Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    Донецкий процесс над Надеждой: позорный и смешной

    • Юлія Латиніна

      Публіцист

    • Розсилка
    Донецкий процесс над Надеждой: позорный и смешной

    Таким способом, как Надежду Савченко, можно блистательно посадить в России любого из 7 миллиардов жителей планеты Земля

    Злу позволено быть могущественным, отвратительным, чудовищным, страшным.

    Злу никогда нельзя быть позорным. Позорным и смешным.

    В 1937 году на Московских процессах Зиновьев, Каменев, Бухарин сами признавались в своем заговоре против тов. Сталина, били себя пяткой в грудь и просили смерти.

    Большинство иностранных корреспондентов писало, что все обвинения — правда. «Глупо думать, что процессы подстроены и что обвинения высосаны из пальца. Обвинения, выдвинутые против обвиняемых — подлинные», — писал The Observer. «Все признания подлинные», — сообщал своим читателям корреспондент The New York Times Вальтер Дюранти.

    Это был тот самый Дюранти, мэтр и корифей американской журналистики, который сообщал про голод в Поволжье, что «любой рассказ о голоде в России — это либо преувеличение, либо злобная пропаганда». За свои репортажи о СССР м-р Дюранти удостоился Пулитцеровской премии. «Если это не правда — то что же тогда правда?» — писал о Московских процессах Лион Фейхтвангер.

    Московские процессы были страшными.

    Донецкий процесс над Надеждой Савченко — просто позорный. Смешной и позорный.

    Вы можете себе представить, чтобы The New York Times сообщил, что бандеровка Савченко изобличена в намеренном убийстве мирных российских журналистов? Вы можете себе представить, чтобы какой-нибудь новый Фейхтвангер или Брехт распинался, что она и в самом деле незаконно пересекла границу?

    Зло имеет право быть ужасным. Таким, что люди бледнеют, не смеют говорить и тихо врут со скошенным от ужаса глазами.

    Кто-нибудь даже внутри России не смеет говорить, что процесс над Савченко — позор? Что обвинения состряпаны на коленке и высосаны из пальца?

    Что следователю Дмитрию Маньшину, первоначальному архитектору обвинения, надо было сначала хотя бы убедиться, что детализации телефона Савченко показывают: она уже была взята в плен за час до обстрела, в котором погибли журналисты?

    Что суду, в котором тоже, видимо, сплошное головотяпство, надо было хотя бы догадаться не приобщать к делу снимки с фотокамеры одного из боевиков, на которых по положению солнца и теней опять-таки видно, что Савченко попала в плен раньше обстрела?

    Что стряпавшим эту чушь надо было хотя бы выехать на место происшествия и посмотреть своими глазами на вышку, на которую Савченко якобы залезла, корректируя обстрел — и тогда бы они увидели, что вышка эта — антивандальная, первые несколько метров — стальной голый столб, и не залезешь без специального оборудования? Ведь уже из одного этого ясно, что дело не только лепили на коленке, но и не выезжая на местность: посмотрели на карту, увидели вышку — вперед!

    Это уже не говоря о потрясающей истории о том, как Савченко, взятая в плен боевиками, была потом якобы отпущена, а потом, видите ли, каким-то чудом оказалась на российской территории — сама, видите ли, незаконно пересекла границу.

    То есть вы понимаете, да? Одно это обвинение блистательно позволяет посадить в России любого из 7 миллиардов жителей планеты Земля. Завтра Обаму можно украсть, перевезти в Россию и посадить за незаконный переход границы. Ну, и за геноцид сирийцев до кучи.

    Китайская поговорка «указывая на оленя, называть его лошадью» возникла из-за случая, который произошел в 207 г. до н.э. Тогда могущественный евнух Чжао Гао, задумав переворот, привел во дворец оленя и назвал его лошадью. Те, кто были преданы Чжао Гао, немедленно подтвердили, что это лошадь. Те придворные, которые неосторожно заявили, что это олень, были казнены за недостаточную верность евнуху.

    Как я уже сказала, самое главное во вранье — чтобы оно было всеобщим. Чтобы тот, кто отказывается называть лошадь оленем, нес немедленную кару за измену светлым идеалам и недостаточную политическую прозорливость. Только тогда беспомощное вранье становится могучей идеологией.

    Тогда оно типа сплачивает людей и ведет их к светлому будущему, путь к которому, как известно, лежит через истребление всех, кто этого будущего не достоин. Тогда оно становится способом отличить избранных от неизбранных и верных от неверных.

    А иначе... иначе оно просто делает из Надежды Савченко героя, а из организаторов этого процесса — злых, позорных и мелкотравчатых клоунов.

    Источник: Новая газета

    Думки авторів рубрики «Думки вголос» не завжди збігаються з позицією редакції «Главкома»
    Коментарі ()
    1000 символів залишилось
    ПОПУЛЯРНІ АВТОРИ
    Дмитро Орєшкін
    Дмитро Орєшкін

    Російський політолог

    Мустафа Найєм
    Мустафа Найєм

    Народний депутат

    Микола Сунгуровський
    Микола Сунгуровський

    Директор військових програм Центру Разумкова

    Кирило Сазонов
    Кирило Сазонов

    Політичний оглядач

    Тарас Возняк
    Тарас Возняк

    Головний редактор незалежного культурологічного журналу «Ї»

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ