневого поражения. Конечно, в таких условиях «ихтамнетам» удавалось достичь больших результатов, чем боевикам, которые действовали непосредственно на украинской территории. Тем более, что россияне имели возможность сосредоточивать для обстрелов и провокаций большие по размеру силы и средства, а также не имели ограничений в количестве боеприпасов, или направлений ведения огня. Наиболее яркой иллюстрацией этих особенностей стал первый массированный огневой удар российской реактивной артиллерии по полевому лагерю 24-й отдельной механизированной бригады ВС Украины в районе Зеленополья в июне 2014-го года с территории РФ. Организованный по требованиям «мирного времени», с скученным расположением склада боеприпасов, хранилища топлива и вместе с палатками личного состава, он стал не только удобной целью, а был очень привлекательным в этом отношении. Российская батарея 122-мм установок РСЗО типа БМ-21 «Град» (до 4-х единиц), явно по заранее разведанным и уточнением перед стрельбой данным, накрыла лагерь плотным и мощным огнем в ночь на 11-е июня 2014-го года, вследствие чего сдетонировал склад службы ракетно-артиллерийского вооружения...

    (Продолжение следует)

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Аркадій Бабченко
    Аркадій Бабченко

    Журналіст

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ