Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    27-летний нардеп Евгений Дейдей: Мне позвонили и сказали: ты 32-й в списке. Думаю: прикольно!

    • Катерина Пешко, Станислав Груздев (фото), «Главком»
    • Розсилка
    27-летний нардеп Евгений Дейдей: Мне позвонили и сказали: ты 32-й в списке. Думаю: прикольно!

    «Я же не могу терпеть, если ко мне подходит какой-то полоумный народный депутат»

    27-летний координатор батальона «Киев-1» Евгений Дейдей попал в Верховную Раду по спискам «Народного фронта», заняв весьма солидное 32-е место в списке политсилы Яценюка-Турчинова.

    До революции Дейдей работал помощником начальника следователя и юристом в Одессе. «Как только начался Майдан, бросил все и поехал туда», - рассказывает он сегодня. На Майдане Евгений стал сотником. Именно там и познакомился с лидерами будущего «Народного фронта» и уже на первом съезде новосозданной партии вошел в военный совет, а чуть погодя – и в список. Так Дейдей, которого иногда называют ставленником главы МВД Арсена Авакова, пополнил и без того плотные ряды депутатов-комбатов.

    24 февраля СМИ запестрели сообщениями, что Дейдей пропал в зоне АТО вместе с еще двумя бойцами батальона «Киев-1». Позже стало известно, что их автомобиль под Марьинкой был обстрелян из РПГ-7, а сам нардеп с побратимами, отстреливаясь, вынужден был отходить. Бойцы «блуждали полями» целую ночь и только к утру смогли добраться до кураховского райотдела. Личные потери нардепа: ушибы, вывих колена и две недели с лангетом.

    Евгений просит записывать интервью в машине – чтобы не спускаться или подниматься по лестнице. Но сам, тем не менее, с помощью костылей выходит из престижного Ауди А7, чтобы поздороваться.

    Он эмоционален. Как и все новички, обещает рьяно бороться с коррупцией и работать на стабилизацию ситуации в стране, хотя и признает, что похвастаться на этом «фронте» ему пока нечем. О последнем инциденте на Донбассе говорит без особого энтузиазма…

    - Это такая тема, которую я не особо хочу обсуждать, - в ответ на вопрос о подробностях обстрела говорит нардеп. – Не понимаю, почему все так раздули эту новость? Это уже четвертый обстрел в моей жизни. До этого обстреливали и в Славянске, и в Николаевке. Это рабочая ситуация… Фигня это все…

    Расскажите, как вы определили, что ваше место в Верховной Раде?

    В Верховную Раду я решил идти, потому что увидел там людей, отличающихся от тех политиков, которые были до нас и, кроме грабежа и воровства, больше ничем не занимались. А в этих людях я увидел перспективу и решил за ними идти.

    За кем конкретно вы «увидели перспективу»?

    За Арсением Яценюком, Арсеном Аваковым, Александром Турчиновым. Я считаю, это те люди, за которыми можно пойти.

    Когда и как с ними познакомились?

    Во время Майдана. Я был одним из сотников. И, естественно, не мог остаться без внимания. В моей седьмой сотне Самообороны Майдана насчитывалось 230 человек. Кстати, это не «Сотня Лева», как все пишут. «Сотня Лева» - это совсем другая сотня. Они появились там уже после «тридесятой», так сказать, революции.

    Расскажите в деталях: как проходило ваше знакомство, кто и когда вас пригласил в список, как вам, 27-летнему координатору батальона, выделили проходное место…

    Я считаю, что моя «лестница» была довольно тяжелой. Я еще в 2004 году был на Оранжевой революции, мне тогда было 17 лет. Ни одна серьезная, масштабная революция в этой стране без меня не прошла.

    Сейчас сложилась ситуация так, что все в наших руках. И мы стараемся ее менять в лучшую сторону. К сожалению, сильно не получается. Очень много старых лиц осталось на политической арене…

    А по поводу того, как я в список попал… Я был командиром батальона «Киев-1». Это самый первый батальон в Украине был. После него уже пошли «Айдар», территориальная оборона и так далее. Мне предложили, спросили: не хотел бы ты себя видеть в политике?

    Кто предложил?

    Лидеры. Когда создали партию «Народный фронт», я вошел в военный совет. Во мне и увидели какую-то перспективу.

    Ну и все-таки, кто конкретно озвучил вам предложение? С кем вы вели переговоры? С Турчиновым? С Аваковым? Или непосредственно с Яценюком?

    Такие детали я не помню уже. Все настолько бурно происходило. Оно как-то так все получилось, что вот мне позвонили и сказали: ты 32-й в списке. Думаю: прикольно, хорошо, давайте попробую. И пошло-поехало. Не было никаких предварительных договоренностей в стиле: вот ты пойдешь, а за это должен будешь то-то делать, нет.

    Когда вам вот так вот позвонили, в вашей голове не пронеслась мысль, что вы можете оказаться не совсем готовым к законодательной деятельности? Сотник на баррикадах, координатор батальона и народный депутат Верховной Рады – не одно и то же.

    Конечно, я с вами согласен. Но у меня два высших образования. Я заканчивал политех по специальности «менеджер организации» и юракадемию по специальности «институт прокуратуры и следствия». Я довольно образованный человек и много в чем разбираюсь. Я сейчас нахожусь в комитете по правоохранительным органам, в котором считаю себя специалистом. Я знаю, как никто, о провалах в нашем законодательстве, я работал раньше помощником начальника следствия, работал в следствии в Одессе. По людям, по делам, которые приходили ко мне, я видел нонсенсы, которые меня шокировали.

    Если ты не юрист или не следователь в прошлом, ты не докажешь, прав ты или нет. Особенно по новому Уголовно-процессуальному кодексу, это, вообще, не реально. УПК писала старая власть и старалась максимально подвести его под свои коррупционные схемы. Я знаю, как людям тяжело доказать свою правоту в судах, как тяжело сражаться с продажными следователями. Я знаю это все изнутри. И знаю, как это можно исправить. Мне выпал шанс это сделать.

    «Народный фронт» шел на выборы с агитационной мантрой: Яценюк – лучший премьер? Лично ваше мнение на этот счет еще не изменилось?

    Это лучший специалист для этого времени. Лучше специалиста, думаю, найти невозможно.

    А если посмотреть на экономические показатели, на уровень жизни людей…

    Если был бы другой премьер, у нас было бы совсем все плохо. Арсений Петрович – это смелый, храбрый человек, который в такой сложной ситуации взял на себя такую ответственность. Это очень тяжело.

    Но придет время, и наши поступки оценят по заслугам. В данной, такой сложной ситуации взять на себя обязанность быть премьером, быть министром МВД, быть секретарем СНБО, - это многое. Не каждый человек на это способен.

    У вас есть возможность поговорить с Яценюком?

    Арсений Петрович занятой человек. Я стараюсь его не беспокоить. Думаю, ему очень тяжело. Я смотрю, как он работает – он спит по два-три часа. Я наблюдаю просто, как машина заехала-выехала из Кабмина. Иногда бывает, едем в командировку в 4 утра, а свет горит в его Кабинете. И президент так же работает. И министр МВД, и министр обороны. У них сейчас такая ситуация. И, на самом деле, жалко этих людей.

    «Не занимайтесь херней» - это констатация факта»

    Как вам, вообще, сейчас в Верховной Раде комфортно? Вот некоторые «новички»-депутаты уже признаются, что разочарованы. Вы – нет?

    Я тоже разочаровался.

    В чем конкретно?

    Мне противно находится рядом с теми людьми, которые лицемерят, глядя в глаза мне. Таких очень много.

    Они есть во всех фракциях?

    Они есть во всех фракциях.

    В том числе, и в «Народном фронте»?

    Во всех фракциях.

    Назовете фамилии?

    Пусть останется просто: во всех фракциях.

    В «Народном фронте» как с партийной дисциплиной? Кто в конечном итоге решает, как должна голосовать фракция?

    Я голосую по совести.

    И старшие товарищи вам совсем не подсказывают, какой выбор в той или другой конкретной ситуации стоит сделать?

    Нет. Но большинство мнений у нас совпадает всегда. Почти всегда мы голосуем в унисон. Потому что мы команда.

    В прошлом созыве Верховной Рады некоторые вопросы нередко решались «кулаками». У Партии регионов была такая боевая группа, в которую входили Нестор Шуфрич, Эльбрус Тедеев, Олег Царев и ряд других. Вы не думаете, что, возможно, вместе с другими комбатами в «Народном фронте» занимаете, скажем так, подобное положение?

    Помимо того, что я комбат, я еще и 10 лет боксом занимался. Ну так и что теперь? Меня взяли, чтобы я всех теперь разгонял? Думаю, нет.

    Или кто там у нас еще «боевик»? Юрий Береза. Это, вообще, добрейший души человек, он очень ранимый. Это душа компании. Как он, вообще, может кого-то обидеть или ударить? Андрей Тетерук - тот выдержанный, ни разу еще никому не нахамил.

    Его прозвучавший на всю страну совет коллеге Сергею Лещенко из БПП «не заниматься херней» немного выбивается из нарисованного вами образа.

    «Не занимайтесь херней» - это констатация факта. А тоже могу выйти и сказать: пацаны, не занимайтесь херней, давайте работать. Но это не значит же, что я кого-то оскорбил. Просто, в общем, охарактеризовал чьи-то действия в этот момент.

    У вас и свой конфликт приключился с Лещенко? Он вас характеризовал нам в разговоре не в лучшем свете.

    Я знаю, как он меня охарактеризовал. Но Лещенко – это базарная бабка, которая кричит и перебивает, провоцирует. Просто представьте себе ситуацию: подходит Лещенко и выдергивает мою карточку из гнезда для голосования. Это хамство. Ему показалось, что якобы кто-то жмет за кого-то кнопки, «кнопкодавит». Если у него четко выраженная шизофрения, то надо лечиться, а не в Верховную Раду идти.

    «Да кто ты такой? Что ты тут стоишь? Да я с тобой церемониться не буду. Пошел отсюда». Это ваши слова и угрозы в адрес соратника по коалиции. Что спровоцировало вас так обращаться к депутату Лещенко на Группе межпарламентского сотрудничества между Верховной Радой и немецким Бундестагом?

    Я не могу понять, почему Лещенко принял сторону Таруты (Сергей Тарута в итоге возглавил группу, - «Главком»), олигарха из Донецка. Человек, который борется за свободу слова и так далее, вдруг приходит и начинает: вот я с Тарутой, вот я вместе с ним, я буду сопредседателем с Тарутой. Начинает провоцировать скандал. Он явно показывал, что он просто взял денег.

    А вы кого поддерживали?

    Я поддерживал Дениса Дзензерского (народный депутат от «Народного фронта», - «Главком»). Он прожил в Германии какое-то время, в совершенстве владеет немецким языком, предоставил свою программу, брошюру, подготовился. Он не истерил, как Лещенко, и не кричал: я тоже буду сопредседателем. Если мы хотим развивать дружественные отношения с Германией, давайте не будем пускать туда шизофреников. Потому что если от нас отвернется Евросоюз, нам будет плохо.

    Вам не кажется, что депутаты нынешнего созыва – и, заметьте, представители коалиции – слишком часто переходят на личности. То радикалы срывают заседание. То Егор Соболев («Самопомич») и Вадим Ивченко («Батькивщина») дерутся. То депутаты «Народного фронта» «накидываются» на представителя БПП, который снимает на камеру, самостоятельно ли они голосуют в Раде или нет… Вы считаете, это нормальная работа парламента?

    Когда начинают протягивать руки или переходить на личности – это необразованность, некультурность, это слабость человека. Человек, который так делает, морально, духовно или психически слаб. Если ты не можешь доказать свою точку зрения в дискуссии, в диалоге, и переходишь на личности или протягиваешь руки, значит, ты – дебил.

    Ну и как это исправить? Что делать?

    Что делать? Отвечать. Отплачивать такой же монетой.

    То есть отвечать и, тем самым, поддерживать и дальше такие конфликты?

    Нет, не поддерживать. Но, если тебе хамят, - хами в обратку. Если к тебе протягивают руки – дай сдачи. Ну а почему нет? Я же не могу терпеть, если ко мне подходит какой-то полоумный народный депутат, образно Вася Петечкин, и начинает мне хамить. Любой человек в подобной ситуации скажет: или лечись, придурок. Хамство, кипиш, популизм – все это лишний раз подчеркивает непрофессионализм людей, которые себя так ведут.

    «Мы не виноваты в шизофрении Путина»

    Как, вообще, можете оценить эффективность работы комбатов в Верховной Раде? Дискуссии о том, где нужно быть комбатам - в парламенте или на фронте - начались еще во время предвыборной кампании. Вопрос актуален до сих пор…

    Надо учиться совмещать. Первая и основная цель комбатов, которые попали в Верховную Раду, в том числе, и моя – предотвратить коррупцию в силовых рядах: в МВД, в Минобороны и так далее. Каким бы не был министр, он все равно никогда не знает, что происходит на передовой, на фронте, что доезжает до солдат, что нет. Все равно находятся какие-то непорядочные генералы, полковники, подполковники, которые что-то воруют.

    Как конкретно вы с позиции уже народного депутата боретесь с коррупцией в силовых структурах? И как вам удается совмещать законодательную деятельность с поездками на фронт?

    Мы знаем, как живется солдатам. На передовой мы с ними - не брезгуем взять автомат и пойти на передовую. Разницы нет, депутат ты, министр, премьер-министр или президент, ты – мужчина, мужик, который в случае опасности должен взять в руки оружие и пойти защищать свою страну.

    Как часто вы ездите в зону АТО?

    В последнее время не часто. Два месяца я туда не ездил. Вот поехал за два месяца первый раз…

    Глобально, в чем вы видите свое предназначение в Верховной Раде?

    Вначале мы поборем коррупцию, а дальше уже будем ставить какие-то новые цели. Пока что цель одна – предотвратить расхищение страны.

    Вы же понимаете, что это не дело одного созыва.

    Чем мы можем помочь стране? Грубо говоря, стабилизировать ситуацию, стабилизировать уровень зарплат, курс доллара и так далее. Все ж упирается в то, что кто-то ворует по старым еще схемам, кто-то еще даже и не «убивал» схемы регионалов. И недостаток денег, вывод денег в оффшоры, за границу при помощи всевозможных коррупционных схем понижают уровень жизни в нашей стране. Если мы поборем коррупцию, то мы поднимем уровень жизни в нашей стране. Логично же. В теории. И мы вот пытаемся все показать уже на практике.

    Можете уже отчитаться, что конкретно вы сделали в вопросе борьбы с коррупцией?

    Нет. Отчитаться нечем. Я не собираюсь наливать воду людям в уши. Когда будет что-то по факту сделано, тогда мы придем и скажем: вот это и вот это мы сделали за это время.

    Оцените все произошедшее за последний год с точки зрения простого обывателя. Если ваш избиратель спросит: Жень, а зачем был Майдан? Что вы ему ответите?

    После Майдана народ превратился в нацию. У нас появился стержень и появился дух единства. Мы стали любить и ценить нашу страну. И бояться ее потерять. И даже кидая бычок на улице, ты должен понимать, что за то, чтоб было хорошо, уютно, чисто в нашей стране, там стояли ребята и отдавали за это жизни.

    Мы не виноваты в шизофрении Путина. Путин стал законченным шизофреником, хотя он и был, в принципе, им. К сожалению, жертвами этой ситуации, заложниками этого террористического акта по отношению к украинцам стали все мы с вами. И мы не можем гарантировать стабильность, пока этот человек является президентом Российской Федерации. Бедная Россия, которая попала под влияние этого человека, и дальше продолжает ему верить. Но мы не можем отвечать за поступки шизофреника-Путина.

    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ