рус

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Харьковский губернатор Игорь Райнин: Моя зарплата 5500. Я не вижу в этом проблемы

    • Наталья Литвинова, «Главком»
    • Розсилка
    Харьковский губернатор Игорь Райнин: Моя зарплата 5500. Я не вижу в этом проблемы

    «То, что Ложкин поддержал мое назначение – это однозначно. И я благодарен ему за это»

    22 февраля в Харькове во время мирного шествия в честь памяти погибших героев Майдана произошел теракт. Его жертвами стали 4 человека, еще 10 получили тяжелые ранения. Через 4 дня сотрудники СБУ задержали троих жителей области в возрасте от 28 до 42-х лет. Подозреваемым грозит пожизненное заключение.

    Новый губернатор Харьковской ОГА Игорь Райнин, ровно месяц занимающий эту должность, признает: из-за большого количества переселенцев, и близости к фронту в приграничном в Харькове царят неоднозначные настроения.

    Но сложности, пытается убедить «Главком» Райнин, его не пугают. Новый руководитель прифронтовой области обещает побороть коррупцию, придушить сепаратизм и поднять экономику региона.

    По силам ли эти задачи губернатору? Он хоть и является выходцем из Харькова, но для местной элиты все же плотно ассоциируется с командой Порошенко. В ноябре 2014 Райнин занял должность заместителя председателя администрации Президента. После 3-х месяцев работы, с легкой руки главы АП Бориса Ложкина - еще одного харьковчанина в команде Порошенко - Райнин возглавил Харьковскую ОГА.

    Харьковчан не сильно воодушевило скорое возвращение земляка. По информации местных СМИ, Игорь Львович не имеет в регионе сплоченной команды. Пока что авторитет губернатора строится на силе президентской власти.

    О том, как чувствует себя Райнин в новой должности, в эксклюзивном интервью «Главкому».

    Игорь Львович, какие задачи ставил вам Президента Порошенко, доверив такой непростой регион?

    Мой переход в Харьковскую область объясняется необходимостью решить здесь комплекс вопросов – в том числе связанных с экономической стабилизацией, структурированием органов власти Харьковской области, формированием дееспособной управленческой команды.

    Ваш назначение лоббировал Борис Ложкин, который, кстати, как и вы, выходец из Харькова?

    Борис Ложкин возглавляет Администрацию президента, он являлся моим прямым руководителем, когда я был заместителем главы АП. Без учета его мнения никакие кадровые решения не могли бы произойти. Это вопрос доверия. Я не готов сказать, приемлемо ли в данном контексте слово «лоббизм». Но то, что он поддержал эту позицию – это однозначно. И я благодарен ему за это.

    С какими трудностями вам пришлось столкнуться на новой должности? Какие незавершенные дела пришлось перенять от предшественника Игоря Балуты?

    Незавершенные дела – это нормально. Это преемственность власти, ничего плохого тут нет. Что касается сложностей – их тут целый спектр. Харьковская область не простая. Это связано и с военной жизнью. Мы имеем линию напряжения 600 километров. Такова протяженность границ нашей области с Россией и с Донбассом. Это очень большая территория. Что касается мирной жизни, то нам необходимо не допустить дестабилизации экономической ситуации. В прифронтовой зоне всегда сложнее поддерживать экономическую стабильность. Моя главная задача сейчас - загрузить промышленный комплекс Харьковской области (а это более 600 промышленных предприятий). Это и проблема, и основная задача одновременно. Мы с центральными органами власти, с Кабинетом министров планируем в 2015 году передать харьковским предприятиям оборонного комплекса заказ на изготовление боевых машин «Булат» - порядка 20 единиц на приблизительную сумму 70 млн. долларов. Также планируем выполнить работы, связанные с поставками комплектов для БТРов, в объеме 27 млн гривен. Есть договоренность по изготовлению для Министерства обороны 19 единиц военной техники на сумму 76 млн гривен и по ремонту техники - на 50 млн гривен. Эти заказы позволят загрузить завод им. Малышева.

    Та же самая история - по Харьковскому конструкторскому бюро машиностроения им. Морозова, мы рассчитываем получить заказ от Минобороны на изготовление военной продукции на сумму 120 млн гривен. Для Нацгвардии имеем заказ на сумму 13 млн гривен и для госкомпании «Укрспецэкспорт» планируем в течение года поставить бронетехнику на сумму 450 млн гривен. Это не просто планы: есть договора на изготовление различных изделий авиационного технического назначения на сумму около 750 млн гривен. Что касается Изюмского приборостроительного завода, который сейчас в тяжелом состоянии, то и по нему мы планируем подписать договоров на сумму около 100 млн гривен.

    ХЭМЗ сейчас в сложнейшей ситуации, но и для него есть договора на 5 млн гривен.

    Еще одно приоритетное направление – АПК.

    Вы говорите о предприятиях, многие из них завязаны на российский рынок, доступ на который сейчас практически закрыт. Как, например, переживает этот разрыв «Турбоатом»?

    По «Турбоатому» нет проблем. Там очень качественный менеджмент, есть заказы на 2 года вперед. Есть проблема по «Электротяжмашу», и я думаю, что мы там будем укреплять менеджмент. По крайней мере, то, как там сейчас проходит производственная деятельность, меня не устраивает. Завод работает три дня в неделю, а я вижу для него немного другие перспективы. Что касается российского рынка, то действительно Харьковская область традиционно была на него завязана.

    Еще в марте 2014 года мы однозначно говорили о том, что необходима диверсификация рынка. Доля экспорта в страны Евросоюза постоянно увеличивается.

    А в Россию соотвественно поставки уменьшаются…

    Безусловно.

    О каких объемах идет речь?

    Порядка 20% за прошлый год. Но мы должны понимать, что это не тотальное уменьшение. Как бы Российская Федерация не бравировала, что она великое самостоятельное государство, без определенных видов продукции из Украины Россия существовать не может.

    Еще в сентябре на тот момент губернатор Игорь Балута обвинял руководство Харькова, в частности, мэра Геннадия Кернеса в саботаже принятия программы, направленной на повышение обороноспособности региона. Как считаете, действительно были попытки сорвать поставки техники для нужд АТО?

    Я думаю, что обороноспособность – это ключевой момент. И мы на сессии областного совета, которая будет 5 марта, будем рассматривать вопросы финансирования обороны Харьковской области. Нужно понимать, что основные функции обороны – государственные, основная финансовая нагрузка ложится на государственный бюджет, на органы центральной власти, Министерство обороны и Министерство внутренних дел.

    Тем не менее, депутаты областного совета однозначно понимают, что необходимо поддержать обороноспособность региона средствами областного бюджета в тех объемах, в которых мы это можем сделать. Планируем выделить на укрепление оборонной функции региона более 12 миллионов гривен из бюджета области. Я, как председатель областной государственной администрации, буду на этом настаивать. Что касается города, то мы проведем разговор с Харьковским городским советом, думаю, они присоединятся к нашим инициативам.

    Как часто вы встречаетесь с мэром Кернесом, что обсуждаете?

    У губернатора и мэра должны быть взаимоотношения, в данной ситуации -исключительно в рамках экономических и хозяйственных вопросов города и области. Мое отношение к мэру Харькова в экономическо-хозяйственных вопросах ничем не отличается от отношения к мэрам других 6-ти городов областного значения. На территории нашей области 7 городов областного значения, включая Харьков. Просто Харьков – самый крупный город и областной центр. Что касается политических и личных отношений, то я еще раз говорю: они не возможны, в силу ряда понятных причин. Это абсолютно разные политические взгляды и идеологические моменты. Но мы не можем город, в котором 1,5 миллиона человек, оставлять без света, без дорог, без решения других вопросов, в том числе и тех, которые связаны с мобилизацией. Я обязан участвовать в этом процессе, доводить до сведения руководства города поставленные задачи, потому что я, как председатель ОГА, ответственен за всю территорию Харьковской области. Скажу, что сейчас есть поддержка моих инициатив, даже такой неудобный для городских властей вопрос, как увековечивание памяти героев Небесной сотни, был проголосован на последней сессии горсовета.

    Кернесу вменяют поддержку сепаратизма. Вы также склонны так считать?

    Этот вопрос должны комментировать ГПУ, МВД и СБУ. Эти органы уполномочены давать оценку на счет того, носят ли сепаратистский характер те или иные действия.

    Не секрет, что ранее в Харькове действовала организация «Оплот» с весьма неоднозначной репутацией и антиукраинской направленностью. Насколько она влияет сейчас на то, что происходит сейчас в городе области?

    Как вам известно, СБУ установила, что организатором теракта во время мирного шествия 22 февраля был участник «Оплота». Остатки этой организации в Харькове, конечно, еще есть. Спецслужбы продолжают работать, мы постоянно выявляем элементы, которые тем или иным образом были связаны с «Оплотом».

    Харьков и коррупция. Как вы планируете с этой проблемой справляться?

    Когда президент меня представлял на должность председателя администрации, я выделил для себя три основные задачи, которые он мне поставил. Первая – укрепление обороноспособности, вторая – проведение секторальных и региональных реформ и третья – борьба с коррупцией. Эти три задачи равноценны. Я на следующий же день объявил широкомасштабную программу по борьбе с коррупцией в Харьковской области. Мы скоро проинформируем общественность о ее результатах по итогам февраля.

    Предварительные итоги, наверное, вам уже известны?

    Я могу заранее вам сказать, что в феврале фактов коррупции, выявленных прокуратурой, стало намного больше, чем было раньше. Это говорит о том, что мы будем очень агрессивно наступать на коррупцию. Может, это кому-то не будет нравиться, но я сказал следующее: «белый» или, извините, «немного серый» бизнес мы будем уважать, ценить любить и поддерживать. Бизнесу «черному» или «сильно серому» придется работать честно. С другой стороны, к среде чиновников будт предприняты жесткие санкции на все коррупционные действия.

    В одном из своих интервью местной прессе вы заявили, что ваша зарплата составляет 5500 гривен. Как вы и ваша семья живете на такую сумму?

    Я живу как обычный человек. Меня можно увидеть и в магазине, и в супермаркете, если вас это интересует. Официальная моя зарплата действительно составляет 5500 гривен - так же, как и у других губернаторов. Здесь ничего такого нет. Времена тяжелые, понятно, что нужно экономить. Руководители государства и представители власти должны начинать с себя. Естественно, мне 42 года, я ранее работал и определенные небольшие сбережения у меня имеются. Поэтому я не вижу в этом проблемы. Сейчас другая жизнь, другие цели и задачи, и, приходя во власть, люди должны не о деньгах думать, поверьте. Те же, кто во власти думает о деньгах, будут сидеть, это я могу сказать со всей уверенностью.

    Ранее СМИ упоминали о вашем партнерстве с харьковским бизнесменом Евгением Черняком. Что это за бизнес? Прокомментируйте.

    Вы эту информацию берете из статьи, которая была опубликована под рубрикой «Реклама». Кроме того, в прайсе того издания, которое это публиковало, четко написано: «Политика. Наценка 100%. Черный пиар: наценка 200%.» Как я могу прокомментировать то, что написано под рубрикой «черный пиар» с 200% наценкой? Я с Черняком в жизни виделся раз 5 или 7. Какие могут быть партнерские отношения? Не надо ничего фантазировать.

    Какие у вас вообще отношения с харьковскими бизнесменами? Как находите общий язык в нынешних условиях?

    Общаться с бизнесом я могу только в двух направлениях. Первое: они обязаны работать «в белую» и платить налоги. Второе: сейчас непростые времена, и бизнесмены должны помогать армии, волонтерам и патриотическим силам Украины. Других поводов для общения с ними у меня не существует.

    Прокомментируйте информацию о том, что якобы Владимир Путин ранее делал ставку на экс-председателя Харьковской ОГА Михаила Добкина и мэра Харькова Геннадия Кернеса, в плане по разделе нашей страны. Еще до того, как началась АТО?

    Знаете, я живу по принципу, что нужно думать о себе и стране, а не думать о Путине и разбираться, что есть у него в голове.

    Влияние на регион одиозного бизнесмена «Семьи» Сергея Курченко еще ощущается?

    Остались небольшие моменты. Но наиболее спорный момент, который будоражит общество – это футбольный клуб «Металлист».

    Переселенцы. Как их присутствие сказывается на обстановке в Харькове?

    По-разному с настроениями у переселенцев. Действительно, в Харьковской области переселенцев больше, чем в любой другой области Украины. Официально более 130 тысяч зарегистрировано. На самом деле их до 250 тысяч. Это столько же, сколько людей живет в городе Полтава. Представьте, что вся Полтава полностью переехала в Харьковскую область. Конечно, это создает напряжение в сферах здравоохранения, образования, социальных выплат. Но здесь моя позиция следующая: мы будем этим людям помогать. Политические взгляды иногда, действительно, могут расходиться с проукраинскими настроениями. Но мы настраиваем всех на то, что политические взгляды нужно изъявлять сугубо в кабинке для голосования в день выборов.

    Ранее Харьковский горсовет отказался рассматривать вопрос о признании России агрессором. Как считаете, это вызов?

    Повторюсь: я привык отвечать за собственные действия и за собственные решения. Я могу сказать, что Россия проводит агрессию по отношению к Украине. Если бы этого не было, то откуда танки, откуда «Грады», откуда современная техника у террористов? Хотя подобные решения местных советов действительно не имеют юридической силы.

    Еще перед парламентскими выборами правительством активно пиарился проект «Стена» на границе с РФ. Как сейчас обстоят дела с строительством этого объекта?

    Понятно, что проект «Стена» затрагивает Харьковскую область в большей степени. Его реализация находится в компетенции Кабинета министров. Функции обороны границы – это исключительно функции центральной власти. На сегодня 5 километров стены построено. Работа будет продолжена, я знаю позицию премьер-министра, идет подготовка к новой фазе проекта – со снижением его стоимости. Нужно понимать, что оборудовать 300 км границы (и это только по Харьковской области) невозможно за один день и даже за один год.

    Но складывается подозрение, что «Стену» таки забросили…

    Сейчас неактивная фаза, я бы сказал. Работы потихоньку идут.

    Все говорят о длине «Стены», а о ширине нет. Вам известно, какая ширина это сооружения? Те фото, которые были в сети, не впечатляют.

    Это тяжело объяснить, я вас приглашаю в гости, приезжайте, я вам покажу. Есть еще различные заградительные сооружения, рвы, порядка 50-60 метров шириной.

    В Харькове снесли самый большой в Украине монумент Ленина. Но почему-то остатки памятника никто не убирает, постамент обнесен зеленой оградкой. Кто-то планирует сохранить остатки или вернуть Ильича на место?

    Памятника нет. Остался сам постамент.

    Говорят, там на нем осталась часть ноги Ильича.

    Там кусочек ботинка. Одного из двух. А так памятника как такового нет. Почему постамент огражден заборчиком? Чтобы люди ничего на нем не рисовали.

    А что с остальными монументами Ильичу, по вашему, нужно делать?

    Ленин однозначно не является в моем понимании героем, но при демонтаже монументов важно соблюдать законную процедуру.

    На осень в стране запланированы местные выборы? Нужно ли снова баллотироваться Кернесу?

    Это решение Кернеса. Советовать что-то не планирую. Я считаю, что достаточно серьезно настроено проукраинское население в регионе, и все города областного значения получат демократических руководителей.

    Какие меры сейчас принимаются по усилению безопасности области после теракта?

    Я бы разделял здесь меры по охране и обороне границы. Непосредственно антитеррористическими мероприятиями заняты спецслужбы, они проводят спецоперации на территории Харькова. Есть отдельные вопросы, находящиеся в компетенции службы чрезвычайных ситуаций. Это и система оповещения, и защитные сооружения, их подготовка. Также это работа с беженцами. Проводятся определенные фильтрационные мероприятия, решаются вопросы информационной пропаганды.

    При этом мы не хотим создавать дискомфорт жителям Харьковской области. Будем работать точечно, по отдельным объектам, целенаправленно - чтобы жизнь в Харькове шла своим чередом. Но нужно понимать, что защищаться от терроризма сложно. На все 100% пока ни одной стране мира это не удалось. Можно в этом контексте вспомнить недавние события в Париже. Люди сами должны понимать, что в 100 км от Харькова идут военные действия. Необходима внутренняя дисциплина и дисциплина общественных организаций, общая ответственность власти и обычных людей, которые далеки от политики.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ