Раздел для русскоговорящего

Рынок мобильной связи на оккупированной территории: «Киевстар» ушел, «Водафон» остался

Рынок связи на оккупированной территории: мы открыты только для России и закрыты для всего остального мира - Рынок мобильной связи на оккупированной территории: «Киевстар» ушел, «Водафон» остался

Рынок связи на оккупированной территории: мы открыты только для России и закрыты для всего остального мира

Бытует мнение, что Украина прослушивает своих абонентов, поэтому надежнее всего сим-карту вынимать, заходя во все «государственные» объекты «ЛНР»

Спецпроект «Главкома» «Письма из Луганска». Наша читательница все годы войны живет в оккупированном Луганске. Она рассказывает о жизни по ту сторону линией фронта: о том, как все начиналось, чем закончилось и можно ли еще что-то изменить...

«У вас что, связи опять нет?» – вопрос от выехавших друзей самый распространенный.

Вопрос связи с «республикой» давно уже «устаканился» и перестал будоражить тех, кто разорван километрами расстояний с оставшимися здесь родственниками. Если нет связи по мобильному телефону, есть интернет, если нет электричества, работает мобильная связь, если нет ничего, тонкой ниточкой работает связь по городскому телефону. Но это, конечно, при условии, что у оставшихся здесь родителей есть и то, и другое, и третье.

Вопрос связи встал наиболее остро в июле 2014 года. Тогда перестало работать все сразу – мобильная связь, интернет и городской телефон. Не было электричества и воды, и, конечно, рядом с такими ограничениями отсутствие телефонной связи было несущественным. Но именно в то время позвонить нужно было буквально всем и сразу, потому что семьи оказались разделенными километрами расстояний. Кто-то уехал, кто-то остался, и звонки были вовсе не праздными – по прерывающейся телефонной связи сообщали, что люди добрались, живы, цел ли дом в зоне военного конфликта. Для таких вот горящих звонков по городу искали точки, где связь ловила. Это были возвышения, крыши домов, проезжая часть. Обычно именно в этих местах концентрация людей была самой большой и эти места обстреливались. Чтобы добраться на крышу, где ловило, нужно было подняться без лифта девять этажей. Ситуация, когда сосед, держась рукой за трубу на крыше, кричал что-то в трубку телефона, была типичной. Люди карабкались на деревья, лезли на крыши, искали палочки связи там, где это было представить почти невозможно. А сами мобильные телефоны заряжали в магазинах, где были генераторы. Для этого нужно было телефон оставить, а после забрать. В качестве благодарности оставляли символическую сумму. Вопрос связи в то время для многих стоял не менее остро, чем отсутствующее электричество. После, когда появился свет и позже телефонная связь, оказалось, что это не решает проблемы. Мобильная связь стала пропадать, типичной версией были диверсии или порывы на линиях обстрелов. Люди стали представлять себе отважную работу монтеров, которые где-то в полях чинят разорванные линии, как это воспето в фильмах о войне.

Еще летом 2014-го люди стали переходить к оператору связи «Лайф», который будто бы обеспечивал связью даже при отсутствии электричества. После все имели две сим-карты – на всякий случай.

«Лайф» отпал внезапно, выйдя из «республики», как вышел оператор «Киевстар». Говорили, что руководство оператора не договорилось с новой властью, чтобы продолжать здесь работать. Собственно, очень долго единственным оператором на территории «республики» был только «Водафон», который с перебоями работает в «республике» все время с 2014 года по настоящий момент. Тариф в «республике» единственный и принудительный – 80 грн в месяц, что в пересчете на рубли выходит весьма существенной суммой. За шесть лет связь исчезала, работала плохо, прерывисто, с перебоями, но других альтернатив не было. Несколько лет назад поползли слухи о том, что появится местный оператор связи, как в «ДНР» «Феникс». Это радовало и пугало. Многим казалось, что с приходом нового оператора связи «Водафона» не станет, а через него была связь с выехавшими в Украину родственниками, на нем были завязаны банковские карточки и многое другое. Новый оператор действительно зашел через время. Им стал местный оператор связи «Лугаком», который стал работать на оборудовании «Киевстара». Поначалу многие к новшеству отнеслись подозрительно. «Республика» всячески подводила к тому, что «Лугаком» – единственный вариант связи в «республике»: работает всегда, единственный допустимый оператор связи во всех «государственных» и «военных» объектах, связь качественная и дешёвая. Пополнения счета дарили во время последних местных выборов, и в сравнении с пополнением украинского оператора связи «Водафон» это действительно дешево – 50 рублей в месяц против 80 грн от «Водафона», которые в пересчете выходят в 300 рублей в месяц. Сложностей приобретения стартового пакета «Лугакома» практически нет. Нужен паспорт, все абоненты проходят официальную регистрацию. Все номера включены в рекламную рассылку. То есть приобретая стартовый пакет ты получаешь кучу бесплатных объявлений с номерами такси, адресами новых магазинов, акциями и вакансиями с указанием заработной платы. Огромное преимущество «Лугакома» кроме цены в 50 рублей в месяц ещё и дешевизне связи с Россией – всего лишь 5 рублей/минута. Позвонить с «Лугакома» на номера украинских операторов связи на получится. Такой вот местный шовинизм, с помощью нового оператора связи мы открыты только для России и закрыты для всего остального мира.

Есть еще один доступный вариант связи – городской телефон. Понятно, что это прошлый век, но вызвать врача на дом, позвонить при отсутствии электричества или отключении мобильных операторов можно только по нему. Многие заморозили свои городские телефоны по причине того, что ими просто не пользуются. И отрезать будто бы жалко, и платить за них ежемесячно дорого (114 рублей в месяц без междугородних звонков). Но именно по городским телефонам легче всего дозвониться из Украины, что многие оценили в период очередных отключений «Водафона».



Кстати, по «Водафону» есть масса нюансов. Пополнить счет легко при наличие украинской банковской карты и интернета. А если этого нет? Ведь в «республике» нет способа оплаты гривной. Вот для этих целей создано множество частных коммерческих точек, где в пересчете 1:3 и выше пополнят счет в гривне. Это дорого, неудобно и очень сложно. Что тоже отсекает пользователей этого оператора связи.

Официально заходить во все государственные объекты и банки с включенной сим-картой «Водафона» запрещено. Охранник на входе может проверить, какой оператор связи включен в данный момент. Бытует и активно тиражируется мнение, что Украина прослушивает своих клиентов, поэтому надежнее всего сим-карту вынимать, заходя во все «государственные» объекты. Хотя вряд ли вы найдете местных «военных» с украинскими сим-картами – это невыгодно, дорого и по украинским номерам очень часто звонят из банков с напоминаниями о непогашенных кредитах.

Мысли авторов рубрики «Мысли вслух» не всегда совпадают с позицией редакции «Главкома». Ответственность за материалы в разделе «Мысли вслух» несут авторы текстов.

Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Натисніть «Подобається», щоб читати
Glavcom.ua в Facebook

Я вже читаю Glavcom в Facebook

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

Рынок мобильной связи на оккупированной территории: «Киевстар» ушел, «Водафон» остался