рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Дмитрий Выдрин: Минимум половина работников Президента его подставляют

    • Павло Вуєць
    • Розсилка
    Дмитрий Выдрин: Минимум половина работников Президента его подставляют

    Советник Януковича об итогах в 2013 года для президента и страны

    Дмитрий Выдрин отличается от многих своих собратьев по политологическому цеху тем, что неоднократно ходил в политику, в том числе, по спискам БЮТ. Но сейчас он отошел от активной политики, хотя консультирует действующую власть, в том числе в качестве советника президента. С «Главкомом» Выдрин поговорил об итогах прошедшего года для Украины и объяснил, почему Россия не может стать в ближайшее время привлекательным союзником.

    Есть мнение, что нынешний год станет ключевым для дальнейшего развития Украины. Збигнев Бжезинский, кажется, сказал, что именно сейчас Украина завоевывает свою независимость. Вы согласны с такой трактовкой?

    В принципе, этот год может стать переломным, только у меня версия другая. Он может стать переломным в отношении сдачи независимости, поскольку у нас уже нет Майдана Независимости, а есть Евромайдан. И насколько я понимаю, главный лозунг Евромайдана – это уход страны под протекторат Европы. А внешнее управление – это не совсем независимость. Наверно, поэтому на Майдане ликвидировали само понятие «независимость». Внешнее управление – это очень удобная форма, которая снимает ответственность с людей, поскольку за тебя управляет кто-то другой. А те, кто управляют страной извне, должны быть лучше тех, кто управляют внутри страны. Может быть, у нас в стране просто не осталось хороших управленцев. Поэтому, наверно, прошедший год – год сдачи независимости под лучшее управление, чем могут обеспечить сами украинцы.

    Но многие как раз считают Украину не совсем самодостаточным государством, которому все равно рано или поздно придется сдаваться кому-то под «внешнее управление».

    Есть же разные варианты. Есть вариант Венгрии, которая, находясь в Евросоюзе, демонстрирует пример национальной самодостаточности, гордости и, может, даже национального фрондерства. Даже когда венгры председательствовали в ЕС, они постоянно вступали в конфликт с брюссельскими чиновниками. А есть европейские страны, которые не любят конфликтов и уходят под полную власть европейских чиновников. Поэтому в рамках одного европроекта существуют абсолютно разные модели поведения элит. И все зависит от возможностей элит и готовности людей жить под внутренним или внешним управлением.

    И какой в Украине доминирует запрос?

    У нас многие люди выходят против независимости. Значит, наверно, мы не готовы к независимости или не создали элиту, которой люди могут поверить, как элите независимого государства.

    В «национально самодостаточной» Венгрии весьма влиятельно националистическое движение «Йобик». Если проводить аналогии с нашей «Свободой», то, по вашей логике, то, что «свободовцы» стоят на Евромайдане, означает, что они против независимости?

    По факту получается, что да. Ведь какой был выбор у Украины – условно говоря, войти в Евросоюз на приемлемых условиях, которые в какой-то степени сохраняют пусть небольшой, но коридор возможностей независимости, либо зайти туда мгновенно и сразу, не обсуждая никаких условий. Многие сейчас, особенно в Интернете, говорят – зачем нам торговаться с Евросоюзом, на фига нужна та независимость, главное, что мы будем в компании хороших людей. Наверно, европейские чиновники – действительно приличные люди, и многие верят, что лучше хороший чиновник, чем неказистая независимость. И те, кто выступает за это, поддерживают такую логику мышления.

    Нынешний Майдан часто оценивают в свете геополитической борьбы России с Западом за главный приз – Украину. И что бы ни говорили насчет того, что люди стоят против коррупции и репрессий, а не против России, воспринимается это в той же России именно так.

    Я – философ по образованию, поэтому предпочитаю четкие формулировки, основанные на законах. Борьба возникает, когда есть субъекты, которые борются за тебя. А я альтернативы Евросоюзу не вижу, потому что у меня есть своя формула, по которой рассчитывается сила притяжения того или иного геополитического вектора. Она звучит так: ВВП умноженное на культурные достижения и бытовой комфорт и разделенное на количество проверяющих. По этой формуле Евросоюз обгоняет любые другие геополитические центры в десятки раз. Чтобы Россия (или Таможенный союз) превратилась в центр геополитического притяжения, ей надо сделать большие усилия и пройти дорогу как минимум размером в ближайшие десять лет. Поэтому никакой борьбы нет: есть только один центр притяжения и есть варианты, как туда зайти – сохранив независимость или нет.

    Что, по-вашему, должно произойти, чтобы украинцы перестали бояться, что Россия втянет их в новую империю?

    Надо только думать и все. Если рассчитывать по моей формуле, Украину могут куда-то втянуть только США, которые далеко, и Европа. Больше выбора нет.

    Азаров поделился, что против выделения Украине кредита в России были чуть ли не все, кроме Путина и Медведева. У вас есть собственное мнение, зачем российские бонзы все-таки на это пошли при собственной непростой экономической ситуации?

    Не думаю, что в современном мире кто-то готов заплатить за улыбку и подарки. Просто, наверно, и у нас, и в России есть люди, которые думают как на короткую, так и на длительную перспективу. Кредиты, которые Россия дает Украине, выделяются же не на что угодно, а под определенные проекты. И эти проекты тактически не несут прямой прибыли, но стратегически приносят Украине громадные дивиденды. Например, мост через Керченский пролив в ближайшие пять лет – убыточный проект, но через десять, когда будет замкнуто транспортное кольцо вокруг Черного моря, участники этого проекта получат колоссальные экономические и геополитические преимущества. Поэтому, наверно, в России есть те, кто думает на год вперед, а есть те, кто на десять. Это редкий случай, когда победили те, кто просчитывает на более длительный срок.

    В России уже говорят, что помощь Украине может на этом не остановиться.

    Это не помощь, потому что помощь не дается под проценты. Все, что дается под проценты, – это инвестиции в той или иной степени прибыльные.

    Кто из украинских политиков топ-эшелона, на ваш взгляд, больше поднялся в этом году и кто наоборот потерял?

    Кто-то меряет приобретения властью, кто-то деньгами, а я – смыслами. И я не вижу людей, которые предложили обществу новые смыслы.

    По нынешней социологии действующий Президент проигрывает во втором туре всем подряд. Должна ли его пугать эта ситуация на данный момент и за счет чего он может победить в 2015-м?

    Многое зависит от финишного спурта, а это покажут последние полгода. Эти цифры показывают тенденцию, но не более.

    Некоторые трактуют российский кредит так, что Путин дал Януковичу денег на победу на выборы – на соцвыплаты, которыми можно купить лояльность электората, и так далее.

    Не видел ни одного документа, по которому эти деньги можно было бы пустить на соцвыплаты. Эти деньги связаны с конкретными проектами.

    Но Азаров уже признал, что первый транш в три миллиарда уже пошел именно на затыкание бюджетных дыр.

    В таком случае, мне кажется, у Азарова возникнут проблемы с дальнейшими траншами, потому что в современном мире деньги дают даже не под гарантии, а под проекты. И тем более не дают деньги, которые будут пущены под неоговоренные цели.

    Вы, как аналитик, можете определить, есть ли у власти четкий план поведения или решения принимаются по мере возникновения проблем?

    Не припомню случая за последние двадцать лет, чтобы у кого-то был четкий план.

    Говорят, что вы были замечены на совещании у главы МВД Захарченко после разгона Майдана. В каких вы сейчас отношениях с властью?

    В аналитических. Я присутствовал у Захарченко как аналитик, а не как резидент, который ходит на встречи и которого фиксируют в таком качестве журналисты. Я предлагал, чтобы власть и Майдан немедленно начали диалог. И об этом я говорил и до разгона, и после. Просто до разгона я говорил, что в Украине не существует более эффективного способа кроме как диалог между оппонирующими сторонами, а после разгона называл его фатальной ошибкой либо преступлением.

    В контексте этого разгона мы слышали, что Президента подставили. Сам он повторяет, что его фактически подставили те, кто готовил Соглашение об ассоциации с ЕС. Стоит это воспринимать так, что глава государства не контролирует окружение?

    Я не знаю, что называется подставой. Любой непрофессионализм, на мой взгляд, – подстава. Если Президент считает непрофессионализм своих работников подставой, то минимум половина его работников его подставляет.


    Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

    Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies