Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Игорь Никонов: Я сторонник такого подхода к инфраструктурным проектам - если денег нет, нечего и начинать

    • Анна Черевко, «Главком»
    • Розсилка
    Игорь Никонов: Я сторонник такого подхода к инфраструктурным проектам - если денег нет, нечего и начинать

    Первый заместитель Кличко о «премьерах, пытающихся управлять мэрами в ручном режиме» и об инвестициях, которые не идут в Киев

    Назначение на должность первого заместителя киевского мэра и главы КГГА Виталия Кличко Игоря Никонова сопровождалось скандалом. К появлению во власти известного застройщика, совладельца компании «К.А.Н. Девелопмент» многие эксперты отнеслись критически. На счету компании Никонова была не одна застройка, вроде комплекса Diamond Hill, которая нарушила пейзажи столичные склоны Днепра.

    Недовольство этим назначением было связано не только с прямым конфликтом интересов Ниноконова, но и с тем фактом, что во времена мэрствования одиозного Леонида Черновецкого бизнес Никонова в столице особо преуспевал. Тем не менее, общественный резонанс не помешал кадровому решению новой власти: назначение Никонова вполне вписалось в общую стратегию привлечения к госслужбе бизнесменов, начало которой положил президент Петр Порошенко.

    Официально Игорь Никонов в горадминистрации курирует три направления: экономика, архитектура и инвестиции. Но фактически именно Никонов реально управляет мегаполисом и заведует всем городским хозяйством, в то время, как Виталий Кличко играет роль главной политической фигуры в столице.

    На стене в кабинете Никонова, куда был приглашен «Главком», висит доска с множеством записей-напоминаний. Заместитель мэра сходу объясняет: все это – планы, которые нужно реализовать в ближайшем будущем.

    Как вы познакомились с Виталием Кличко?

    Я работал в компании, которая оплачивала боксерский зал, где тренировались многие боксеры, в том числе братья Кличко. С тех пор мы дружим больше 20 лет, дружим семьями.

    Также вас связывают тесные отношения с бывшим мэром Черновецким и миллиардером Фирташем. У вас общий бизнес с этими бизнесменами?

    Я знаком со многими богатыми людьми Украины. Мой бизнес заключался в том, что я возводил объекты по их заказу. К примеру, для Фирташа компания сейчас заканчивает торгово-развлекательный центр «Республика».

    Сейчас вы поддерживаете связь с Леонидом Михайловичем?

    С Леонидом Михайловичем я виделся два раза в жизни. А вот с его сыном я знаком, иногда мы созваниваемся, но это не связано с работой.

    Вступая на свою должность, вы обещали, что через сто дней будет предоставлен план по развитию Киева…

    Да, он был презентован. Абсолютно четкая стратегия развития есть во всех отраслях и сферах жизнедеятельности столицы, обозначены пути, что, где и как нужно делать.

    Хоть какие-то первые шаги в этих направлениях уже предприняты?

    Да, многое сделано. Если взять, к примеру, транспортную сферу: в этом году город получил 95 новых вагонов метро, 15 новых троллейбусов (в декабре этого года – начале следующего ожидаем прибытия еще 66 новых троллейбусов), возобновили в новом формате работу городской электрички. Осуществили ряд мероприятий, которые позволили увеличить среднюю скорость движения наземного общественного транспорта на 15-20%. Вместе с Мировым банком приступили к разработке проекта новой транспортной схемы Киева и новой сети маршрутов наземного транспорта.

    Мы делаем все возможное для улучшения работы Киевгорадминистрации, но по подавляющему большинству позиций у нас связаны руки. Чтобы в корне изменить ситуацию, нужно проводить реформы, радикально менять действующее законодательство, не на словах, а на деле проводить децентрализацию.

    Мы обращались в Кабинет Министров, инициировали изменения 12 нормативно-правовых актов, но не были услышаны. Сейчас мы заново подадим наши предложения и надеемся, что новое правительство их поддержит.

    Срочно необходимо решить вопрос с принципами формирования бюджета на будущий год. Каждое правительство с незапамятных времен всегда пыталось забрать средства у Киева, которые должны идти в городской бюджет, для латания дыр в госбюджете. При этом каждый год разрыв между тем, сколько у города забирали и сколько потом возвращали в виде субвенций только увеличивался. В этом году этот разрыв составляет около 8 млрд. грн. Если бы эти деньги находились в распоряжении города, поверьте, мы бы уже получили существенные темпы развития социальной сферы (школ, детсадов, медучреждений), за счет внедрения новых технологий энергосбережения имели бы значительно большую экономию энергоресурсов и так далее. План есть для всего. Нет ни одной отрасли, где мы бы не знали, что нужно делать и как выйти из сложных ситуаций.

    Виталий Кличко жаловался на то, что Киеву урезают бюджет на 2015 год. Есть надежда, что со стороны нового правительства будут уступки?

    Мы уже вступили в переговорный процесс с Минфином и предоставили им все наши расчеты по доходной и расходной статьями бюджета. Каждая статья обоснована и показаны возможные пути экономии затрат и увеличения доходов, небольшую часть из которых мы можем и обязаны сделать самостоятельно, а для реализации остальных мероприятий нужны внесения изменений в законы и постановления правительства. Мы сделаем все возможное, чтобы не повторить ситуацию этого года: «вам надо 14 млрд, но мы вам дадим только 7 и делайте что хотите».

    Поэтому на правительственном уровне нужно скорее принять решения о существенной экономии расходов бюджета, ликвидации, как правильно отметил премьер-министр «советских льгот» и монетизации социальной помощи. Мы уже давно не в социализме живем.

    Важно, чтобы налоги, сбор которых зависит от местных властей, оставались в регионах. Ни для кого не секрет, что уже много лет госбюджет живет за счет местных бюджетов и считает это нормальным. Министерство финансов никогда этого не скрывало. Я считаю, что необходимо дать возможность местным бюджетам, под контролем правительства естественно, самостоятельно распоряжаться средствами от собранных налогов и нести полную ответственность за жизнедеятельность регионов.

    Вы как-то взаимодействовали с Владимиром Гройсманом, который в предыдущем правительства разрабатывал реформу местного самоуправления?

    Я с ним неоднократно обсуждал эту тему и разделяю его подходы по децентрализации. Сегодня у него, как у главы Верховной Рады, появились новые рычаги для решения этого вопроса и принятия соответствующих законов.

    Но на данный момент, к сожалению, никакой децентрализации нет, это все иллюзии. Приведу пример - ГАСК (Государственная архитектурно-строительная инспекция). В Киеве много незаконных строек, а мы разводим руками и не имеем ни малейшего влияния на этот процесс. В городской бюджет не заплачено больше миллиарда гривен паевого участия только потому, что ГАСК принимает решение о сдачи здания в эксплуатацию без справки, что паевой взнос оплачен. Какая же тут децентрализация? Наоборот, полная централизация всего, а ответственность и минусовые бюджеты ложатся на плечи местных органов самоуправления. Это совершенно нелогично и неправильно. Тоже можно сказать о регистрации недвижимости, прав на землю и так далее.

    С кем в новом Кабмине вы будете налаживать коммуникацию?

    В первую очередь, с министрами финансов, здравоохранения, образования и социальной политики – это наши ключевые точки. Я уже понял, что нам очень по пути с министром здравоохранения. По его выступлениям можно сделать вывод, что мы думаем в унисон, хотя мы не встречались и не разговаривали. Нужно как-то преломить ситуацию с заангажированностью и коррупцией, которая была в министерстве все эти годы. Мы тратим огромные ассигнования из бюджета на больницы, а люди все равно приходят и платят за все из своего кармана.

    Миллиарды гривен крутятся в сфере медицины, и дерибанятся определенными людьми. К примеру, министр уже заявил, что он не будет заниматься никакими закупками. В конце концов, лучше самой больницы никто не знает, что им нужно. Вообще, закупка как таковая – это бред. Должны быть поставщики, которые дают на реализацию тем или иным учреждениям те или иные препараты, а мы должны оплачивать услугу. То есть, пришел человек, ему выписали рецепт, он выставил счет, и ему компенсировали стоимость услуг. Все! Это может быть социальная страховка или еще что-то. Главное, все чисто и прозрачно и, что немаловажно, нужно все это перевести в электронную форму.

    Я считаю, что нужно запретить покупку импортных препаратов за бюджетные деньги, аналоги которых выпускаются в Украине. Должен быть госзаказ, нужно установить рентабельность и себестоимость этих препаратов. Если компания хочет участвовать в госзакупках, цена должна быть ниже, если нет, пусть идет на свободный рынок. Но покупать за валюту то, что производят у нас – это непозволительная для нашей экономики роскошь.

    Вообще, нужно обратиться к нашему производителю как таковому. Мы сейчас серьезно изучаем все, что у нас выпускается в Киеве, и пытаемся в рамках действующего законодательства способствовать киевским компаниям участвовать в торгах.

    Нужно всеми силами поддерживать наших производителей, дать им возможность развиться. Может это не совсем рыночно, тем не менее, в сотрудничестве с иностранцами приоритетом должно быть стимулирование иностранных компаний создавать предприятия в Украине. Не поставлять сюда продукцию, а производить ее здесь. Именно это должно быть лейтмотивом экономической политики нашей страны. Для этого нужны какие-то преференции и льготы. К примеру, вся Европа и США открыли производства в Китае. Что сегодня имеет Китай? Да, предприятиями владеют европейцы или американцы, но какая разница, кто ими владеет? Для работника – никакой разницы. В то же время, государство (Китай) получило надежного лоббиста, который будет отстаивать его интересы во всем мире, получило плательщика налогов. Более того, китайцы начинают двигаться дальше – создавать аналоги и развивать собственное производство.

    У нас нет такой государственной политики. У нас главное сохранять рычаги управления и давления. Государство считает, что без него никуда.

    Реформы в Украине можно провести в течение трех-четырех месяцев. Для этого нужно принять соответствующие законы и перестать что либо «регулировать». Я всегда привожу пример 2006-2007 года, когда Тимошенко воевала с Ющенко. Это был пик расцвета бизнеса. Никто не мешал, они воевали между собой за влияние в государстве, а бизнес развивался. Конечно, это совпало и с подъемом рынка, тем не менее, мы тогда забыли, что такое постоянные проверки контролирующих органов. Развитие было очень ощутимым, в Украину пришли большие деньги. Вывод простой: просто не мешайте. Дайте правила игры и определенные преференции тем, кто хочет что-то создать – вот и все.

    Для того, чтобы установить эти правила нужна законодательная база. На кого вы можете опираться в новом парламенте?

    У нас есть своя группа из почти 40 депутатов в «Блоке Петра Порошенко». Эта группа во фракции так и называется «Удар», она никуда не делась. Кроме того, в парламенте есть немало киевлян и депутатов, избранных по киевским округам. Я надеюсь и на их поддержку, ведь если они ничего не сделают для Киева, они вряд ли переизберутся снова. Кроме того, там много умных людей, экономически подкованных. Мы ведем с ними конструктивный диалог. Главное, чтобы политическая воля была у лидеров страны. Если она будет и будет единство вокруг заданного направления, будут и позитивные изменения.

    Может ли быть конфликт из-за того, что «Батькивщина» или «Радикальная партия», которые вошли в коалицию, в Киевсовете находятся в оппозиции к «Удару»?

    Конечно, может. Меня глубочайше расстроило правило коалиции, что любая из фракций имеет право вето. Это абсолютно неконструктивная вещь. Более того, при таком подходе к делу коалиция может развалиться. Две основные проблемы коалиционного соглашения: отсутствие права продажи земли сельхозназначения и право вето участников коалиции. Если вы уже объединились в коалицию, куда демократичнее было бы использовать принцип простого большинства при принятии решений. Сейчас же, из-за права вето, меньшинство сможет управлять большинством и блокировать его решения. Никакого конструктива не будет.

    Какие проекты, касающиеся Киева, исчезли из коалиционного соглашения?

    Мы не требуем чего-то невозможного для Киева, а просто хотим таких же прав, какие имеют другие украинские города. Хотя, честно говоря, закон о функциях столицы определяет развитие инфраструктурных проектов в столице. Любой экономический бум в любой стране начинается со столицы. Стоимость жизни в столице всегда на голову выше, чем в других регионах. Киев же сегодня оказался самым дискриминируемым городом: у нас в два раза средние зарплаты в бюджетном секторе меньше чем в коммерческом. Это самая большая разница по Украине. Такая разница в заработной плате никого не может устроить, потому самые лучшие кадры из бюджетной сферы будут перетекать в коммерческую. Таким образом, мы получим отсутствие качественной медицины и качественного образования. Даже если врач не поменяет специализацию, он пойдет в частную практику, где зарплаты выше. В государственных же учреждениях уровень профессионалов упадет. Конечно, эту разницу нужно уменьшать. Она должна составлять максимум 15-20%, тогда система будет работать. Нам же сейчас предлагают снять надбавки, чтобы врачи жили на 1 800 грн. Совершенно бесперспективная с точки зрения здравого смысла история.

    За последние годы Киев сильно упал в рейтингах украинских городов, уступив место Львову, Виннице, Одессе. Какие сейчас перспективы?

    Мы обязаны это исправить. Стоит учесть, что в других городах навести порядок значительно легче. Приходит сильный лидер: мэр или губернатор – и имеет намного больше возможностей влияния.

    Парламент, правительство, прокуратура, МВД, СБУ – все высшие эшелоны власти здесь. В каждом из них есть люди, которые лоббируют определенные интересы. Ни один тендер, проводимый КГГА, не проходит без каких-то скандалов, потому что то, кто проигрывает и имеет влиятельных лоббистов, подает в суд или обращается в прокуратуру, все это блокируется, и этому нет конца и края.

    В любом другом городе, кроме столицы, легче. Там если человек имеет авторитет, он один раз по столу ударил и все приняли – агентов влияния там намного меньше. В Киеве же только 450 депутатов в парламенте, и каждый из них где-то чего-то как-то хочет.

    Местным органам самоуправления нужна полная независимость от центральной власти. Для этого нужно убрать любое влияние Кабмина на бюджетные отношения для того, чтобы сбалансировать ответственность и полномочия вертикали центр – регионы.

    Любой премьер, безусловно, хотел бы управлять мэром Киева в ручном режиме. Вызывал Азаров Попова и говорил: все будет хорошо, не выноси в публичную плоскость объемы изъятия, тебе потом субвенции дадут, а после, конечно, его «кидал». Сколько раз было такое, что Киев убеждали брать кредит, обещая потом выделить средства для его погашения. Киев, конечно, кредит этот брал (сегодня это баснословные деньги, а еще и проценты), но никто ничего из госбюджета не финансировал. К примеру, ситуация с «Метростроем». Под обещания Кабмина он набрал кредитов, построил новые станции метро, Азаров торжественно перерезал ленточки, все счастливы, а дальше что? На следующий день у «Метростроя» минус 300 млн., Кабмин ничего не выделил и это бремя с процентами по кредиту повесил на городской бюджет.

    Вообще, я сторонник серьезного изменения подхода к любым инфраструктурным проектам. Если денег на них нет, нечего их и начинать. У нас множество недостроев, потому что каждая новая власть приходила и начинала строить что-то свое, а о старых проектах забывала. Я сейчас буду костьми ложиться, чтоб никаких капитальных вложений в то, что не может быть закончено, не было. То, что начато и может быть закончено, мы точно закончим. Остальное - заморозим.

    Наша главная задача на сегодня – энергонезависимость. Если мы в пять раз больше потребляем тепловой энергии на 1 квадратный метр помещений, чем Европа, это говорит о том, что с этой проблемой нужно бороться эффективнее.

    Вы говорили, что реальная цена проезда в метро – 15 грн. А какая реальная стоимость тепла, воды, электричества?

    Давайте посмотрим, что такое метро. В Лондоне проезд в метро в переводе на наши деньги стоит 125 грн., но там часть тарифа четко предназначена для финансирования строительства нового метрополитена. Учитывая уровень доходов наших граждан, мы не можем включать в тариф так называемую инвестиционную составляющую, предназначение которой финансирование развития сети. Более того, в стоимость проезда не будут включены даже капитальные ремонты. 30-40 лет не ремонтировались эскалаторы, не менялся подвижной состав, техническое обеспечение – все это связано с безопасностью и требует особого режима эксплуатации. Те тарифы, которые сегодня посчитал метрополитен, могут быть достаточными для выплаты заработной платы и оплаты текущих ремонтов. Сейчас же, источником финансирования и развития транспортной инфраструктуры столицы, в том числе, метрополитена, может быть только государство. Ведь это столица.

    Что же касается тарифов на коммунальные услуги, сегодня в стоимость тарифов по тепловой энергии, к примеру, входит тариф в сто долларов за газ. Государство покупает газ по 380 грн. Есть газ украинской добычи, который отправляется населению, но я так понимаю, мы заведомо убыточные в этом плане. Конечно же, если смотреть на мировой опыт, тарифы гораздо выше. Но наши люди не могут платить больше. Потому я еще раз говорю об энергоэффективности. Мы должны, кровь из носа, хотя бы на 50% понизить потребление теплоносителей.

    Фраза Виталия Кличко о том, что изменения начнутся с Киева – это не политический лозунг, это экономически обоснованная позиция. Если любой иностранец приезжает сюда и видит, что в столице нет стабильности и возможности зарабатывания денег, не чувствует, что есть изменения, он не будет вкладывать средства в Украину. Киев – это локомотив инвестиционной деятельности. Инвестор принимает решение на 50% эмоционально. Он либо верит, либо не верит. Это и есть принцип экономического развития или экономического кризиса.

    В этом году Украина поднялась в рейтинге легкости ведения бизнеса, вы видите изменения?

    Легкость ведения бизнеса – это необходимое условие, но недостаточное.

    Мы начали реализацию ряда инвестиционных проектов по Wi-Fi, запустили мобильную связь в метро, провели конкурсы на другие проекты, много – в области строительства. Но мы не достигли еще необходимого уровня доверия. У инвесторов стадное чувство, сюда должны прийти первые большие фонды. Честь и хвала тем компаниям, которые отсюда не ушли в 2014 году. На встречах с их руководителями я всегда декларирую, что мэр и его команда будем делать все, чтобы их поддерживать, вопреки всем трудностям. По моему глубокому убеждению, пока мы сами не начнем процесс инвестиционной деятельности внутри страны, иностранные инвесторы не придут.

    Кредитный ресурс для бизнеса в 25 и более процентов годовых – это путь в никуда. Нужно найти дешевый кредитный ресурс. Пусть он будет направлен по государственным программам, но это должно быть. Государство обязано найти и выделить деньги под очень низкий процент – максимум 8%. Не надо считать прямой убыток, полученный от нерыночного курса кредитного ресурса, давайте посчитаем прибыль, которую мы получим от отсутствия необходимости закупать природный газ и теплоносители за валюту. Но на это нет воли. Очень многие чиновники считают, что любые наши действия подобного рода, могут быть использованы нечистыми на руку людьми для зарабатывания денег. К примеру, по этой причине были ликвидированы свободные экономические зоны, так как через них контрабандой везли сигареты. И вместо того, чтобы запретить провоз сигарет, убрали саму зону – парадокс. В такой зоне на Западной Украине собирался обосноваться автомобилестроительный завод, но из-за закрытия зоны он построился в Венгрии. И кому от этого стало лучше? Вокруг Украины успешно функционирует более 230 свободных экономических зон, у нас – ни одной.

    Во время избирательной кампании Кличко позиционировал себя как человека со связями на Западе, который может привлечь инвесторов. Какие договора уже заключены или находятся в разработке?

    Презентация Виталием Кличко Киева на международном уровне очень полезна. Ему легко встречаться с людьми любого уровня, а это очень важно. Он может позвонить любому президенту, мэру, часто ездит, к примеру, в Германию. Люди, с которыми он встречается, топ уровня, руководители фондов, государственные деятели. Все говорят, что ему верят и под его имя готовы давать деньги, но отчеты их офисов в Украине дают информацию в целом о положении в стране, отсутствии благоприятного инвестиционного климата.

    То есть результатов у этих встреч никаких?

    На данный момент, к примеру, немцы начали нам поставлять снегоуборочную технику. Виталию Кличко удалось убедить муниципалитеты Берлина и Мюнхена, чтобы они отдали нам технику, которая какое-то время эксплуатировалась. Их старая техника зачастую лучше нашей новой.

    Презентация ним Киева очень полезна. Все его критикуют за то, что он не хозяйственник, но это не его функция, этим должна заниматься его команда. Он – политик, которому верят…

    Недавно в интернете появилась информация о том, что в столице продаются несколько крупных бизнес-центров. Почему от такой недвижимости теперь хотят избавиться и кто ее может купить?

    Вообще, по сравнению с Варшавой у нас в два раза меньше бизнес-центров на душу населения. Однако, реалии таковы, что содержание наполовину незаполненных помещений является убыточным для их собственников. Заполнение бизнес-центров – это важный показатель бизнес-активности и инвестиционного климата в стране.

    Какие проекты реализует сейчас в Киеве ваша бывшая компания «К.А.Н. Девелопмент»?

    Компания продолжает работать. Но объемы уменьшились. Нынешнее ее руководство считает, что если начинать что-то строить, то доводить это до конца. Сейчас они заканчивают «Республику», «Комфорт Таун», еще каких-то пару проектов.

    Вам предлагал сотрудничество Фирташ: он ведь организовывает трастовый фонд для привлечения инвесторов в Украину?

    Честно говоря, я даже не знал об этом. Мне ничего не предлагали.

    А с заместителем главы Администрации президента Дмитрием Шымкивым вы сотрудничаете, он тоже занимается вопросом инвестиций?

    Я встречался с ним, сказал, что готов помогать, так как я сам был инвестором и очень четко понимаю психологию инвестора, какие условия нужно создать для него, какие месседжи нужно донести, как сопровождать его деятельность. В Киеве по-новому заработало Инвестиционное агентство. Теперь каждый инвестиционный проект имеет своего проект-менеджера, который коммуницирует с инвестором и всеми службами КГГА.

    В Администрации сейчас работает много бизнесменов, легче налаживать контакт?

    Общаемся, конечно, но наша оперативная деятельность больше связана с Кабинетом Министров, с министерствами. Мэр общается с президентом напрямую, их общение больше касается политической плоскости, чем экономической.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ