Раздел для русскоговорящего

Президент Всеукраинской ассоциации пекарей: Дожились, мы уже покупаем муку в Беларуси

По словам Александра Тараненко, сейчас рынок хлебобулочных изделий в Украине наполовину в тени - Президент Всеукраинской ассоциации пекарей: Дожились, мы уже покупаем муку в Беларуси
По словам Александра Тараненко, сейчас рынок хлебобулочных изделий в Украине наполовину в тени
фото из личного архива

Трейдеры заработали на экспорте зерна, теперь заработают и на импорте?

Украина, второй крупнейший в мире экспортер зерна, резко увеличила импорт пшеницы. На начало марта в страну ввезено 14,5 тыс тонн мукомольной пшеницы из Беларуси. Объемы, конечно, небольшие, но если сравнивать с показателями аналогичного периода 2020 года, динамика впечатляет – импорт уже вырос в семь раз. Это притом, что в прошлом году урожай пшеницы в Украине составил 25,1 млн тонн, а по экспорту именно этой важнейшей зерновой культуры мы вышли на пятое место в мире – после России, ЕС, США и Канады.

Динамика экспорта пшеницы из Украины, млн тонн


Данные USDA

Данные USDA

Но и это еще не все. Украина не только и с начала 2021 резко увеличила закупки зерна за рубежом, но и в пять раз увеличили импорт муки, из той же Беларуси.

О том, кто виноват в ситуации, которая уже спровоцировала массовый рост цен на продукты питания, и как украинские солдаты умудряются съедать в 14 раз больше хлеба, чем показывает Госкомстат, в беседе с «Главкомом» рассказывает президент Всеукраинской ассоциации пекарей Александр Тараненко.

«Китайцы стали богаче и много едят»

Рост импорта мукомольной пшеницы – в семь раз. Эту динамику можно расценивать двояко. Кто-то может сказать: 14,5 тыс тонн – мизер, но год назад было 2,1 тыс тонн. Какая опасность этой ситуации?

Действительно, дело в не в объемах, дело в тенденции. Это тревожный звоночек – значит, что-то не в порядке в нашем государстве, которое является одним из крупнейших экспортеров пшеницы в мире.

Сразу отмечу, что проблем с продовольственной безопасностью нет никаких. Так, в прошлом году урожай пшеницы был меньше, чем в 2019-м, когда было собрано 28,3 млн тонн. Но ее внутреннее потребление составляет около 7,5 млн тонн ежегодно. Остальные экспортируем – согласно подписываемым ежегодно меморандумам. Экспортируем в два с половиной раз больше, чем потребляем. И все равно постоянно остаются переходные остатки, до 1,5 млн тонн. В любом случае зерна в стране вполне достаточно.

Но сейчас что получилось? Мировые цены на пшеницу растут: потребление растет. В том же Китае, где постоянно поднимается уровень жизни. Китайцы стали богаче и много едят. В том числе, мяса. А для выращивания животных нужно зерно. Опять же, можно предположить, что в мире больше стали употреблять хлебобулочных изделий из-за карантина – люди дома сидят и от скуки что-то постоянно жуют.

А Украина, как один из крупнейших экспортеров, очень сильно завязана на мировые цены на пшеницу. Соответственно, растут и закупочные цены на зерно внутри страны. Вот некоторые компании и решили покупать его в Беларуси. Почему бы не придержать свою пшеницу, которая с октября 2020 года прибавила в цене на треть, и не купить белорусскую, которая заметно дешевле, и как минимум, не хуже по качеству?

Почему такой разброс цен?

В Беларуси экспортный потенциал зерна значительно ниже. Причины – начиная от отсутствия портов и заканчивая проблемами в международной и внутренней политике. И менталитет немного другой. У нас, если видят, что мировые цены растут на 5%, то накинут на всякий случай 10%. В Беларуси такого не произойдет, к тому же там жесткое регулирование. Вот поэтому и цены на зерно вменяемые.

А что в Украине происходит с регулированием цен на стратегически важное продовольственное сырье?

У нас, к сожалению, теперь в этом отношении дикий рынок. Негативную роль сыграло нынешнее отсутствие государства в этих процессах, речь о ценовых тенденциях на внутреннем рынке зерна.

Почему раньше не было таких резких скачков цен? 2003 год – очень показателен. Практически все зерно из Украины вывезли, несмотря на неблагоприятные прогнозы, а потом завозили втридорога из-за рубежа. Тогда государство сделало выводы и на определенном этапе очень хорошо работали такие структуры, как Госрезерв, Аграрный фонд.

Они действовали как? Вот начинается уборка урожая, цены, разумеется, проседают – идет вал продукции. Трейдеры зерно скупают, к концу года его стоимость растет, так как идут массовые продажи. И на нижнем пике цены государство скупало необходимое количество зерна. А когда цена начиналась повышаться, оно вступало в игру и сдерживало рост на внутреннем рынке. Происходила «зерновая и мучная интервенция», которая позволяла сгладить сезонные скачки цен.

Кроме того, этот механизм способствовал выведению бизнеса из тени, ведь мука из государственных запасов реализовывалась предприятиям, работающим легально, а теневое производство в этой ситуации оказывалось в проигрыше.

Когда прекратилась такая практика?

В 2015-2016 году. Сказали, что, во-первых, это не рыночный механизм. А во-вторых, Госрезерв создает запасы, а их воруют. Мол, сотни тысяч тонн разворовали и теперь мы резервов делать не будем. В смысле – хранить. Но извините, это не означает, что данный механизм является неэффективным. То, что у вас воруют, так есть контрольные органы, правоохранительные. А как они работают – это другой вопрос.


Проведенная в 2020 году ревизия предприятий Госрезерва показала многомиллионные махинации. Нехватку 2700 вагонов зерна на общую сумму 800 млн грн списали на мышей (eadaily.com)
Проведенная в 2020 году ревизия предприятий Госрезерва показала многомиллионные махинации. Нехватку 2700 вагонов зерна на общую сумму 800 млн грн списали на мышей (eadaily.com)

«Хуже то, что мы увеличили импорт муки»

Какой выход вы видите из сложившейся ситуации?

Мы недавно с Родионом Рыбчинским, директором союза «Мукомолы Украины», встретились с министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игорем Петрашко. Обсудили ситуацию.

Была поднята тема обеспечения продовольственной безопасности и удержания цен на социально значимые продукты питания. Достигнуто понимание, что производители хлебобулочных изделий в состоянии обеспечить рынок качественной продукцией в полном объеме, в то же время они не имеют возможности удержать цены в условиях резкого роста стоимости сырья.

Что касается создания запасов, предложили: если вы боитесь, что у вас на госпредприятиях зерно украдут или съедят мыши, давайте сохранять пшеницу на частных предприятиях. Пусть там создается стратегический запас. Всем хорошо. Частникам платят за хранение и охрану. Государство покупает на нижнем пике цены, условно, 700 тыс тонн зерна (именно такой запас необходим производителям хлебобулочных изделий, работающих официально). Вот посчитаем. Цена за тонну зерна в августе была в 6,6 тыс грн. В конце 2020 – уже более 9 тыс грн. На такой разнице государство может прекрасно окупить и хранения, и переработку. И даже заработать

А у нас в январе 2021 мало того, что выросла цена, да еще и в два-три раза уменьшилось количество предложений. Поставщики «сели на мешки» и стали ждать – смысл продавать муку по 10 тыс грн, если завтра можно продать за 12 тыс грн? Эта ситуация опять же создает ажиотаж и способствует росту цены.

Но если завтра цена будет 9 тыс грн за тонну?

Человеку свойственно надеяться на лучшее. Нужно отметить, выжидают сейчас не только мелкие фермеры, но и даже Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины. Действующие контракты по продаже зерна выполняются, но излишки – нет, не продают. Ждут.

Вот, кстати, хотел отметить: мы все говорим о том, что Украина увеличила импорт пшеницы. Но это полбеды. Есть явление хуже – мы увеличили импорт муки, из той же Беларуси. С октября по декабрь завозили по 700-900 примерно тонн, а в феврале завезли 4,5 тыс тонн. Рост пятикратный. И вот это совсем тревожно.

Почему?

Пшеница – сырье, дешевое, мы его перемелем, дадим заработать отечественным переработчикам. А в ситуации с импортом муки зарабатывают белорусские переработчики. Куда мы катимся? Мы начинаем завозить готовую продукцию, отдавая добавленную стоимость более расторопным соседям!

Кстати, зерно, которое мы покупаем в Беларуси, твердых сортов, и мука также из него?

Нет, это обычное мукомольное зерно.

Почему в Украине дефицит зерна твердых сортов?

Его очень мало производится – до 30 тыс тонн, то есть менее 1% общего объема. Из наших сортов мягкой пшеницы получаются вполне приемлемые макаронные изделия. Если кто-то говорит, что у него изделия из отечественных твердых сортов, он лукавит. Или импортное, или добавляют импортную муку. Это как в анекдоте про котлеты из перепелки в ресторане:

– Что, правда, из перепелки?

Да, но для улучшения вкусовых качеств мы добавляем немножко говядины, в определенных пропорциях.

Сколько?

Примерно один к одному. Одна перепелка и один бык.

Вообще у нас сейчас рынок хлебобулочных изделий почти наполовину в тени. Вот по официальным данным Госкомстата, в 2020 году было произведено около 50 грамм хлеба на человека в сутки. Вдумайтесь! В блокадном Ленинграде суточная норма на работающего была 250 грамм, и 125 грамм – на иждивенца.

Официальные данные по среднесуточному потреблению хлебобулочных изделий в Украине (г/чел)


Источник: Всеукраинская ассоциация пекарей

Источник: Всеукраинская ассоциация пекарей

Чтобы было нагляднее: знаете, сколько сейчас бойцу украинской армии положено хлеба в сутки? 720 грамм. А по официальным данным мы потребляем 50 грамм! (Но при этом в минимальную потребительскую корзину закладывают 277 грамм). Понятно, что солдат – не типичный потребитель, но разница почти в 15 раз?!! Спрашивается – где остальное в этой статистике?

И где, собственно?

В тени. Сейчас в Украине нет государственных хлебопекарных предприятий. Есть большие частные – «Киевхлеб», «Кулиничи», «Хлебные инвестиции», «Хлебодар», «Хлебпром», «Формула вкуса». Есть средние и много маленьких, которые, как правило, работают «в черную». Несколько гривен в цене хлеба – это налоги. И в небольших предприятиях эта составляющая отсутствует, что позволяет им демпинговать. И, соответственно, отбирать рынок.

Официальные данные по объему производства хлебобулочных изделий в Украине (тыс. т)


Источник: Всеукраинская ассоциация пекарей

Источник: Всеукраинская ассоциация пекарей

Так компании маленькие, конкуренции большим предприятиям, которые зашли в крупнейшие торговые сети, они не составляют?

Знаете, одна блоха собаке не помеха. Но когда их много – собаку заедают. А небольших пекарен (когда производство – несколько тонн в сутки, на предприятии числится 2-3 человека, а реально более 30 сотрудников) – их тысячи.

«Госстат показывает совсем нелепые цифры»

Какое сейчас реальное потребление хлеба в Украине?

Примерно 200 грамм на человека, что бы ни говорила официальная статистика. Вот в начале 90-х годов она показывала запредельные цифры, но не забывайте, что тогда хлеб дотировался, и им кормили скот и свиней. А потом пекарни стали уходить в тень, и Госстат теперь показывает совсем нелепые цифры.

Да, потребление немного падает, меняется культура потребления. Реклама, людям внушают, что утром надо есть не бутерброд, а сухие завтраки – от хлеба толстеют. Но простите – солдат съедает 720 граммов хлеба в день. Вы много видели толстых солдат? При мне как-то строители съели в обед буханку на двоих. Вы много видели толстых строителей? А если сидеть целыми днями за компьютером, лопать булочки и запивать кофе, конечно поправишься. Но точно также можно поправиться от мюсли и йогурта. Ведь на самом деле вопрос всего лишь в балансе калорий.

Почему, когда зерно дорожает, цены на хлеб тоже ползут вверх, а вот когда зерно дешевеет, цена на хлеб никогда не реагирует?

С начала года зерно, и, соответственно, мука, подорожали, себестоимость хлеба выросла на 12%. Но поднять цену на продукцию сразу не получается – у нас договора с торговыми сетями. А по договору мы должны за 30 дней их предупредить, и поднять стоимость можем не более, чем на 5%. А отсрочка по платежам – 55 дней. Одним словом, у меня расходы на муку выросли сегодня, я их заложил в цену через месяц, а деньги получу через два. То есть кассовый разрыв три месяца, представляете?

Разумеется, цены на хлеб мы опускать не будем. Только сейчас отрасль вышла снова на какую-то прибыль. Вот в подорожании хлеба обвиняют пекарей, но они особенно на цену не влияют. Пекарь это даже не переработчик, а повар. Изменение цены хлеба произошло вследствие резкого роста сырья, и в первую очередь – муки. Плюс дорожают дрожжи, масло, сахар.



Инфографика gazeta.ua

Инфографика gazeta.ua

А подорожание зерна на внутреннем рынке вызывает цепную реакцию. Оно провоцирует рост цен на все основные продукты питания. Мясо птицы, свинина и говядина, молочная продукция... Корова не будет меньше есть и давать больше молока, ее нужно хорошо кормить.

Кстати, сейчас у нас дефицит молока на переработку. Но вот поляки почему-то цельное молоко к нам не завозят, продают готовую продукцию. Это возвращаясь к тому, что мы уже дожились, что муку покупаем.

Еще год назад эксперты ФАО, продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН предупреждали, что из-за пандемии коронавируса может начаться дефицит продовольствия, из-за нарушения логистических связей. Многие страны начали делать стратегические запасы зерна, ограничили и даже остановили экспорт. Это действенная мера? Может, Украине следует действовать так же?

Что-то жестко запрещать – тоже неправильно. После зернового кризиса 2003 года государство ограничило экспорт, но затем стали происходить не очень хорошие вещи, перекосы. Многие пекарей уложились в зерно, сделали себе запас, а у нас в 2004 году – снова хороший урожай, цена упала, образно говоря, ниже плинтуса. А вывозить нельзя. Один мой знакомый на $4 млн «влетел». Условно, купил зерно по тысячи гривен за тонну, думая, что будет полторы, а цена упала до шестисот. Человек в результате был вынужден продать часть своего бизнеса.

Поэтому главное – не тотальный запрет, а разумная деятельность государства, создание стратегического запаса зерна с целью предотвращения спекулятивных процессов. Иначе мы будем постоянно иметь ценовые «качели», рынок будет лихорадить, а платить за все это будет в итоге конечный потребитель.

Правительство сейчас ведет переговоры с производителями, переработчиками и торговыми сетями о сдерживании цен на социально значимые продукты. Какие результаты?

Наша с Родионом Рыбчинским встреча с министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игорем Петрашко – это как раз часть упомянутых переговоров. Там просто всех по очереди приглашали, и призвали держать цены. Свою позицию мы высказали, а что там с ритейлом и другим отраслям – даже не знаю.

Андрей Кузьмин, «Главком»


    Якщо ви знайшли помилку в тексті, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

    Натисніть «Подобається», щоб читати
    Glavcom.ua в Facebook

    Я вже читаю Glavcom в Facebook

    САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

    Про використання cookies: Продовжуючи переглядати glavcom.ua ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом і погоджуєтеся на використання файлів cookies Згоден   Про файли cookies

    Президент Всеукраинской ассоциации пекарей: Дожились, мы уже покупаем муку в Беларуси